ПЕТРОПАВЛОВСК

ПЕТРОПАВЛОВСК, в начале XX в. окружной город Приморск. области, главный порт полуострова Камчатки.

Прекрасный обширный рейд и хорошо защищенная естественная гавань с глубинами 7 — 9 сж. служит отличным убежищем для большого флота, но порт, со времени его эвакуации в 1855 г., потерял почти всякое значение, и в указанное время население его не достигало и 1.000 жит.

Гавань отделялась от рейда низкой песчаной косой, оставляющей проход шириной около ? кабельтовых.

Схема Авачинской бухты и Петропавловского порта на Камчатке
Схема Авачинской бухты и Петропавловского порта на Камчатке
Авачинская бухта и Петропавловский порт в Камчатке 18-24 августа 1854 года
Авачинская бухта и Петропавловский порт в Камчатке 18-24 августа 1854 года  
Фото боя за Петропавловск в 1854 г. 
Фото боя за Петропавловск в 1854 г. 

Основанный капитаном 1 ранга Берингом во время его северной экспедиции (1740 г.), ПЕТРОПАВЛОВСК долго оставался незначительным селением, и только неоднократный посещения иностранцев, особенно англичан (капитан Клерк в 1779 г.) и французов (знаменитый мореплаватель Лаперуз в 1787 г.), побудили правительство Императрицы Екатерины II обратить внимание на этот замечательный по своим естественным условиям порт.

В ожидании набегов морских пиратов, грабивших берега Камчатки и расхищавших рыбные богатства Охотского моря, Екатерина II в 1790 г. приказала укрепить Петропавловский порт; к концу XVIII ст. в Петропавловске был сооружено 6 батарей, и гарнизон его доведен до 2 рот казаков, а в 1811 г. сформирована флотская рота, утверждены штаты военного порта, построены магазины и казармы. Почти все наши кругосветные плаванья заканчивались посещением Петропавловска, периодически снабжаемого запасами и материалами на казенных транспортах из Охотска; наши военные суда неоднократно зимовали в отлично для того приспособленной Петропавловской гавани, починялись здесь и производили даже капитальный ремонт. Кроме того, Петропавловск служил местом постоянного захода иностранных китобоев и судов Российско-Американской компании (см.).

Знаменитый администратор Восточной Сибири, генерал-адъютант Муравьев, проектировал не только создать в Петропавловске сильную крепость, но обратить огромную Авачинскую бухту в безопасный от вражеских покушений внутренний бассейн,. защищенный при узком входе в него батареями на 300 орудий. Этот проект был назван Император Николаем I "мечтою», другими лицами "фантазией» и почти всеми приписан "пылкости воображения» Муравьева было решено ограничиться "на первый случай» обороною собственно Петровского залива помощью временных батарей.

Перед Восточной войною, еще ранней весной 1854 г., в виду слухов о возможности разрыва с Англией и Францией, военный губернатор Камчатки, контр-адмирал Завойко, деятельно приступил к укреплению Петропавловска.

Наличный состав военной силы (400 ч. 47-го флотского экипажа) работал на батареях, не покладая рук.

С открытием навигации пришел в порт фрегат Аврора с капитан-лейтенантом Изыльметьевым (см.), и тогда же Петропавловск был снабжен различными запасами, привезенными под американским флагом на судах Российско-Американской компании.

Летом пришел и военный транспорт Двина, посланный Муравьевым, под командою капитан-лейтенанта Васильева, и привезший укомплектование для 47-го экипажа и военного инженера, поручика Мровинского.

Эти подкрепления позволили ускорить работы, и к августа в Петропавловске были устроены и вооружены батареи: № 1, на Сигнальном мысу — на 5 орудий, № 2, на косе, отделяющей малую бухту от большой — на 11 орудия; № 3, на Красном Яре — на 3 орудия; № 4, на перешейке Лаперуза — на 5 орудия; № 5, на перешейке между Култушным озером и Авачинскою губою — на 5 орудия; № 6, у южный берега оз. Култушного — на 5 орудия; № 7, в глубине Малой бухты — на 6 ор.

Орудия, снятые с судов, были преимущественно 36 и 24-фн. калибров, бомбических пушек было только 2; комплект снарядов по 30 — 50 выстрелов на орудие.

