Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...
Генерал должен управлять всеми родами войск. Сила ему недостаточна, чтоб заставить себе искренно повиноваться; надобно ему приобресть уважение своих подчиненных превосходством своих познаний и своих доблестей.
Из «Военного журнала»




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

Клафтон, Александр Константинович

Александр Константинович Клафтон

Александр Константинович Клафтон родился приблизительно в 1870-м году в Вятской губернии, на одном из заводов, где служил его отец, выходец из Англии.

Гимназию он окончил в Вятке, в Университете учился в Казани по медицинскому факультету. Он принимал участие в студенческих кружках, выступал часто на собраниях политического характера и, когда он был на 4-м курсе, его, в числе многих других студентов, арестовали. Пробыв несколько месяцев в Казанской тюрьме, Клафтон был освобожден. Прослушать полный курс медицинского факультета он смог, но сдать окончательные экзамены ему не удалось: он был выслан летом 1894-го года в Самару на три года. Здесь Клафтон занялся сначала журнальной деятельностью. Студенческий радикализм у него к этому времени погас, он стал более умеренным, но оставался демократом. В это время в Самаре выходила газета «Самарский Вестник», издававшаяся одним из предводителей дворянства и старавшаяся проводить чисто дворянские узкоклассовые тенденции. Однако, издатель-редактор её, Н. К. Реутовский, сблизившись с высланной из Казани молодежью, увлекся новыми идеями, и газета резко переменила направление. В состав редакции вошел и А. К., который писал в ней фельетоны на местные злобы дня и на общественные темы. Журнальная деятельность снискала Клафтону широкую популярность в местном обществе. Но газета довольно скоро (в марте 1896 года) была закрыта на 4 месяца и уже не возобновилась. Клафтон перешел тогда на службу в местное земство. Сначала он служил в уездном земстве, потом стал секретарем Самарской губернской земской управы, и в этой должности обнаружил недюжинные способности общественного деятеля. После японской войны, когда началось общественное движение в земской среде, Клафтон горячо отдался ему. А когда

166

после революции 1905-го года создалась Конституционно-Демократическая партия, Клафтон вошел в её состав и с тех пор состоял членом Самарского губернского комитета партии. Стойкий и неподатливый в своих убеждениях, сознательно преданный демократической идее, положенной в основу политической программы партии Народной Свободы, человек активного настроения, готовый ответствовать за то, что делал, и в то же время никогда не переоценивавший своих сил — таков был А. К. Клафтон по впечатлениям встреч в пору до большевицкого переворота.

Видевший Клафтона на работе в Сибири после октябрьского переворота, проф. Б. Перз отзывался об этой и его работе с высокой похвалой, а его самого характеризовал, как «деятельного, энергичного и прекрасного человека».

Если между Клафтоном и центральными органами партии всегда существовала тесная связь и он, глубоко веровавший в авторитет вождей партии и в силу творчества коллективного разума партии, был всегда истинным и преданным к.-д., то со времени революции эта связь еще более закрепилась и стала для него необходимой.

Последняя московская партийная конференция в мае 1918-го года, вслед за которой немедленно были разгромлены большевиками все центральные учреждения партии, была для членов партии, присутствовавших на конференции, как бы последним завещанием партии. Эта конференция, как бы завещала борьбу с насильниками до конца, с негодованием отвергала постыдный Брест-Литовский мир и намечала дальнейшую работу членов партии на основах сохранения верности союзным договорам.

Прошли года. Многое и многие изменились с тех пор. Пережито много горестных разочарований. Но, оглядываясь на это прошлое, вспоминая условия и обстановку того времени ,приходится признать, что иных директив в то время из Москвы быть не могло. Эти директивы, ставившие выше всего интересы России, совпадали с настроениями широких кругов партии к.-д.

Эти наказы были приняты к исполнению членами партии, разошедшимися из Москвы в разные стороны. Понятно, что твердые люди, типа Клафтона, остались им верны до конца, и умерли в борьбе за правду, которая в них заключалась.

С этими наказами уехал в Сибирь сначала В. Н. Пепеляев. А потом, после долгих мытарств и злоключений, пробрался туда и А. К. Клафтон.

Несколько его писем из Сибири дошло до меня. Он оказался там во главе кадетских групп, после того, как В. Н. Пепеляев вступил в состав правительства адмирала Колчака. В то время в Сибири, кроме местных к.-д. групп, оказались беженские к.-д. группы. Так, в Сибири собрались к.-д. комитеты: самарский, симбирский, казанский, уфимский, оренбургский, пермский, и сложилась группа петербургских к.-д. Нужно было объединить эти группы и направить их работу на помощь слагавшейся власти, на устройство жизни и порядка.

В первой половине 1919-го года казалось бесспорным, что «государство, плохо ли, хорошо ли, закладывается здесь, в Сибири», как писал Клафтон из Омска, и призывал политических и общественных деятелей, не медля, ехать в Сибирь.

«Случилось так, — писал он, — что лучшие офицеры и лучшие политические вожди там, у Вас, на Дону, а серая масса здесь, и эта серая масса должна складывать государственность именно здесь». «Наши партийные деятели сделали огромную ошибку, бросив Сибирь на произвол судьбы и сконцентрировав все свои силы, там, на Дону... Здесь полное безлюдье. Все должны учиться, чтобы подняться над губернским масштабом до государственного горизонта, а учиться нет времени, работать приходится среди опасений внезапных рецидивов большевизма, в полном хаосе психологического и государственного разложения, усталости... при явно оккупационных замыслах соседей, их соперничестве между собой и неприкрытой эгоистической политике почти всех... Каждый новый шаг в Россию все более усложняет нашу задачу и задачу современной власти»...

В другом письме, развивая те же мотивы, Клафтон писал: «У нас нет людей, штатских и военных, которые были бы на голову выше среды и узких интересов дня... Нужно прислать с юга срочно лучшие силы, чтобы они могли руководить общественной и государственной жизнью, став во главе правительственных и общественных учреждений. Необходимы люди с авторитетом и именами, известными России... Здесь нет ни финансистов, ни дипломатов, ни аграрников... ».

Это были вопли из Сибири, обращенные к югу. Это было в то самое время, когда с юга многие с надеждой взирали на Сибирь, вместе с Клафтоном исповедуя веру, что надлежащий фундамент будущей российской государственности закладывается именно в Сибири. Таковы были аберрации с той и другой стороны.

На зов из Сибири, с юга отправилось несколько человек. Среди них П. А. Бурышкин, Н. К. Волков, С. Н. Третьяков и А. А. Червен-Водали.

В строках, посвященных памяти последнего, сообщены некоторые подробности того, как кончилась для Клафтона его борьба.

В этих строках приведены выдержки из отчета о пародии на суд, состоявшейся 20-го мая 1920-го года в Омске над членами правительства адмирала Колчака.

На восклицание обвинителя г. Гойхбра:

— Чего достойны подсудимые?

Толпа, заполнявшая железнодорожные мастерские, завопила:

— Смерти!

В чем именно оказался повинным Клафтон, так и осталось неизвестным.



Название статьи:   Александр Константинович Клафтон
Категория темы:   {tags}
Автор (ы) статьи:  
Источник статьи:    Памяти Погибших. Под редакцией: Н. И. Астрова, В. Ф. Зеелера, П. Н. Милюкова, кн. В. А. Оболенского, С. А. Смирнова и Л. Е. Эльяшева. Париж. 1929
Дата написания статьи:  {date}


Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!

Комментарии (0)  Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна!

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"



I Мировая война Артиллерия Белое движение Великая Отечественная война Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Казачество Крымская война Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация Французская армия







ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru