Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...
Надо, чтобы солдат непременно гордился своим внешним красивым видом, своим мундиром, характерными манерами той части, в которой он служит, и вообще своей молодцеватостью.
Н.Д. Бутовский




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

УПУЩЕННЫЙ ШАНС или ВЫБОР, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

Георгий ПАВЛЕНКО

УПУЩЕННЫЙ ШАНС или ВЫБОР, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

Вольфганг Акунов.

РОССИЯ – ГЕРМАНИЯ: ЗА БЕЛОЕ ДЕЛО

(Москва, 2019 год)

Имя Автора рецензируемой книги возвратило меня в начало 90-х годов, ныне нарецаемых не иначе, как «лихие»… Православно-монархическое движение только начинало оформляться, появились первые Православные братства и монархические центры. Заметное место в этом списке занимало Православное братство во имя Преподобного Серафима Саровского. Возникло оно ещё до второго прославления мощей батюшки Серафима по инициативе ряда учёных, (среди которых был, в частности, академик И.Р. Шафаревич), общественных деятелей, писателей, деятелей культуры. Приезды инициативной группы в тогда ещё «наглухо» закрытый «Арзамас-16», встречи на саровской земле с физиками-ядерщиками, создателями «Царь-бомбы», и подтолкнули их участников к идее создания Православного братства.

Первым руководителем братства и его вдохновителем стал православный писатель Александр Николаевич Стрижёв, широко известный читающей публике как автор книг о русской природе, народном календаре, а также советов по ведению приусадебных хозяйств. В течение ряда лет один из самых популярных журналов «Наука и жизнь» на последней странице размещал фотографию и описание какого-нибудь «знакомого» нам «средне-русского» растения, подготовленное Стрижёвым. Впоследствии Александр Николаевич снискал себе всероссийское признание как редактор и издатель собрания сочинений Сергея Александровича Нилуса, как создатель целой библиотеки трудов, посвящённых Преподобному Серафиму (на плечи Стрижёва лёг очень непростой труд расшифровки и редактуры записей и дневников служки батюшки Серафима – Н.А. Мотовилова (1809-1879)), составитель полного собрания творений Игнатия (Брянчанинова), автор исключительно ценных сборников «Ф.М. Достоевский и Православие» (1997), «А.С. Пушкин: путь к Православию» (1999), «Духовная драма Льва Толстого» (1998). Не могу умолчать и о том, что несколько лет мы с Александром Николаевичем вместе сотрудничали в журнале «Металлург», который в середине девяностых годов изменил своё направление с сугубо профильного на популярное издание…

Одной из главных форм деятельности Братства было проведение Серафимо-Дивеевских чтений, выступить на которых почитали для себя весьма почётным многие учёные и политики. Здесь бывали будущие члены партии «Родина», в частности Н.А. Нарочницкая, лидер тогдашних кадетов М.Г. Астафьев, ещё не отпустивший столь «знатную» бороду А.Г. Дугин и многие, многие другие. Решающую роль в организации и проведении этих чтений играл видный общественный деятель, «моторчик» многих патриотических организаций (в том числе сыгравшего значительную роль в становлении православно-монархического движения «Общественного комитета по спасению Волги» (ОКСВ)) Сергей Антонович Шатохин. На общественных началах в те же годы им был создан Международный институт геополитики (МИГ), где автор этих строк занимал неподобающе высокое место проректора по научной работе.

Несмотря на многоуважаемых гостей, первые партии на Серафимо-Дивеевских чтениях исполняли сами члены братства – академик И.Р. Шафаревич, внук о. Павла Флоренского – профессор П.В. Флоренский, философ В.Н. Тростников, эколог-кинорежиссёр, ныне известный писатель А.С. Васильев-Макаренко, правозащитник И.Н. Хохлушкин, публицист К.Г. Мяло, литературовед, «розановед» В.Г. Сукач, поэтесса Нина Карташёва, и, конечно, сам А.Н. Стрижёв. Частыми участниками чтений были и наши союзники по православно-монархическому движению, такие как Глава Союза «Христианское Возрождение» В.Н. Осипов, Глава Союза православных хоругвеносцев Л.Д. Симонович-Никшич, М.К. Вавилов – ныне Глава Русского Православного научного Центра, Глава Союза православных братств игумен Кирилл (Сахаров).

Среди проводимых мероприятий самый, пожалуй, большой интерес вызывали чтения в рамках «Россия – Германия». На них рассматривались и исторические, и культурные, и геополитические аспекты взаимодействия и противостояния двух великих наций и государств. Тогда я впервые и услышал имя Вольфганга Акунова, познакомился с его научными взглядами и трудами. Позднее я старался следить за его работой, в основном, по материалам, печатающимся на сайте «Проза.Ру». И вот – долгожданная встреча под твёрдой обложкой увесистого тома «Россия – Германия: за Белое Дело»!!

Я прошу прощения у читателей сборника «Русский готицизм» за столь длинное и вроде бы не совсем по делу введение в мою рецензию… Но что поделать – время идёт, что-то стирается в памяти, уходят свидетели тех лет и событий, а очень хочется сохранить для потомства достоверную информацию о том, как начиналось православно-монархическое движение в новейшей истории России, как оно шло, а также попытаться понять, почему всё же, спустя уже 30 лет его существования, столь невелики достижения этого движения и столь незначителен его политический багаж… Но это – другая тема…

Итак, «Россия – Германия: за Белое Дело»!