В Малой бухте, против выхода из гавани, бортом к морю, был поставлены фертоинг Аврора (22 ор ) и Диана (5 орудия); вход в гавань был загражден деревянным боном на цепях.

Общая численность гарнизона с волонтерами, не считая команд, оставшихся на судах, достигала 900 ч.; его вооружение — преимущественно кремневые ружья, штуцера ни одного.

17 августа на горизонте показалась неприятельская эскадра, шедшая под американским флагом; на рейде Петропавловска появился 1 пароход Virago, скрывшийся с наступлением ночи. Тотчас всех женщин и детей отправили пешком на хутор, в 12 вер. от моря.

На следующий день эскадра из 3 английских и 3 французский судов (фрегаты President, Pique и La Forte, корвет Euridite, парохода Virago и бриг Obligado) с 236 орудиями стала на якорь в Авачинской губе (флагманы — английский контр-адмирал Прайс и французский контр-адмирал Февриеде-Пуанть).

После рекогносцировки союзники стали готовиться к бою.

Обнаруженные укрепления явились для нашего врага неожиданностью; командовавший союзной эскадрой адмирал Прайс нечаянно застрелился в ночь на 19 августа, при заряжании собственного пистолета.

20 августа эскадра подошла к батарее № 1 и стала громить ее из 84 ор ; на батарее были большие потери, — ранен командир, лейтенант Гаврилов; люди принуждены были заклепать орудия и уйти.

Неприятель обрушился на батарею № 3, но, по её возвышенному положению (13 сж.), вреда не причинил. На № 3 направлен десант в 500 ч., перед которым гарнизон, состоявший из 35 матросов, отступил, заклепав орудия; на батарее водружен французский флаг и испорчены орудийные станки. Тут по десанту начали действовать Аврора и Диана, и стрелковая партия в 200 ч. кинулась в штыки.

Неприятельский десант спешно отступил на свои корабли.

Последовала морская атака на батарею № 2; бой продолжался 8 ч., после чего успех начал склоняться на сторону батареи; корабли ушли из сферы берегового огня.

Наши потери — 6 ч. убитыми и 13 ран.

Починившись, 24 августа, в 4 ч. утра, английский 56-пуш. фрегат President подошел к батарее № 4, а французский 60-пуш. фрегат La Forte — к батарее № 5. На № 4 командир, лейтенант кн. Максутов, лично действовал у орудий, пока ядром у него не оторвало руку, после этого батарея замолкла. Командир батареи № 5 капитан-лейтенант Королев оставался на посту даже после того, когда все орудия был сбиты; контуженного в голову, его увели силою.

Когда батареи умолкли, неприятель высадил на берег, близ батареи № 7, десант из 700 ч. и 250 ч. к перешейку.

Отряд этот через хребет Никольской горы почти бегом направился к городу, но на пути встретил наши стрелковые и десантные партии, засевшие в густом кустарнике. Потеряв убитыми 4 офицеров, неприятельский отряд повернул обратно к берегу, преследуемый нашими партиями и гарнизоном Петропавловска; часть неприятельского отряда была сброшена в море с отвесных утесов Никольской горы, многие погибли под натиском дружинников, ударивших в штыки.

Отваливание гребных судов, усевшихся на мель, было не менее бедственно.

Наши стрелковые партии теперь заняли высоты горы и оттуда открыли жестокий огонь по отступавшему противнику.

Убитые и раненые падали в воду и шлюпки.

Сражение продолжалось с 7 ? - 11 ? час. Утра.

По возвращении десанта, неприятельские суда снялись со шпринга и отошли на прежние якорные места, ближе к Тарвинской бухте, на берегу которой хоронили своих убитых, а 27 августа совершенно неожиданно для жителей Петропавловска снялись с якоря и покинули Камчатку.

По выходе из Авачинской губы союзники встретили 2 русских судна, которые и забрали в плен (транспортная шхуна Анадырь и Российско-Американской компании корабль Ситха). Первую они сожгли, а Ситху англичане увели с собой на Ванкувер.

