{ "@context": "http://schema.org", "@type": "Organization", "url": "http://www.imha.ru", "logo": "http://www.imha.ru/templates/Default/images/Logo_MVIA.gif" }
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...{jokes}




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

Гуляков, Василий Семенович, генерал-майор

Гуляков, Василий Семенович, один из героев Кавказской войны, происходил из дворян Калужской губ., родился в 1751 г.

Поступив в 1767 г. рядовым в Ингерманландский пехотный полк, Гуляков принял участие в 1-ой турецкой войне и за отличия при осаде Хотина и в сражениях при Бухаресте, Журже, Браилове и Силистрии был произведен в 1772 г. в прапорщики Копорского пехотного полка.

В 1783-84 гг. Гуляков находился с обсервационным корпусом в Польше.

В 1788 г. принял участие в войне с Швецией и за бои при Парасальме, Сен-Михеле и Пумалозунте был произведен в 1789 г. в секунд-майоры.

24 апреля 1790 г., в сражении при Перголомяки, был ранен и за отличие произведен в премьер-майоры.

В царствование Павла I Гуляков быстро двинулся по службе: пожалованный 14 октября 1797 г. в подполковники, он через год был произведен в полковники, а 29 января 1800 г. — в генерал-майоры, с назначением шефом Кабардинского пехотного полка (на Кавказской линии).

С одним из батальонов этого полка Гуляков участвовал в поражении Омар-хана Аварского на р. Иоре (7 ноября 1800 г.), командуя правым крылом боевого порядка. "Умалчиваю в своем донесении о генерал-майоре Гуляков, — писал Лазарев главнокомандующему в Грузии, — ибо геройские его поступки и неустрашимость превосходят всякое свидетельствование. Скажу только, что во время сражения находился он всегда впереди каре, служа во всем примером своим подчиненным, которые единодушно воздают ему справедливую признательность и выказывают к нему непреоборимую в подоб. случаях доверенность".

Император Павел наградил Гулякова командорским крестом ордена св. Иоанна Иерусалимского, а его батальон, впервые взявший горское знамя, получил Мальтийское (Георгиевское) знамя с надписью: "С нами Бог! За взятие у авар. войск знамени, при р. Иоре, 7 ноября 1800 г.".

В марте 1803 г. Гуляков был послан, с отрядом из 3 батальонов, 2 сотен и 8 орудий, в Белоканы для усмирения лезгин и после трудного похода подошел к укреплению, преграждавшему путь к Белоканам и оборонявшемуся 10-тыс. скопищем лезгин. Не теряя времени на перестрелку, Гуляков крикнул "в штыки" и сам во главе колонны бросился на штурм укрепления.

Лезгины бежали, и Белоканы были заняты без боя.

Затем было занято и сел. Джары, после чего лезгины изъявили покорность, и весь Джаро-Белокан. округ, Самухские владения и Елисуйское султантство перешли в подданство России.

За эту экспедицию Гуляков был награжден орденом Св. Георгия 3 ст. Однако, лезгины скоро возобновили набеги на Грузию, а в ночь на 22 октября они даже атаковали лагерь Гулякова при урочище Пейкары. Несмотря на подавляющую численность противника и внезапность нападения, отряд был спасен хладнокровием и распорядительностью Гулякова, который, отбив нападение, преследовал лезгин до Алазани и на берегах её 1 января 1804 г. нанес поражение 8-тыс. отряду Казикумыхского хана. Затем он сам перешел за Алазань, снова взял Джары.

Увлекшись успехом, Гуляков решил преследовать неприятеля вглубь Дагестанских гор и 15 января 1804 г. вступил в Закатальское ущелье.

Неожиданно встреченный здесь лезгинами, Гуляков был убит одним из первых же выстрелов, и его отряд отступил с большими потерями к Алазани. "Потеря генерал-майор Гулякова, — доносил государю 12 февраля кн. Цицианов, — есть наинесчастнейшее следствие сего сражения. Я лишился усердного помощника, войска потеряли начальника, друга верного и воина неустрашимого".

Гуляков похоронен в м. Сигнах, в Боабдийском монастыре, где над его могилою воздвигнут Цициановым "памятник скорби".

Другой памятник воздвигнут Гулякову в Закаталах в 1841 г.

М. О. архив Главного штаба. Формулярные списки за 1803 г. кн. № 1255; Потто, Кавказская война в эпизодах и легендах; Его же, Исторический очерк Кавказских войн до присоединения Грузии; Зиссерман, История Кабардинского пехотного полка.

СООРУЖЕНИЕ ПАМЯТНИКА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ ГУЛЯКОВУ В ЗАКАТАЛАХ, И ЕГО БИОГРАФИЯ.

В 1831 году, многие офицеры отряда, участвовавшие в усмирении Лезгинской линии и уничтожении селения Закатал, ИЗЪЯВИЛИ желание, на развалинах этого гнездилища хищников соорудить, на собственный счет, памятник в честь Генерал-Майора Гулякова, погибшего здесь славною смертно в 1801 году, в сражении противу Лезгинских ополчений.

По добровольной подписке, в том же 1831 году, на этот предмет собрана была в отряде небольшая сумма, и составлен проект на сооружение каменного памятника. Управлявший Джарс-Белоканскою Областью, Генерал-Лейтенант Розен 4-й, тогда же доводил до сведения Г. Главнокомандовавшего, Кн. Варшавского Графа Паскевича-Эриванского, о благородном намерении офицеров, н Его Светлость, одобрив такое предложение, разрешил привести его в исполнение; но как собранной суммы было недостаточно, то распоряжение это оставалось некоторое время не исполненным, и Бывший Корпусный Командир Барон Розен, имея в виду предположение, одобренное Князем Варшавским, почтить память храброго Генерала, в 1836 году испрашивал чрез Г. Военного Министра, ВЫСОЧАЙШЕГО утверждения вновь проектированных чертежей памятника.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, Изволил поручать Архитектору Брюлову составить, по указаниям Ею ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, НОВЫЙ проект, который и удостоился Высочайшего утверждения. Вместе с тем Его ВЕЛИЧЕСТВО СОИЗВОЛИЛ одобрить проект надписи на этом памятнике, предположенной бароном Розеном, следующего содержания: "По соизволению ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I-го, сооружен в память храброго Генерал-Майора Гулякова, убитого на сем месте в 1804 году, в сражении с Лезгинами.»

При посредстве и содействии Г. Новороссийского и Бессарабского Генерал-Губернатора Князя Михаила Семеновича Воронцова, памятник этот заказан и отлит из чугуна на Одесском литейном заводе; работа начата была с 1837 и совершенно окончена к 1841 году, под наблюдением Директора того завода Майора Гаюй.

Вес всего памятника, с арматурными украшениями, простирается до 1200 пудов; для избежания затруднений при перевозке его до места назначения, он собран из 32 отдельных частей, которые должно было соединить посредством спаев и замазки на месте.

Из Одессы в кр. Новые Закаталы памятник доставлен был в Августе 1844 года; при следовании транспорта, дорогою, разбиты были в куски верхние части чугунных украшений, а потому должно было взамен разбитых частей вновь отлить их в Одессе, так что окончательная установка монумента не могла последовать ранее Ноября 1845 года.

