Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...{jokes}




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

ВОЕННОПЛЕННЫЕ в начале XX века

ВОЕННОПЛЕННЫЕ в начале XX века.

Под военным пленом в начале XX века понимали – ограничение свободы лица, принимавшего участие в военных действиях, с целью недопущения его к дальнейшему в них участию.

Военный плен сам собою прекращался с заключением мира, но и во время войны мог последовать размен Военнопленных. Военному плену подлежали все лица, входящие в состав вооруженных сил неприятеля, как солдаты, так равно ополченцы, добровольцы и состоявшие при армии корреспонденты, маркитанты, подрядчики, гражданские чиновники и т. п.

Военнопленные находились во власти государства, но не отрядов, взявших их в плен, и не частных лиц, как это было раньше; например, у нас, в России, по указу 22 мая 1735 г., Военнопленные, вывезенные в Россию, оставались "за теми людьми, за кем они в подушный оклад написаны».

Не могли быть взяты в плен следующие лица:

1) мирные неприятельские подданные, за исключением лиц, косвенно могущих содействовать успеху военных действий, каковыми являются: дипломатические агенты, лица, занимающие высокое положение в государстве, также глава его и входящие в состав экипажей торговых судов, и

2) личный состав госпиталей и походных лазаретов с их частями: интендантской, врачебной, административной и перевязочной для раненых, а также священнослужители.

Военнопленные могли быть освобождены на честное слово, если только это им дозволялось законами их страны, и в таком случае они обязаны добросовестно выполнять принятое на себя обязательство не принимать участия в военных действиях до окончания войны. Собственное правительство не могло ни требовать, ни принимать от них услуг, противных данному ими честному слову.

Военнопленные, не исполнившие обязательства и вторично взятые в плен, подвергались лишению прав, предоставляемых Военнопленным, и предавались военному суду. Государство, взявшее в плен, могло размещать Военнопленных там, где найдет это удобным, с указанием пределов, за которые им воспрещается отлучаться под страхом наказания за побег. Военнопленный не считались в начале XX века преступниками, поэтому они не могли содержаться в местах заключения, кроме тех случаев, когда это требуется в видах их безопасности. Военнопленные могли быть употребляемы на некоторые общественные работы, не имеющие прямого отношения к военным действиям, но с тем, чтобы работы эти не были изнурительны и унизительны для их воинского звания и их общественного положения. Они могли заниматься разными промыслами и другими частными работами. Заработанные ими деньги должны были служить средством к улучшению их содержания, а частью выдаваться при освобождении. Нельзя было принуждать Военнопленных принимать участие в продолжающихся военных действиях против их отечества, даже не следовало употреблять их на крепостных работы в местностях, граничащих с театром войны.

Правительство, во власти которого находились Военнопленные, принимало на себя их содержание и, по общему правилу, довольствовало их пищею и одеждою наравне со своими войсками по окладам мирного времени. Обращение с Военнопленными должны было быть гуманное. Всякое неповиновение со стороны Военнопленных наказывалось по военным законам. При попытке Военнопленного к побегу могло быть употреблено оружие, если только они добровольно не подчинялись требованию о возвращении. В случае поимки они подлежали дисциплинарному взысканию, но при удачном побеге и вторичном взятии в плен, за прежний побег не подлежали никакому наказанию.

Военнопленные, добровольно сдавшиеся в плен, чтобы избежать опасности, не заслуживали никакого снисхождения.

Собственность Военнопленных, за исключением оружия, не подлежало отобранию от них.

Основные положения о Военнопленных, действующих в начале XX веке,  были установлены на Брюссельской международной конференции 1874 г. (см.). Конференция рассмотрела проект международного положения, предложенный Парижским обществом улучшения участи Военнопленных; хотя декларация Брюссельской конференции не получила утверждения правительств, тем не менее все цивилизованные народы считали теперь ее обязательной для себя.

Статьи 23-34 этой декларации излагают основные положения о Военнопленных.

Гаагская конвенция 1899 г. также отчасти затрагивает вопрос о Военнопленных (ст. 15 и 16).

История вопроса о Военнопленных в древних, а также и в средних веках.

Военнопленных обыкновенно просто убивали или калечили. В 70 г. после P. X. римляне, осаждая Иерусалим, ежедневно распинали на крестах по несколько тысяч пленных. Даже Наполеон I, после взятия в 1799 г. Яффы, приказал заколоть штыками 6 т. Военнопленных

29 русских Военнопленных в 1845 г. в а. Дарго, по приказанию Шамиля, были расстреляны картечью.