Потери наши 24 августа достигали 31 ч. убитыми и 65 ранеными (в числе последних 2 офицера, один из которых, кн. Максутов, вскоре скончался от ран и был похоронен в Петропавловске).

По английским и французским официальным источникам, неприятель потерял 53 убитыми и 156 ранеными; по сведениям современных иностранных газет, союзники в общем похоронили до 400 ч.

В качестве трофеев русские захватили английский квадратный полковой флаг, 7 офицерских сабель и 56 ружей.

Генерал-майор Завойко, как главный руководитель обороны, получил за это дело орденом Св. Георг. 3 кл. и Св. Станислава 1 ст. и, кроме того, был переименован в контр-адмиралы, а после смерти ему поставили во Владивостоке памятник.

Командир фрегата Аврора, Изыльметьев, которого в Петропавловске справедливо называли душою обороны, и все офицеры Авроры и Двины был пожалованы следующим чином и награждены орденами Св. Влад 3 и 4 ст.

Незадолго перед сражениями 20 и 24 августа фрегат Аврора сделал от Портсмута до Петропавловска исключительно суровый переход океанами, обогнув мыс Горн при весьма тяжелый условиях. За все время плавания, продолжавшегося 6 ? мес, фрегат заходил только в Рио-Жанейро и Кальяо. 14 апрель 1854 г. Аврора д. была спешно покинуть Кальяо в виду упорных слухов о предстоящем разрыве с Англией; между тем, среди команды еще оставались 17 ч. трудно больных цынгой и лихорадкой.

Начиная с 53° сев. шир. в море стояли очень бурной погоды с дождем и туманами; фрегат нередко черпал бортами, отчего в палубах развилась сильная сырость. Цынгой заболели даже доктор и командир.

Фрегат пришел в Петропавловск 19 июня, похоронив в море 13 ч.

В Портсмутском порте с Авроры свезли на берег 35 труднобольных, из числа которых умерли еще 19 ч.

На самом же фрегате оставалось 142 ч. цынготных.

Кроме Авроры и Двины, в Тихоокеанской эскадре адмирала Путятина состояли фрегат Диана, корвет Оливуца, паровая шхуна Восток, транспорты Иртыш, Байкал и Анадырь.

На следующий (1855) год Иркутский генерал-губернатор Муравьев, узнав, что со стороны союзников готовится новой нападение на Петропавловск, решил эвакуировать этот порт и все казенное имущество перевезти в Николасвск-на-Амуре и там же сосредоточить наши морские силы.

Адъютант генерал-губернатора, есаул Мартынов, был послан в Камчатку с приказанием контр-адмиралу Завойко снять порт, погрузить семейства и казенное имущество на суда зимовавшей там эскадры и отправиться с ними в устье Амура. Мартынов, следуя через Якутск и Охотск по совершенно дикому побережью Охотского моря, совершил весь путь (около 8 т. вер.) в 3 месяца — с неслыханною до того скоростью.

Столь же энергичные меры и распоряжения, принятые в Петропавловске, скорый выход оттуда из льда нашей эскадры и счастливый переход, сделанный ею почти на виду в несколько раз сильнейшего неприятеля, еще раз спасли суда и имущество порта от грозившей им гибели.

Вскоре по уходе эскадры в Петропавловске явились союзники; не найдя там ни судов, ни команд (кроме есаула Мартынова с несколькими жителями), они сожгли казенные магазины и пошли в погоню за нашими судами в Японское море. Не встретив ни одного из этих судов, неприятель расположил свое крейсерство около берегов Японии и у южной части Татарского пролива, отрядив к Де-Кастри 2 корабля, которые пришли туда 9 мая.

Открыв эскадру адмирал Путятина, суда эти поспешили уведомить своего адмирала, но было уже поздно: эскадра вошла в Амурский лиман и здесь укрылась (см. Де-Кастри)

"Морской сборник» за 1854 — 55 г.г.; Тимченко-Рубан, Присоединение к русским владениям Приамурья; Богданович, Восточная война 1853 — 56 гг.

См. также:

- ОБОРОНА ПЕТРОПАВЛОВСКОГО ПОРТА В 1854 ГОДУ ПРОТИВ АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЙ ЭСКАДРЫ;

- Краткая история Русского Флота.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru