Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...{jokes}




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

"БОГ ВОЙНЫ" БАРОН Р.Ф. ФОН УНГЕРН-ШТЕРНБЕРГ И АЗИАТСКАЯ КОННАЯ ДИВИЗИЯ

В.В. АКУНОВ, Н.А. КУЗНЕЦОВ

"БОГ ВОЙНЫ" БАРОН Р.Ф. ФОН УНГЕРН-ШТЕРНБЕРГ И АЗИАТСКАЯ КОННАЯ ДИВИЗИЯ

Светлой памяти генерал-майора П.Ф. Космолинского посвящается

"На остановку на перевале подъехали,
как обычно, монголы - слетаются, как орлы степные.
Неожиданность - один из них знал несколько слов по-русски:
"Москва,, "Коминтерн", "Интернационал",
"Ленин", "Карл Маркс", "браунинг" и "наган".
(К.Н. Рябинин. "Развенчанный Тибет").

 

 

1.Герб баронов фон Унгерн-Штернберг:

"Щит четверочастный с малым серебряным щитком в середине, в коем золотая шестиконечная звезда над зеленым трехглавым холмом. В первой м четвертой частях в голубом поле три золотых лилии (2+1). Во второй и третьей частях в золотом поле серебряная роза с золотым внутри венчиком и тремяиз нее зелеными листьями в опрокинутый вилообразный крест. На щите шведская баронская корона и над ней два коронованных дворянских шлема. Нашлемник: правый - столб из сплетенных в косицу серебряных и золотых прутьев, между золотым и голубым орлиными крыльями; левый - шестиконечная золотая звезда между двумя павлиньими хвостами по шесть перьев каждый (2*2*2). Намет пересеченный голубым с золотом по зеленому с серебром в шахматы" /1/.

2.Суд неправедный

13 сентября 1921 г. перед судом революционного трибунала в Новониколаевске (еще не переименованном большевиками к тому времени в Новосибирск) предстал Начальник Азиатской конной дивизии генерал-лейтенант барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг, непримиримый враг большевиков и стойкий монархист, покоривший России Монголию, женатый церковным браком (по лютеранскому обряду) на принцессе Маньчжурской династии Цин, освободивший главу ламаистской "желтой веры" - живого Будду! - Богдо-Гэгэна от красных китайцев, объявленный благодарными монголами "Белым Богом Войны", мечтавший о создании духовно-военного буддийского ордена для освобождения России, Европы и всего мира от марксистской чумы и подло выданный кучкой изменников слугам Третьего Интернационала.

Барон Унгерн, не веривший до последнего дня в гибель от рук большевицких убийц Великого Князя Михаила Александровича, по благословению Богдо-Гэгэна вел своих казаков, бурят, монголов и тибетцев в бой под знаменем с ликом Спаса Нерукотворного с вензелем Императора Михаила II. В своей, вышедшей уже уже после расстрела барона, политической утопии "За Чертополохом", Верховный Атаман Всевеликого Войска Донского, пламенный патриот России и несгибаемый борец с большевизмом, генерал П.Н. Краснов придал восстановившему Престол Романовых в России Императору Всеволоду Михайловичу (сыну Михаила Александровича и индийской принцессы), возвратившемуся в разоренную большевиками страну из Тибета, черты барона Унгерна. Прототипом сопровождавшего его казачьего атамана Аничкова послужил другой непримиримый враг большевизма - атаман Б. Анненков, также павший жертвой коварства и подлости слуг агентов Коминтерна, предательски захвативших его и обрекших на смерть.

Впрочем, сходной была и судьба других казачьих вождей, к примеру, атаманов Дутова, Краснова, Шкуро и Г.М. Семенова. Степные рыцари, они привыкли сражаться с врагом по-старинке, в чистом поле, на верном коне, с острой шашкой в руке. А погибали от черной измены, от подлого удара в спину...И потому ко всем вождям казачества, пожалуй, можно приложить слова поэта, сказанные о Степане Разине:

Не владыкою был он в Москву привезен,

Не почетным пожаловал гостем,

И не ратным вождем, на коне и с мечом,

А в постыдном бою с подлецом-палачом

Он сложил свои буйные кости...

 

Участь барона Унгерна, как всегда в подобных случаях, была предрешена еще до начала судебной комедии; для такого злейшего врага большевизма приговор мог быть лишь один: смерть. Но главный красный обвинитель, небезызвестный Губельман-Ярославский, вдруг вздумал напоследок покуражиться над беззащитным пленником. Решив сыграть на "русских национальных чувствах" публики в их самом низменном варианте, "пламенный интернационалист" попытался представить Унгерна гнусным отпрыском "остзейских баронов", всегда "сосавших из России кровь" и якобы одновременно "продававших ее Германии". И обвинитель спросил издевательским тоном:

"Чем отличился ваш род на русской службе?"