Хотя первоначально предположено было поставить памятник на том самом мест, где был убит Генерал Гуляков, по как трудно было с совершенною точностью определить этот пункт, при том же оставлять памятник вне ближайшего надзора в дикой и лесистой местности было неудобно, то с ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения он поставлен в самой крепости Новый Закатал, за алтарём церкви, расстоянием около полуверсты на северо-запад от того места, где в 1804 году происходило кровопролитное сражение, ознаменованное славною смертно Генерала Гулякова. (*)

(*) В записках неизвестного путешественника, напечатанных в № 82 ТИФЛИСКИХ Ведомостей за 1830 г., сказано: "на пути от сел. Закатал в кр. Новые Закаталы находится гробница Омар-Хана, умершего здесь от горести, что он разбит был Русскими на берегах Иоры ; близ этой же гробницы показали ему место, где был убит Генерал-Майор Гуляков и дерево, раненное русским ядром.». Неизвестно, сохранилась ли и теперь гробница Омар-Хана; относительно же смерти его, "в подвигах Русских Воинов» сочинения Пл. Зубова — сказано: что он, а также Александр Сардарь, Хаджи Ахмед-Хан и множество первейших Лезгинских старшин пали на месте битвы на реке Иоре, в Октябре 1800 года.

Монумент состоит из чугунного параллелограмма, утверждённого на квадратном пьедестале, обведённом в верхней части многосложным, постепенно съёживающимся карнизом.

Верхняя часть его очерчена выдающимся карнизом, по четырем углам которого, в углублении вделаны окоронованкые орлы, в виде горельефов, соединённых гирляндами. На парапете карниза выставлен год смерти Генерала. На переднем Фасе, под верхним карнизом помещена в четверо-угольной рамке, выпуклыми буквами начертанная надпись о назначении памятника, а внизу её герб покойного Генерала Гулякова.

Высота чугунного памятника — до 2-х саженей, а с каменным Фундаментом и базисом более 2½ саженей. Торжественное открытие и освящение памятника совершено 13-го Ноября 1845 года, в присутствии Его Сиятельства Г. Наместника Кавказского, Начальника Штаба Генерал-Лейтенанта Гурко, Начальника Джаро-Белоканской Области и всей Лезгинской линии Генерал-Лейтенанта Шварца, Командира 3 Бригады Грузинских Линейных Батальонов Генерал-Майора Горского, Начальника бывшей Каспийской Области Генерал-Майора Барона Врангеля.

В военном церемониале при открытии памятника, с прочими войсками участвовали, команда постоянной Джаро-Лезгинской милиции и почетные жители окрестных селений. Но из всех присутствовавших при открытии монумента, только один Кн. Михаил Семёнович был свидетель и участник происходившей здесь в 1804 году жаркой битвы. Таким образом, по стечению непредвиденных обстоятельств Князь Михаил Семенович Воронцов быль участником битвы, запечатленной смертию Генерала Гулякова, способствовал к сооружению ему памятника и наконец, присутствовал при открытии оного, в качестве Главного Начальника всего края, воздав, таким образом, вполне почесть храброму Генералу, под начальством которого он был в одном из первых сражений своего военного поприща.

Приступая к изложению краткой биографии покойного Гулякова, о доблестях коего до ныне не изгладилось воспоминание на Кавказе, нельзя не сожалеть, что при составлении её, по необходимости должно было ограничиваться одними материалами

Официальными, довольно скудными, а потому биография его ли-шена тех подробностей о частной жизни, которые сообщают особенную занимательность каждому жизнеописанию.

Генерал-Майор Василий Семенович Гуляков, Шеф Кабардинского Мушкетерского полка (см.), происходил из дворян Калужской Губернии Перемвожского уезда, в службу вступил на 17 году возраста, рядовым в Ингерманладский ПЕХОТНЫЙ полк, где происходил чинами: Капралом, Подпрапорщиком, Сержантом, наконец, Прапорщиком в 1772 году, с переводом в Копорский полк; в 1774 произведен Подпоручиком, в 1776 Поручиком в Кексгольмский полк, в 1781 в Капитаны с переводом в Великолужский полк, где произведен за отличную храбрость, оказанную противу неприятеля в 1789 году, Секунд-Майором; в 1790, также за отличную храбрость, Премьер-Майором; в 1797 году в Подполковники, а в 1798 в Полковники, и наконец 29 Января 1800 года пожалован в Генерал-Майоры, и по ВЫСОЧАЙШЕМУ Приказу назначен Шефом Мушкетерского Кабардинского полка.