В земледельческий период истории древних веков отношение к Военнопленным было иное: потребность в рабочих руках побуждала отказываться от мысли истреблять Военнопленных и их обращали их в рабов или продавали в рабство. Только со времени распространения христианства и просвещения положение Военнопленных стало мало-по-малу улучшаться. Кроме указанных, актами, регулирующими положение Военнопленных, являлись:

1) "Временное положение о Военнопленных», изданное в России 2 июля 1877 г.;

2) "Регламент 21 марта 1893 г. о Военнопленных» во Франции;

3) "Конвенция об освобождении Военнопленных в войну Абиссинии с Италией» 14 октября 1896 г., и

4) "Временное положение о Военнопленных русско-японской войны 1904 г.» (Приказы по военному ведомству 1904 г. № 276).

Последними положения вводились следующими дополнительными к Брюссельской декларации постановления: газетные корреспонденты и репортеры, маркитанты и поставщики м. быть, по усмотрению командующего армией, или задержаны в качестве Военнопленных, или отпущены на свободу.

Заключению под стражу Военнопленного м. быть подвергнуто лишь при наличности особой к тому необходимости. Бежавшие Военнопленные, в случае поимки, не подлежали за побег взысканию по суду, а лишь дисциплинарному взысканию.

Образовывались общества вспомоществования Военнопленным. Пожертвования и вспоможения вещами освобождались от таможенных и других сборов и от провозной платы по казенным железным дорогам, корреспонденция их пересылается бесплатно.

Умершие Военнопленные должны были хорониться с воинскими почестями, сообразно с их чином или званием. Пища для Военнопленных должна состоять из продуктов, употребляемых ими на родине.

У нас японские пленные офицеры получали содержание, в следующем размере: генерал — 1.500 р., штаб-офицер — 900 р., обер-офицеры — 600 р. (Приказы по военному ведомству 1899 г. № 141, 1904 г. № 658, 1905 г. № 145, 231; 1905 г. № 499, 1905 г. № 649; ст. ст. 25—36 наказа русской армии о законах и обычаях сухопутной войны. Приложения к уставу о полевой службе 1904 г.).

Военнопленные, по общему правилу, подсудны за преступления и проступки военному суду (251 ст. военно-судебного устава и 227 ст. устава уголовного судопроизводства), при чем за умышленные деяния против безопасности армии и за какие-либо поступки с намерением способствовать или благоприятствовать неприятелю, подвергались наказаниям как за государственную измену (271 ст. воинского устава о наказаниях).

Порядок содержания Военнопленных русско-японской войны был указан в особой инструкции (циркуляр Главного штаба 1904 г. № 196), которая была составлена в развитие временного положения и определяла внутренний порядок в командах Военнопленных и их содержание.

Команды разделялись на роты в 100-160 ч., ротами заведовали обер-офицеры тех частей, при которых состояли Военнопленные; роты делились на полуроты, взводы, отделения и десятки, должностные лица назначались из унтер-офицеров и рядовых частей войск.

Главное заведывание Военнопленными принадлежало военному министерству по Главному штабу.

Наши Военнопленные в Японии содержались применительно к Брюссельской конвенции, лишь с некоторыми отступлениями, которые быть, м. прочим, изложены в капитуляции Порт-Артура 2 января 1905 г. (нов. стиля). Согласно этой капитуляции, нашим Военнопленным офицерам и чиновникам, "дабы оказать честь храбрым», было сохранено право носить оружие, и разрешено взять необходимое собственное имущество; вместе с этим были обусловлено, что офицеры, добровольцы и чиновники, которые дадут письменное обещание "не поднимать оружия и не действовать против интересов Японии в течение этой войны», м. быть отправлены домой.

Каждому освобожденному офицеру было разрешено оставить при себе одного нижнего чина, который "после дачи клятвы» был тоже освобожден.

По всем действующим военно-уголовным кодексам, положить оружие перед неприятелем и сдаться в плен признавалось воинским преступлением, строго караемым. По нашему воинскому уставу о наказаниях в разделе III (Высочайше утвержденным в 1911 г.), военнослужащий, сдавшийся в плен или положивший оружие перед неприятелем, не исполнив своей обязанности сражаться по долгу службы и присяги, подвергался: лишению всех прав состояния и смертной казни (ст. 248); начальник, виновный в сдаче неприятелю вверенных ему армии, отряда, крепости, или иного укрепленного пункта, части или команды, подвергался: лишению всех прав состояния и смертной казни или смертной казни без лишения прав.

Тому же наказанию подвергались те из подчиненных ему начальствующих лиц, которые умышленно способствовали чем-либо сдаче, а равно и те, которые, имея возможность избежать этой сдачи или по своему служебному положению воспрепятствовать ей, умышленно не приняли мер для предотвращения таковой (ст. 251); виновный в возбуждении во время боя других словами, примером или иными действиями к сдаче, хотя бы такое возбуждение и не имело последствий, подвергался лишению всех прав состояния и смертной казни (ст. 246); взятые в плен офицеры, виновные в принятии предложения неприятеля об освобождении из плена под условием не участвовать в дальнейших боевых действиях, подвергались: исключению из службы с лишением чинов (ст. 2511).

Начальник вооруженной команды, сопровождающей Военнопленных, приравнивался к начальнику караула и отвечает, как таковой.

По иностранным военно-уголовным законам, капитуляция в поле, т.-е. сдача в плен отряда, которым командует военный начальник, каралось весьма строго, а именно: в Германии, Австрии, Сербии и Японии—смертной казнью безусловно; во Франции, Италии, Испании и Португалии это наказание ставилось в зависимость от того, было ли начальником отряда исполнено все требуемое долгом чести, или нет, и только в последнем случае назначалась смертная казнь; в других случаях это наказание значительно понижалось, и во Франции такой начальник даже мог быть совершенно освобожден от суда и наказания.

По австрийским военно-уголовным законам, даже сдача в плен отдельных лиц почиталось тяжким преступлением, за которое, в некоторых случаях, наказание доходило тоже до смертной казни. Сдача крепости комендантом, не употребившим всех средств обороны, по всем европейским и японским кодексам, наказывалась смертной казнью. Во Франции, Италии, Испании и Португалии побуждение коменданта или начальника отряда к сдаче неприятелю рассматривалось, как военная измена и, безусловно, наказывалась смертною казнью; в Германии, Австрии, Швейцарии и Англии это наказание полагалось лишь при наличности вредных последствий, в прочих случаях назначалось заключение на продолжительные сроки с лишением чинов.

Умышленный отпуск Военнопленных в Германии признавался военной изменой.

По австрийским и германским законам, офицеры, бежавшие из плена, вопреки данному слову, увольнялись от службы.

По нашим военным законам, воинские чины, взятые в плен и не бывшие на службе у неприятеля (ст. 194 кн. XIX Свода Военных Постановлений), по прибытии из плена получали от казны жалованье со дня последнего довольствия на службе за все время нахождения в плену; столовых денег по должности они не получали.

Семейства их получали половину того содержания, какое их главы получали на службе в день взятия в плен, впредь до возвращения из плена или назначения пенсии в случае смерти пленного. Выданное семьям содержание удерживалось с пленного при получении им жалованья по возвращении из плена. Кроме того, семейства получали пособие на наем прислуги, если это пособие полагалось до взятия в плен главы. Бывшие же на службе неприятеля жалованья за время нахождения в плену не получали. (XIX кн. СВОДА ВОЕННЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ 194, 195 и 885 ст.).

Время, проведенное в плену, считалось в обыкновенно расчете— год за год, а не вдвое, как считалось время, проведенное в походе (ст. 192, кн. VIII).

По иностранным законам, Военнопленный тоже за время нахождения в плену получал жалованье в известном размере при условии, если они не были на службе у неприятеля.

Состояние военного плена оканчивалось или с окончанием войны, или по особому соглашению между воюющими сторонами. В первом случае Военнопленные отпускались на родину без какого-либо выкупа за них, но обыкновенно при заключении мирного договора устанавливалась обязанность государств возместить расходы по содержанию Военнопленных.

По особому соглашению между воюющими сторонами мог последовать обмен пленными и до окончания войны.

Источники:

Ф. Мартенс, Современное международное право цивилизованных народов; Его же, Восточная война и Брюссельская конференция; Проект международной декларации о законах и обычаях войны, составленный конференцией в Брюсселе в 1874 г.; "Военный Сборник» 1875 г. № 2; Наказ русской армии о законах и обычаях сухопутной войны 1904 г.; Гаагская конвенция 1899 г.; Eichelmann, Ueber die Kriegsgefangenschaft; Bomberg, Des belligerants et des prisonnieis de guerre, Bruxelles, 1894; Phillimore, Commentaries, t. III; Bluntschli, Volkerrecht; Calvo, Droit international, t. III; Les lois de la guerre sur terre, 1880.





Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!




Комментарии (0)   Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"


Основные темы сайта:

Артиллерия Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Наполеоновские войны Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация
Издательство "Рейтар", литература на историческую тематику. Последние новинки... Новые поступления, новые номера журналов...









ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй


{links} {links2}
Поиск по материалам сайта ...

Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова

Книга Памяти Украины






РУЖЬЕ. Российский оружейный журнал Некоммерческая организация «Фонд содействия примирению народов, участвовавших в военных конфликтах» Общественный совет по содействию Государственной комиссии по подготовке к празднованию 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...