Барон Унгерн спокойно ответил:

"Семьдесят два убитых на войне".

Этот эпизод вполне мог бы послужить эпиграфом ко всей судьбе Романа фон Унгерн-Штернберга, весь род которого пролитой за Великую Россию на полях сражений кровью навеки запечатлел свою непоколебимую верность Отечеству, какие бы изменнические ярлыки не лепили на фамилию "Унгерн" выкормыши и последыши большевицкой "партии национальной измены".

3.Личность барона Р.Ф. фон Унгергн-Штернберга.

Барон Роман (Роберт-Николай-Максимилиан) Федорович фон Унгерн-Штернберг (а не "Унгерн фон Штернберг", как часто неправильно пишут), отпрыск одного из древнейших феодальных аристократических семейств Прибалтийского края, предки которого были рыцарями Ордена Меченосцев и принимали активное участие в Крестовых походах, родился 29 октября 1885 г. в г. Ревеле (ныне - Таллинн). Род баронов Унгерн-Штернбергов был внесен в дворянские матрикулы всех трех прибалтийских губерний. Официальным его родоначальником являлся Ганс фон Унгерн, живший в XIII веке. Баронское достоинство было пожаловано Унгерн-Штернбергам шведской королевой Христиной в 1653 г.

Первоначально Роман фон Унгерн-Штернберг поступил в Морской кадетский корпус (в 1902 г.), но через два с половиной года отчим вынужден был забрать его оттуда, т.к. к этому моменту, по отзывам корпусного начальства, "его поведение...достигло предельного балла и продолжало ухудшаться". /2/ Выражалось это, прежде всего, в "хроническом" неисполнении Унгерном правил внутреннего распорядка Корпуса. Кстати, нужно отметить, что в Российском Императорском Флоте служило немало представителей древнего прибалтийского рода ОН Унгернов./3/

После ухода из Морского корпуса, Роман Унгерн отправился на Русско-японскую войну, записавшись вольноопределяющимся в 91-й пехотный Двинский полк (как можно заключить из фотографии, сделанный в этот период). Правда, на войну он пошел в составе другого полка, но к малоизвестным страницам биографии барона Р.Ф. Унгерна мы еще вернемся. Повоевать с "макаками" (как тогда в России, по крайней мере, в начале вооруженного конфликта со Страной Восходящего Солнца, пренебрежительно именовали японцев) ему не удалось, т.к. к моменту прибытия юного потомка меченосцев на дальневосточный фронт война уже закончилась. Роман Федорович продолжил свое образование в Павловском пехотном училище,окончив которое в 1908 г., он предпочел стать кавалеристом и был выпущен хорунжим 1-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска. Полк базировался на железнодорожной станции Даурия между Читой и китайской границей. Вследствие дуэли барон был из Аргунского полка переведен в Амурский - единственный штатный полк Амурского казачьего войска.

Когда в 1911 г. в Китае вспыхнула "синьхайская" революция против Маньчжурской династии Цин, барон Унгерн записался добровольцем на запад Монголии, где восставший народ вел бои с войсками Китая, 220 лет державшего Монголию под своей властью. Вместе с другими русскими казачьими офицерами он помогал создавать армию независимой Монголии, с самого начала ориентировавшейся на союз с Российской Империей великого Цаган-Хана (Белого Царя, как монголы издавна именовали Всероссийских Императоров /4/). Возможно, что в эти годы была заложена основа его позднейшей популярности среди монголов.

Вместе с Григорием Михайловичем Семеновым, будущим Атаманом Забайкальского казачьего войска, Роман Федорович Унгерн служил под командованием барона Петра Николаевича Врангеля, будущего Главнокомандующего белой Русской Армии на Юге России в 1919-1920 гг., в 1-м Нерчинском полку Забайкальского казачьего войска, действовавшем в годы Первой мировой (или, как ее тогда называли, Великой) войны на Юго-Западном фронте. Сохранилась характеристика на Р.Ф. Унгерна, подписанная П.Н. Врангелем:

"Превосходный офицер, не теряется ни при каких ситуациях. Склонен к пьянству..." /5/.