Тридцатишестилетнее поприще его службы совпадает с эпохою важных военных событий, прославивших царствование ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ. До прибытия своего на Кавказ он участвовал в военных действиях противу Турции, Польши и Швеции, под предводительством знаменитых вождей Екатерининских: Каменского, Румянцева, Суворова и др. и кончил службу на Кавказе, под начальством Князя Цицианова. Он находился в 1769 году при осаде города Хотина и в сражении при переходе армии чрез р. Днестр; в 1770 году в Молдавии при нападении неприятеля на город Бухарест и в сражении под Верхне-Браиловым; в 1771 г. под Силистрией, противу выехавшего на судах неприятеля и под городом Бухарестом — в действительном сражении.

В 1783 и 1784 находился в Обсервационном Корпусе за границею, в Польше.

В войну с Швецией, в 1788 году был в разных делах с неприятелем по границе, и за отличную храбрость пожалован в Секунд-Майоры. 1790 Апреля 22 при взятии Шведских укреплений ранен был пулею в правую руку, за что награжден чином Премьер-Майора.

После принятия Грузии в покровительство России, в 1800 и году, ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ I повелел, для защиты Грузии отрядить два полка от войск, расположенных на Кавказской линии; полки эти были: 17 Егерский, (потом Эриванский Карабинерный) под Начальством Генерал-Майора Лазарева и Кабардинский Мушкетерский (что потом Генерал-Фельдмаршала Князя Варшавского Графа Паскевича-Эриванского), коего Шефом был Генерал-Майор Гуляков.

Полки эти вступила в Тифлис В Мае 1800 г., для поддержания колеблющейся власти Царя Георгия XIII и для охранения безопасности Грузии. Скоро им представился случай запечатлеть кровию братский союз с Грузиею.

Царевич Александр, брат Царя Георгия, но от другой матери, враждуя противу Георгия XIII , удалился к Карабагксому владельцу Ибрагим-Хану, посредством него склонил на свою сторону Омар-Хана-Аварскаго и выставил врагов против своего отечества, в надежде низвергнуть брата и овладеть престолом.

Образовавшиеся в Джарах полчища, до 20,000 человек, из Аварцев, Акушинцев, Анлийцев и др. племен Дагестанских, под предводительством Омар-Хана двинулись к пределам Кахетии, в Октябре 1800 г.

Всей Грузии угрожала великая опасность.

При известии о вторжении неприятеля, царь и все жители Тифлиса поражены были ужасом; не откуда было ожидать скорой помощи и избавления кроме Русских войск, которые, впрочем, в составе 2 полков было не более 4 т. челов.

Начальствовавший ново-прибывшими войсками Генерал-Майор Лазарев, приняв меры к обеспечению Тифлиса, 28 Октября выступил противу неприятелей, с одним батальоном 17 Егерского полка и одним батальоном Кабардинского Мушкетёрского, под начальством Шефа его, Генерал-Майора Гулякова; к ним присоединилась Грузинская милиция, предводительствованная царевичами Багратом и Иоанном Георгиевичами.

Войска наши настигли неприятеля 7 Ноября близь деревни Кагабета, за р. Иорою, и разбили его наголову.

Более 1500 трупов неприятельских осталось на месте битвы. Весь лагерь неприятеля и несколько знамен и значков сде-лались добычею победителей. В этом достопримечательном деле Генерал -Майор Гуляков показал, впервые на Кавказе, опыты своего мужества и храбрости, столь прославившие его в последствии. Когда Омар-Хан, испытав совершенную неудачу расстроить наши каре, и понеся уже значительную потерю, решился отважным натиском приобрести перевес, то с значительною частью своей конницы стремительно напал на Грузинскую пехоту, находившуюся в центре нашей позиции, и привел ее в замешательство.

Чтобы поддержать ее во время, при невыгодности местоположения требовалась большая отвага и осмотрительность. Генерал-Майор Гуляков решился на этот подвиг и быстро двинулся с своим каре: победоносно прорезывая себе путь по берегу реки, сквозь массы неприятелей и нанося им поражение, он приблизился к милиции и подал ей благовременную помощь.

Лезгины немедленно обратились в бегство, но стесненные со всех сторон не могли миновать другого нашего каре и подверглись убийственному огню, расстроившему их совершенно, Опрокинутый на всех пунктах неприятель бросился бежать в совершенном безпорядке, устилая путь трупами, и только наступившая ночь спасла остатки Лезгин от совершенного истребления.

Последствия этой битвы были весьма важны для блага и спокойствия всей Грузии. Постигая всю важность одержанной победы, Царь Георгий выехал навстречу возвращавшемуся отряду, с восхищением приветствовал победителей и, сошедши с богато-убранного коня своего, убедительно просил начальствовавшего Генерала принять этого коня в подарок и торжественно въехать на оном в город. Генерала Гулякова он также щедро одарил.

Но Высоко Монаршею наградою Гулякову, за отличные подвиги и храбрость, оказанные в сем деле, — был Командорский крест державного ордена Св. Иоанна Иерусалимского, Всемилостивейше пожалованный ему Императором Павлом I; Кабардинскому I полку, коего он был Шефом, в тоже время Всемилостивейше пожалованы и Мальтийские знамена.

После Кагабетской битвы, дерзость Лезгин и их набеги на время прекратились, но с смертью последнего Царя Георгия, хищники, подстрекаемые недоброжелателями нашими, стали опять тревожить Кахетию беспрестанными набегами, Главноуправлявший краем Кн. Цицианов решился пресечь это зло быстрым ударом. Для исполнения этого намерения предиписал оп Генерал-Майору Гулякову, с 3 батальонами пехоты и 200 казаков, переправясь в брод чрез р. Алазань, при урочище Урдо, напасть на лежавшие по левой стороне этой реки Лезгинские деревни, не вдаваясь впрочем внутрь Джаро-Белоканских земель. Генерал Гуляков, перейдя чрез Алазань в показанном месте, 4 Марта 1803 г., нашел деревни опустелыми; но удостоверясь, что Лезгины оградились засеками и завалами под Белоканами, двинулся к оным с отрядом, увеличенным до 5 т. добровольно-присоединившихся к нему Грузин и Казахцев.

От брода Урдо, в три перехода, отряд очутился под завалами, очистил их штыками от неприятелей и 9 Марта Белоканы взяты штурмом. Известие о поражении давнишних и опасных врагов Грузии, внутри их неприступных жилищ, радостно принято было в Грузии.

За этот подвиг Генерал Гуляков награжден был орденом Св. Георгия 3 класса.

Пользуясь своим успехом и всеобщим страхом хищников при известии о падении Белокан, Генерал Гуляков немедленно подступил к селению Джарам, но был встречен выборными от Лезгинских обществ, просившими пощады, на условиях, какие победителю угодно будет пм предписать. Последствием этого было, что 12 Апреля 1803 г., старшины от Джаро-Белоканских обществ явились с повинною к Кн. Цицианову, приняли на верноподданство присягу, а 28 Апреля и все жители Джаро-Белоканской Области присягнули, с обязательством платить наложенная на них подати, дать от себя в залог верности аманатов и вообще вести себя мирно.

Но положиться на слово народа, привыкшего к своевольствам и грабежам, было трудно. Снова потребовалась сила к обузданию дерзости и дикой отваги. Обитавшие за р. Алазанью хищники опять начинали тревожить Кахетию и Грузию, по временам угоняя скот и захватывая жителей в плен. 22 Октября собралась значительная партия Лезгин, до 10 т. человек, скрытно переправилась чрез Алазань у деревни Муханло, и отважилась сделать нападение на отряд Генерала Гулякова, расположенный лагерем при урочище Пейкаро и состоявший из Кабардинского Мушкетерского полка и одною батальона Тифлисского полка. — Генерал Гуляков, известясь, чрез казачьи разъезды, о неожиданном появлении неприятеля, успел построить войско в боевой порядок и когда неприятель устре-мился на каре, то он встретил его сильным пушечным и ружейным огнем, и после сражения, продолжавшаяся не более одного часа, обратил в бегство. Преследование неприятеля было не возможно по случаю наступившей ночи; но едва только рассвело, на другой день, как Ген. Гуляков отрядил батальон Кабардинского полка, под начальством Майора Себастиана, и 200 чел. стрелков, а вслед за ним и сам выступил с остальною частью войск. Заметив приближение стрелков, неприятель бросился в разные стороны для поспешнейшей переправы в брод; но батальон и стрелки быстро достигли до р. Алазани и открыли сильный ружейный огонь по неприятельским толпам. Лезгины в испуге бросились в воду и по случаю полноводия многие потонули.

Удостоверясь многократными опытами в вероломстве Джаро-Белоканских обществ, которые и за 1803 г. не заплатили наложенной на них дани, Кн. Цицианов предписал Генерал-Майору Гулякову, переправиться чрез Алазань со вверенным ему отрядом, состоявшим из 3 батальонов Кабардинского, 3 батальонов 15 Егерского и 1 батальона Тифлисского полков, с 10 орудиями, наказать хищников внутри Джарских селений, и привести их в надлежащее повиновение.

Генерал-Майор Гуляков, узнав, что Сурхай-Хан, Хамбутайский владелец, с своими войсками до 6 т., с присоединенными к ним разными другими горскими народами переправился на правый берег р. Алазани, верстах в 40 ниже лагеря, против Лезгинской деревни Байматло — выступил на встречу им, 31 Декабря 1803 г., с 10 ротами Кабардинского, Гренадерским батальоном ТИФЛИССКОГО и 2 ротами 15 Егерского полков, при 5 орудиях н с командами казачьих Донских полков Ефремова 3, Тарасова 2 и Щедрова 2.

Января 1 он узнал, что Лезгинский стан расположился на правом берегу Алазани недалеко от деревни Байматло, и что по густоте леса невозможно провезти орудия. Генерал Гуляков признав необходимым действовать стрелками, выбрал 240 чел. и отправил с ними Кабардинского полка Подполковника Кн. Эристова, Майора Ковалева, Штабс-Капитанов Новицкого и Цыклаурова. Поручиков Тихоцкого, Адъютанта Муратова и Подпоручика Швейковского; Тифлисского же полка Штабс-Капитану Кочневу приказал идти с 80 чел. солдат: Майору Печерскому и Капиталу Аксенову 2-му, с ротою 15 Егерского полка, а Войсковому Старшине Ефремову 3-му с казаками.

Едва только показался отряд в виду неприятеля, как был встречен жестоким огнем. Подполковник Кн. Эристов приказал ударить в штыки. Приказание исполнено с отличным успехом: в засаде переколото множество Лезгин, остальные опрокинуты и обращены в бегство; но перебежав чрез лес, они засели в другой раз и открыли сильную стрельбу. Наши войска вновь вытеснили их штыками, прогнали и многих перекололи; наконец бросились в третий раз, на штыки, и совершенно разбив Лезгин, обратили их в бегство чрез р. Алазань.

Во время смятения, происшедшего между неприятелями, подоспевшая артиллерия действовала с большим успехом.

Лезгины потеряли до 500 человек, между коими находились и знатнейшие старшины, причем отбиты 6 знамен и вся добыча, захваченная неприятелем у Кахетинских жителей.

