{ "@context": "http://schema.org", "@type": "Organization", "url": "http://www.imha.ru", "logo": "http://www.imha.ru/templates/Default/images/Logo_MVIA.gif" }
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...{jokes}




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

ЦАРСКИЙ УГОДНИК.

       Вольфганг Акунов


       ЦАРСКИЙ УГОДНИК
ЦАРСКИЙ УГОДНИК.
       
       Генерал Сухомлинов, военный министр, обладал особенным умением овладевать вниманием Царя и держать его в напряжении в случае надобности часа
       два подряд.

       Генерал А.А Мосолов. При дворе последнего
       Императора.


       За Богом молитва, а за Царем служба не пропадает.
       Русская народная пословица.



       "Жалует Царь, да не жалует псарь» - так уж, видно, издавна повелось у нас на Святой Руси...

 

       "Перед оклеветанной памятью этого крупного и непонятого военного деятеля русский историк вообще, а военный в частности, еще в долгу». Эти строки написал А.А. Керсновский, автор четырехтомной "Истории русской армии», о графе Алексее Андреевиче Аракчееве - "отце русской артиллерии». Но слова Керсновского в полной мере могут быть отнесены и к другому "без лести преданному» царскому слуге генералу Сухомлинову – герою этого краткого очерка. Генерал от кавалерии, Киевский генерал-губернатор (1905), начальник Генерального штаба (1908-1909), Военный министр царского правительства (1909-1915), Владимир Александрович Сухомлинов оказался своего рода "манекеном-мешком» для отработки штыковых ударов - как у своих современников, так и у большинства историков I мировой войны. "Генерал от поражений», "легкомысленный бонвиван», "царский угодник» - подобными эпитетами "награждала» генерала либеральная русская пресса. Хотя, с точки зрения любого русского патриота, присягавшего верно служить Царю и Отечеству, такого рода "обвинения» (особенно "царский угодник»!), изрыгаемые из привычных к хуле уст либеральных бумагомарателей и их работодателей, являются самой лучшей и надежнейшей характеристикой деятельности всякого чиновника и администратора Российской Империи! Угождать Царю, как своему Богом данному, природному, законному Государю, по определению обязан всякий верноподданный! Так что эпитет "царский угодник» может быть поставлен Сухомлинову, как верному слуге цареву, только в похвалу! Как бы то ни было, но негативные оценки деятельности В.А. Сухомлинова и самой его личности перекочевали и на страницы современных исторических исследований и монографий. Великий Князь Андрей Владимирович 29 апреля 1915 г. записал в своем военном дневнике: "Против Сухомлинова ведется страшная кабала (коварная интрига – В.А.)…Вообще после войны тут многое еще откроется, скорее в пользу Сухомлинова и не в пользу тех, кто так открыто его обвиняет (курсив наш – В.А.)». Но Бог не дал России победы в Великой войне, по великим грехам народа ее, и "кабала» против Сухомлинова продолжается по сей день.

Отечественные историки самых разных взглядов, школ и направлений, от советского "красного» Н. Яковлева ("1 августа 1914 года») до российского "белого» В. Шамбарова ("За Веру, Царя и Отечество») и "объективиста» А. Уткина ("Первая мировая война») – полностью солидарны между собой в своем резко негативном отношении к генералу Сухомлинову. Клевета, запущенная почти сто лет тому назад, оказалась на удивление живучей. Вот и уважаемый А. Солженицын в своей книге "Двести лет вместе» не удержался, чтобы не "вытереть ноги» о В.А. Сухомлинова: "Жемчужина царской администрации генерал Сухомлинов, проваливший подготовку к войне с Германией», "пустомеля Сухомлинов»…Впрочем, Солженицын получил на это достойную отповедь от молодого историка Д. Галковского в его блистательной работе "Восемьдесят лет вместо» (см. журнал "Европеецъ», № 1 за 2004 год). Тем не менее, 91 год, прошедший со дня начала I мировой войны настоятельно требует от нас отдать должное памяти В.А. Сухомлинова, как одного из самых выдающихся военных администраторов Российской Империи, сумевшего – вопреки обвинениям левых писак и злопыхателей, кричавших громче всех: "Держите вора!» – достойно подготовить Русскую армию к грядущим испытаниям.

Владимир Александрович Сухомлинов родился 4 августа 1848 года в Ковенской губернии Российской Империи. Он закончил Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге и был выпущен в лейб-гвардии Уланский полк, дислоцировавшийся в Варшаве. По прошествии нескольких лет Сухомлинов поступил в Академию Генерального штаба, по окончании которой был прикомандирован к штабу войск гвардии Петербургского военного округа. В звании капитана Сухомлинов принял участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., принесшей на русских саблях и штыках свободу славянским народам Балкан от османского ига. По окончании войны он был назначен правителем дел Николаевской академии Генерального штаба. Начиная с 1900 г., В.А. Сухомлинов занимал пост начальника штаба Киевского военного округа.

В феврале 1905 года, в разгар складывавшейся неудачно для нас войны с Японией, в Российской Империи был учрежден Совет Государственной Обороны (СГО) – коллегиальный орган, в состав которого входили военный и морской министры, начальники Главного штаба и Главного Морского штабов, а также генерал-инспектора всех родов войск. Во главе Совета Государственной Обороны стоял Великий князь Николай Николаевич (младший), имевший право личного доклада Государю Императору. Сухомлинов, описывая деятельность Совета Государственной Обороны, отмечал, что "это было именитое сообщество безработных великих князей, внедолжностных сенаторов…и других лиц, туда попадавших». Великий князь Николай Николаевич разработал проект реорганизации русской армии, с которым был ознакомлен и Сухомлинов, командовавший в описываемое время Киевским военным округом. "Проект великого князя способствовал не устранению господствовавшего непорядка в армии, но прямым путем вел к анархии сверху – к неизбежному результату столь многоголового управления и отсутствия у Государя одного ответственного лица, каким был военный министр». Согласно плану Николая Николаевича, в русской армии вводилась должность генерал-инспекторов родов войск (пехоты, кавалерии, артиллерии, инженерных войск, военно-учебных заведений). Генерал-инспектора (как правило, на этот пост назначались Великие князья) не считались с командующими войск, вмешиваясь в их распоряжения и внося все больше элементов дезорганизации в армейское управление. Как отмечал Сухомлинов: "…армия имела две головы…между которыми неминуемо должны были возникнуть на петербургской почве интриги политического и личного характера». Крайне отрицательное отношение Сухомлинова к "реформам» Николая Николаевича привело к острому конфликту, превратившемуся со временем в стойкую взаимную неприязнь и вражду.

В июле 1908 г. из-за острых разногласий по вопросу дальнейших путей военной реформы Великий князь Николай Николаевич ушел в отставку с поста главы Совета Государственной Обороны. По прошествии некоторого времени и сам СГО прекратил свое существование. В верхах российского военного ведомства произошли значительные кадровые изменения. Люди из окружения Великого князя были уволены. 13 ноября 1908 г. на должность начальника Генерального штаба был назначен В.А. Сухомлинов. 11 марта 1909 года был подписан Высочайший указ об от ставке военного министра генерала А.Ф. Редигера, тесно связанного с "петербургской военной ложей» Гурко-Гучкова и, через этот "гучковский кружок» - с (Анти-)Государственной Думой. Вакантный пост военного министра по праву перешел к Сухомлинову. В декабре 1909 г. новый военный министр представил на рассмотрение Государя Императора "Записку о мероприятиях по государственной обороне», на основе которой происходила в дальнейшем реорганизация русской армии. Основное внимание при этом уделялось усилению роли полевых войск, на которых, по твердому убеждению Сухомлинова, должна была лечь вся тяжесть будущей войны. Ликвидировались слабые в военном отношении резервные и крепостные войска, из которых формировались новые полевые дивизии. В результате вся Сухопутная армия Российской Империи получила однородный устав.

В соответствии с планом В.А. Сухомлинова была изменена вся система комплектования и дислокации русской армии. Из западных военных округов (Варшавского и Виленского) в Центральную Россию были передислоцированы семь пехотных и две кавалерийские дивизии. Эту передислокацию Сухомлинов обосновывал следующим образом: "одновременным наступлением неприятеля из Восточной Пруссии и Галиции в тыл нашей оборонительной линии на Висле, всем вооруженным силам нашим на этом выдающемся плацдарме грозила неминуемая катастрофа…». Именно после того, как Сухомлинов убрал войска из неминуемого, в случае начала войны, "стратегического мешка», германский Генеральный штаб полностью склонился к осуществлению "плана Шлиффена», предполагавшего нанесение главного удара по Франции, а не по России.

Было введено новое мобилизационное расписание (с 1 сентября 1910 г.): сроки мобилизации русской армии были сокращены и приблизились к срокам мобилизации армий Германии и Австро-Венгрии. Под личным руководством Сухомлинова были разработаны рассчитанная на пять лет "Малая программа усиления армии» и "Большая программа усиления армии», выполнение которой было намечено на ноябрь 1917 г. Даже весьма резкий в оценках русский военный историк-эмигрант А.А. Керсновский, фактически низводивший весь русский генералитет времен Великой войны на безнадежно ничтожно-бездарный уровень, не смог не сказать добрых слов в адрес В.А. Сухомлинова: "…следует признать, что новый военный министр (Сухомлинов – В.А.) оказал русской армии огромную услугу. Выведя ее из той анархии и маразма, в которой она пребывала. До прихода Сухомлинова было дезорганизованное вооруженное безсилие, с приходом Сухомлинова стала организованная вооруженная сила (пусть и далекая от совершенства)».

Чего никак не мог предугадать Сухомлинов, так это сроков начала грядущей войны и ее затяжного, позиционного характера. Русская военная программа – как, впрочем, и военные программы всех без исключения будущих стран-участниц Великой войны! –исходила из предполагаемого скоротечного характера будущей войны. Подобным же образом оценивали предстоящую войну и в Германии (военная кампания германской армии, по "плану Шлиффена», была рассчитана всего на сорок дней!), и в Австро-Венгрии, и во Франции. Повсюду политики и генералы исходили из того, что предстоящая война не сможет продлиться долго, и, прежде всего – по экономическим соображениям. Так, еще сам граф фон Шлиффен писал: "Стратегия измора немыслима, когда содержание миллионов людей требует миллиардных расходов». Именно поэтому его план и был рассчитан на молниеносный разгром "наследственного врага всех немцев» - Франции. С другой стороны. Во французском Генеральном штабе, начиная с 1872 года, было разработано семнадцать планов будущей войны. Последний, семнадцатый по счету, план. Утвержденный 15 апреля 1914 г., предусматривал исключительно наступательный образ действий. Французы также планировали вести молниеносную наступательную войну-"блицкриг», конечной целью которой ставился "реванш», то есть возвращение Франции Эльзаса и Лотарингии, отторгнутых у нее немцами в результате именуемой у нас "франко-прусской», а в самой Германии – "германо-французской» войны 1870-1871 гг.

В силу вышеизложенных причин и ставки на короткую, победоносную войну и молниеносный разгром противника, перед войной в военном министерстве Главном Управлении Генерального Штаба русской Императорской армии практически не думали о необходимости мобилизации промышленности на случай войны. Никто, и в том числе самые ярые критики "царского угодника Сухомлинова», не мог предвидеть масштабов и затяжного характера грядущей мировой кровавой бойни. Тем не менее, у нас почему-то принято ставить ошибочные оценки необходимых для войны запасов патронов, снарядов, винтовок, орудий и пр. в вину именно Сухомлинову. Чтобы правильно оценить действия русского военного министра, нам представляется необходимым привести следующие цифры. Во время войны России с Японией средний расход снарядов на орудие в русской армии составил 720 выстрелов. По окончании русско-японской войны требования к артиллерийскому запасу были доведены до уровня 1000 выстрелов на орудие. В 1912 г. предметом обсуждения стала норма 1500 снарядов на орудия, но она была отклонена, как чрезмерная. В качестве контраргументов приводился небольшой срок хранения снарядов (от восьми до десяти лет). Кроме того, существовала возможность морального старения снарядов перед лицом постоянных нововведений в области военной техники и вооружений, темп которых постоянно возрастал.

После окончания II Балканской войны (послужившей фактически прелюдией к I мировой) Главное Управление Генерального Штаба, с учетом новых реалий, в очередной раз потребовало увеличить норму снарядного запаса до 1500 выстрелов на ствол. Однако русское министерство финансов выделило лишь шестую часть от необходимой для осуществления этого плана денежной суммы. В то время как генерал А.А. Маниковский, ответственный за артиллерийское обеспечение русской армии, настаивал на строительстве новых, причем не частных, а именно казенных (то есть государственных), военных заводов, Минфин прекратил выдачу средств на уже существующие предприятия оборонного комплекса. Мало того! Минфиновские чиновники "в целях экономии» планировали даже закрыть детище Петра Великого - Сестрорецкий оружейный завод!