Малоизвестной страницей в биографии барона Унгерна является его служба в составе Конного отряда особой важности при Штабе Главнокомандующего Северным фронтом под командованием поручика Л.Н. Пунина. Партизанский отряд Пунина (как и еще ряд других) был сформирован в конце 1915 г. Перед выступлением на фронт 18 декабря, командир отряда обратился к своим партизанам с речью, в которой охарактеризовал вклад в общее дело каждого из офицеров отряда. Выразил он благодарность и сотнику Р.Ф. фон Унгерн-Штернбергу: "...вложившему столько души в бурно любящее тебя дело и сумевшего внести стройный порядок в нашу товарищескую жизнь". /6/ Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг командовал в отряде Пунина 3-м эскадроном. Интересно, что в этом же подразделении командовал 2-м эскадроном корнет С.Н. Балахович - будущий лихой партизан , известный деятель Белого движения на Северо-Западе России в годы гражданской войны. Вот как описывает один из боевых эпизодов в деятельности отряда его командир:

"24 января. Разведка крайне успешна ... 3-му эскадрону досталось особенно. Ему при возвращении домой в /в город Кеммери - примеч. автора книги/ пришлось выдержать бой с засадой немцев на бугре между болотом Заляйс-Пурс и нашими окопами. Немцев было около роты при двух офицерах. Они, не подпустивши наших казаков поближе к себе, дали залп. Минута оцепенения. Георгиевский кавалер, командир эскадрона сотник барон Унгерн-Штернберг с обнаженной шашкой бросился на "ура". С гиком и воем, с шашками наголо понеслись уссурийцы, нерчинцы и приморцы на втрое сильного (так в тексте - В.А., Н.К.) противника. Немцы такого напора не выдержали и бежали, оставив убитых..."/7/.

"Именно за действия в составе отряда Роман Федорович был произведен в чин подъесаула. По свидетельству командира отряда, барон Унгерн был одним из самых храбрых партизан, разведки которого были наиболее результативны.

26 февраля 1916 года он был ранен и на время покинул отряд /8/. В дальнейшем в составе отряда он воевал до конца сентября 1916 г. , до момента, когда Уссурийская бригада 4-й Кавалерийской дивизии была преброшена с Северного на Юго-Западный фронт /9/".

С именем лихого барона всегда было связано множество легенд. Об Унгерне писали и рассказывали разное - кто о его рыцарственном характере, высочайшей нравственности и личной порядочности, от его стремлении любой ценой восстановить Великую Россию; кто о его мистицизме и вере в существование таинственных стран Агарти и Шамбалы, откуда придет спасение миру и гибель растленного Запада, породившего красную плесень; кто о его невероятной жестокости, заставлявшей вспомнить ужасы Средневековья.

Пожалуй, уместнее всего будет привести несколько мыслей из книги казачьего есаула Макеева, бывшего адъютанта командира Азиатской конной дивизии:

"...Прошли годы, и ныне вы не найдете ни одного унгерновца, который бы не сохранил памяти о своем жестоком и, иногда, бешено свирепом начальнике. Барон Унгерн являлся исключительным человеком, не знавшим в своей жизни компромиссов, человеком кристальной честности и безумной храбрости. Он искренне болел душой за порабощаемую красным зверем Россию, болезненно воспринимал все, что таило в себе красную муть, и жестоко расправлялся с заподозренными. Будучи сам идеальным офицером, барон Унгерн с особой щепетильностью относился к офицерскому составу, который не миновала общая разруха, и который, в некотором числе, проявлял инстинкты, совершенно не соответствующие офицерскому званию, Таких людей барон карал с неумолимой строгостью, тогда как солдатской массы его рука касалась очень редко.

Создав первоклассную по дисциплине и боеспособности Азиатскую Конную Дивизию, Унгерн всегда говорил, что или они все сложат головы, или доведут борьбу с красными до победного конца.

Ни то, ни другое не осуществилось. Барон трагически погиб, и причиной этого, был он сам...На фоне жестокой гражданской борьбы барон Унгерн невольно переступил черту дозволенного даже в этой красно-белой свистопляске и погиб. Так должно было быть, и так об этом говорила та Карма, о которой часто упоминал сам Начальник Азиатской конной дивизим. Многое в его гибели и в гибели первоклассной боевой дивизии сыграли и некоторые приближенные, которые, по какому-то таинственному закону, всегда окружали вождей, появлявшихся на фоне гражданской войны за Белую идею.

И эти обреченные вожди прекрасно учитывали гнусную роль своих преступных подручных, но опять-таки, по велению какого-то злого рока, были не в силах отбросить их от себя, как моральную падаль, заражающую воздух.

С течением лет голоса тех унгерновцев, которые испытали на себе жестокие удары баронского ташура /10/, стали говорить о своем бывшем боевом командире только хорошее. Что говорит о том, что барон Роман фон Унгерн-Штернберг был исключительный человек, и если бы не погубившая его неумолимая судьба, он со своими азиатскими казаками сыграл бы, может быть, решающую роль в борьбе с красным Зверем за Русь Православную" /11/.



Назад Вперед
Название статьи:   {title}
Категория темы:    Вольфганг Акунов Белое движение Гражданская война
Автор (ы) статьи:  


Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!




Комментарии (0)   Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"



I Мировая война Артиллерия Белое движение Великая Отечественная война Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Казачество Крымская война Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация Французская армия
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество» Издательство "Рейтар", литература на историческую тематику. Последние новинки... Новые поступления, новые номера журналов...




ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...