Спустя несколько времени после этого поражения, Генерал Гуляков увидев со стороны гор конную неприятельскую партию, до 3 т. человек, спускавшуюся в долину, пошел ей на встречу, застиг ее на переправе, не дал перебраться чрез реку и рассеял. Во время преследования, казаками убито 22 человек неприятелей.

В этом упорном сражении, продолжавшемся 5 часов сряду, убито с нашей стороны: Обер-Офицер 1, нижних чинов 18; ранено: 2 Обер-Офицера и 68 нижних чинов.

В числе отличившихся, сверх вышеозначенных, Кн. Цицианов упоминает, "как показавших храбростию и неустрашимостию пример войскам в преследовании неприятеля, бывших волонтерами, Флигель-Адъютанта Бенкендорфа и Лейб-Гвардии Преображенского полка Поручика Графа Воронцова.»

Ночью, с 9 на 10 число, Генерал-Майор Гуляков, переправясь чрез мост, при бывшем тогда Александровском редуте, построенном на Алазани противу Белокан, в урочище, называемом Урдо, — пошел для наказания Джарской провинции и по дороге овладел с боя деревнею Катехи.

13 числа в полдень, между Джарами и деревнею Талы, толпа Лезгин из нескольких тысяч, встретила Русских сильным ружейным огнем, но огонь с нашей стороны скоро опрокинул неприятеля, обратившаяся в бегство.

Следствием этих действий было овладение местечком Джары, которое, равно как и пр. селения оставлены были жителями. Генерал-Майор Гуляков, привыкший к победам и поощряемый беспримерною храбрстию солдат и рвением ОФИЦЕров, решился преследовать Лезгин в самое неприступное ущелье, служившее им убежищем.

15 числа он направился по дороге, называемой закатало (Закхатала, или правильнее Захартала, т. е. селение Захара, ибо по преданию, первый поселившийся здесь был Грузин по имени Захар.), идущей выше местечка Джары, и по обеим сторонам коей были построены дома и расположены обширные сады Лезгин, огражденные заборами.

Отряд двинулся в следующем порядке: впереди шли Грузины конные и пешие, за ними казаки полка Ефремова 3, потом 110 чел. стрелков 15 Егерского полка с пушкою, при коей находился сам Генерал-Майор Гуляков; за ними колонна из Кабардинского и одною батальона Тифлисского полков, в арьергарде шел колонною же 15 Егерский полк. Лишь только войска вступи и между каменных оград, как неприятель открыл сильный перекрестный огонь и завязалось сражение: с левой стороны большая толпа бросилась с шашками и кинжалами к пушке, и здесь, при первых неприятельских выстрелах, одною или двумя ружейными пулями убит Генерал-Майор Гуляков.

Тело его несколько минут было в руках неприятеля; подоспевший резерв из Кабардинского полка немедленно выручал останки любимого командира. Смерть начальника, подававшего собою в течение нескольких лет примеры неустрашимости, приобретшего от своих подчиненных слепую доверенность и поселявшего страх в неприятелях — расстроила на несколько минут порядок в наших рядах, тем более, что милиция и казаки, бывшие впереди, сильно атакованные в лесистом месте в шашки, должны были податься назад прямо на колонны, смешали их и многих опрокинули в близ находившуюся крутую стремнину. С толпою упали Генерал-Майор Кн. Орбельянов, Генерал-Майор Леонтьев и Поручик Гр. Воронцов. К счастью, никто из них не ушибся, но между прочими многие были убиты или тяжело ушиблены.

Кн. Орбельянов, бывший старшим по Генерал-Майору Гулякову, тотчас принял команду и порядок вскоре был восстановлен; но не зная в точности плана, какому намерен был следовать убитый полководец, и видя себя среди лесов, садов, скал, оврагов, каменных оград и домов, — он решился отступить.

Сражение продолжалось во время ретирады 8 часов.