Множество проблем создавали и отечественные монополии, знаменитый "национально ориентированный капитал» (тогдашние "олигархи»). Именно "национальные» российские синдикаты "Продамет», "Продуголь» и другие взвинчивали до астрономических высот цены на металл и уголь, постоянно срывали сроки поставок и производили продукцию, качество которой сплошь и рядом не соответствовало "повышенным требованиям современной техники». Вследствие проводившейся отечественными монополиями хищнически-спекулятивной политики военное министерство было вынуждено поднять вопрос об открытии новых казенных (а не частных) предприятий и предоставлении ему права на размещение военных заказов за границей (там и тогда меньше воровали). А ведь именно обращение к зарубежным производителям до сих пор вменяют в вину В.А. Сухомлинову многие, в том числе современные, историки – к примеру, упоминавшийся выше Валерий Шамбаров ("За Веру, Царя и Отечество», М., 2003)!.Между тем, как писал начальник Брянского арсенала, генерал А. Аккерман, "только при таких мерах было возможно выйти из крепостной зависимости от разных (не каких-то транснациональных, а "своих», отечественных! – В.А.) синдикатов». Военный министр Сухомлинов вплотную подошел к осознанию необходимости борьбы с организованным частным капиталом.

Осуществление на практике предложений военного министерства стало возможным лишь после того, как Государь отставил от должности министра финансов В.Н. Коковцева в январе 1914 г. Новый министр финансов П.Л. Барк выступил с программой "нового курса», включавшей в себя многие предложения В.А. Сухомлинова и его команды. Но времени, как всегда, катастрофически не хватало. Разразившийся в июне 1914 г. "сербский кризис» застал русскую армию и военную промышленность в процессе реформирования.

После начала I мировой (Великой или, как говорили тогда, Великой Отечественной) войны Государь Император Николай Александрович находился под сильнейшим впечатлением воспоминаний об Отечественной войне 1812 г., столетний юбилей которой, почти совпавший по времени с Трехсотлетием Дома Романовых, был совсем недавно отмечен по всей Империи пышными торжествами. Перед объявлением Манифеста в Зимний дворец была доставлена икона Божьей Матери Казанской, перед которой за сто с небольшим лет перед тем молился, отправляясь на войну с Наполеоном, фельдмаршал М.И. Кутузов. Само зачтение императорского Манифеста происходило в полном соответствии с аналогичной церемонией 1812 г. Государь хотел сам возглавить войска, но этому воспротивились его министры, в том числе и В.А. Сухомлинов. Премьер-министр Горемыкин, министры Кривошеин и Щегловитов, пользовавшиеся полным доверием Государя, настаивали на важности пребывания Императора в столице Империи. Последним выступил военный министр, к которому обратился Николай II. Сухомлинов поддержал позицию других членов правительства. "Значит и военный министр против меня», - заключил Государь, и на отъезде в армию больше не настаивал», читаем мы в воспоминаниях Сухомлинова об этом эпизоде.

По свидетельству генерала В.Н. Воейкова, первоначально Император хотел назначить В.А. Сухомлинова Главнокомандующим всей русской армией. А Великого князя Николая Николаевича-младшего Государь планировал назначить командующим 6-й армией, прикрывавшей подступы к Петербургу. Но Сухомлинов заявил, что опасается сопротивления со стороны такого "подчиненного» и хотел бы получить от самого Великого князя заверение в том, что тот откажется от главнокомандования. Однако Николай Николаевич-младший, совершенно неожиданно для Сухомлинова, согласился занять пост Главнокомандующего.



Назад Вперед


Ключевые слова: Вольфганг Акунов
Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!




Комментарии (0)   Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"


Основные темы сайта:

Артиллерия Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Наполеоновские войны Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация
Издательство "Рейтар", литература на историческую тематику. Последние новинки... Новые поступления, новые номера журналов...









ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй


{links} {links2}
Поиск по материалам сайта ...
Рейтинг@Mail.ru SpyLOG Rambler's Top100



Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины



РУЖЬЕ. Российский оружейный журнал Некоммерческая организация «Фонд содействия примирению народов, участвовавших в военных конфликтах» Общественный совет по содействию Государственной комиссии по подготовке к празднованию 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...