Ожесточенные смертию своего Генерала, солдаты поражали огнем и штыками Лезгин, дерзавших преследовать наши колонны не оставляя им в добычу ничего, кроме амуниции бывшей на убитых. Потеря с нашей стороны была в сей день довольно значительна, убито: Генерал 1. Обер-Офицеров 2, нижних чинов 109 чел.; ранено 18 чел. Обер-Офицеров и 417 нижних чинов.

Урон неприятелей, судя по вероятию и по слухам, дошедшим от самых Лезгинских старшин, простирался до 1000 чел.

Чрез нисколько дней после этого сражения, многие селения прислали депутатов к Генерал-Майору Кн. Орбельяну, просить помилования, а впоследствии, 17 Апреля, явились в ТИФЛИС старшины и обязались совершенною покорностию, предавшись в вечное подданство РОССИИ,

Ничто не может дать лучшего понятия о достоинствах и военных заслугах Генерал-Майора Гулякова, как свидетельство Кн, Цицианова пред Государем Императором Александром I: "Потеря Генерал-Майора Гулякова, — говорит Главнокомандующий во "всеподданнейшем донесении своём, — толикими подвигами в семь крае отличавшегося, есть несчастнейшее следствие сего сражения. Отчаяние войска, уныние друзей его, офицеров Кабардинского полка, и сожаление всей Грузии, которая ограждена была его неусыпным бдением и мужеством, налагают на меня священную обязанность отдать памяти сего отличного полководца, пред лицем Вашего Императорского Величества, достодолжную справедливость. Я лишился усердного помощника, войска Вашего Императорского Величества лишились начальника, друга верного и воина неустрашимого.»

Так окончил славное свое поприще храбрый Гуляков, на 37 году своей деятельной службы и 54 от рождения (Ген. Гуляков был женат и оставил по себе жену, но детей не имел.).

По переходе нашего отряда чрез р. Алазань, 22 Января, тело покойного Генерала отправлено было в Телав, в Штаб-квартиру, и как говорят, сначала похоронено было в с. Вакир, потому что Бодбийский Митрополит не соглашался дать праху его места в монастыре; но когда написал к нему об этом Кн. Цицианов, он изъявил свое согласие и бренные останки Генерала Гулякова перенесены, со всеми почестями в монастырь Св. Инны, близь г. Сигнаха.

Относительно личных качеств покойного Гулякова, сказать можно, что общая молва современников была без исключения в его пользу. Кроме блистательных воинских талантов и геройских доблестей, прославивших его за Кавказом, Гуляков признаваем быль всеми за человека самых честных правил; быль ИСТИННЫЙ патриот и ревностный исполнитель повелений и распоряжений начальства. Он всегда старался отдавать заслугам каждого должную справедливость и поощрять наградами тех, кто имел случай показать неустрашимости и расторопность в военных делах. Подчиненными всех состояний был отлично любим и почитаем. Князь Цицианов особенно любил и уважал Гулякова, считая ею лучшим помощником и вместе с другими чрезвычайно огорчен был его смертию, что энергически выразил и во всеподданнейшем донесении ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ.

П. Хицунов.

5 Ноября 1849 г.



Название статьи:   {title}
Категория темы:   {tags}
Автор (ы) статьи:  
Источник статьи:    Военная энциклопедия Сытина, 1916 г., т. 1-18; Кавказский календарь на 1850 год. Тифлис. 1849.
Дата написания статьи:   5 Ноября 1849 г


Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!




Комментарии (0)   Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"


Основные темы сайта:

Артиллерия Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Наполеоновские войны Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация
Издательство "Рейтар", литература на историческую тематику. Последние новинки... Новые поступления, новые номера журналов...









ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй


{links} {links2}
Поиск по материалам сайта ...
Рейтинг@Mail.ru SpyLOG Rambler's Top100



Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины



РУЖЬЕ. Российский оружейный журнал Некоммерческая организация «Фонд содействия примирению народов, участвовавших в военных конфликтах» Общественный совет по содействию Государственной комиссии по подготовке к празднованию 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...