Общее ощущение от книги такое, какое возникает при просмотре документального фильма с включением игровых сцен. Собственно, так книга и создавалась – на основе огромного блока фактографического материала и с небольшими авторскими отступлениями. И то и другое в книге – равноценно и равнозначно, по крайней мере, для меня…

Ощущение документального кино возникает практически сразу, благодаря, в общем-то, формальному, но в данном случае вполне уместному макету обложки. Белое поле, чёрный шрифт, черно-белые фотографии… По центру – фотография, во многом характеризующая то, что читатель найдёт под обложкой – Николай II и Вильгельм II в военных мундирах, но… на кайзере – форма русского лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, а российский император - в форме прусского Императора Александра гвардейского гренадерского полка № 1.

На оригинале фотографии – фигуры в полный рост, но часто используемый вариант – именно по пояс; широко растиражирован ещё и фотомонтаж, на котором между Вильгельмом II и Николаем Александровичем – «вмонтирован» король английский Георг V, как две капли воды похожий на нашего Государя… Для простого человека, ценящего семейный узы и родственные отношения, хорошо информированного, но не очень разбирающегося в причинах мировых войн и в династических принципах, просто шоком будет узнать, что все трое – родственники, «дорогие» кузены.

Так, отец Георга V – король Великобритании и Ирландии, а по совместительству – фельдмаршал и император Индии Эдуард VII (первый на английском престоле представитель немецкой Саксен-Кобург-Готской династии) являлся родным братом герцогини Алисы (1843-1878), от брака которой с великим герцогом Гессенским Людвигом IV родилась будущая Императрица Всероссийская Александра Фёдоровна, супруга Николая Второго.

Кроме того, с английским Императорским домом семью Николая II связывало и то, что родным братом Эдуарда VII был Альфред (1844-1900), герцог Эдинбургский и Саксен-Кобург-Готский, женатый на Марии Александровне (1853-1920), дочери Императора Александра II и Марии Александровны, ур. Гессен-Дармштадтской (1824-1880).

Ну, и далее (ох, уж эти генеалогические дебри!) – мать кайзера Вильгельма II и супруга Фридриха III (1831-1888), короля Пруссии и Германии, Виктория Аделаида Мария Луиза Великобританская (1840-1901) была старшей сестрой Али?сы Са?ксен-Ко?бург-Го?тской, матери Императрицы Александры Фёдоровны…

И, казалось бы, что им – кузенам – жить-поживать, да добра наживать, себе и своим подданным, так нет – Мировая война, в итоге которой крушение трёх христианских Империй – Российской, Германской и Австро-Венгерской и одной мусульманской – Османской империи… Эта печальная констатация фактов говорит о том, какую силу обрело зло в нашем мире, и, оглядываясь вокруг, приходиться заключить, что силы зла пребывают на подъёме…

В современных СМИ ходят разные слухи о взаимоотношениях и взаимосимпатиях (и антипатиях) венценосных кузенов, но все эти «проблемные отношения» никогда бы не привели великие народы, да и всё человечество, к ужасной, кровавой бойне без той огромной и целеустремлённой работы, которую мировая закулиса вела в конце позапрошлого – начале прошлого века для того, чтобы не просто поколебать, а навсегда разрушить европейские традиции христианства и монархии… При этом весьма ощутимый удар получила и республиканская Франция, привнёсшая в мир заразу т.н. «просвещения»… Как тут не вспомнить лесковское (со ссылкой на некоего архиерея из глубинки) определение французов: «народ, который весьма свиноват и часто зазёвывется»…

И уж не знаю в который раз, но приходится повторять, что роковой выстрел в Сараево, произведённый Гаврилой Принципом, направляла «Чёрная рука», террористическая революционная организация, являвшаяся гибридом масонской ложи и нечаевской «Народной расправы»…

Но это (как любит повторять сам Вольфганг Акунов на страницах своей книги) «к слову, так сказать…»

Кого же мы видим на обложке, и кто являются главными героями книги?

Перед нами барон Роман фон Унгерн-Штернберг (1885-1921), военный министр в 1909-1915 гг. В.А. Сухомлинов (1848-1926), граф Ф.А. Келлер (1857-1918), князь П.Р. Бермондт-Авалов (1877-1974), гетман П.П. Скоропадский (1873-1945) и барон К.Г.Э. Маннергейм (1867-1951).

Немногое объединяло этих людей по жизни, а свело под одну обложку книги «За Белое Дело» их общее убеждение, что главным союзником в борьбе с «красным зверем» в России должны стать не страны «Антанты», а недавний противник в Мировой войне – кайзеровская Германия!

Кого-то может удивить отсутствие в числе героев данной монографии В.О. Каппеля (1883-1920), тем более, что об этом славном генерале у Акунова написана не одна сотня страниц, но я ещё раз хочу подчеркнуть, что герои книги – это не участники белого движения с немецкими корнями, а те военачальники и политики, которые опирались на широкую германскую поддержку, причём, как на фронте, так и в тылу.

Основному тексту в качестве введения предпосланы «Декрет о массовых убийствах…» и глубокие размышления Вольфганга Акунова о значении «русско-германского братства по оружию для судеб всей Европы и России». Два эпиграфа знаменуют дальнейшую – главную – идею книги. Первый - из «Воспоминаний» Гросс-адмирала Альфреда фон Тирпица (1849-1930): «Я не знаю, найдётся ли в мировой истории пример большего ослепления, чем взаимное истребление русских и немцев, к вящему прославлению англосаксов», и второй - из романа «Белая Гвардия» Михаила Афанасьевича Булгакова (1891-1940): «У нас теперь другое, более страшное, чем война, чем немцы, чем все на свете. У нас – Троцкий».

Итак, первая и весьма объёмная часть с ярким названием «Вернейший из верных» посвящена графу Фёдору Артуровичу Келлеру, герою Первой Мировой войны, одному из руководителей Белого движения. Кавалер многих высоких воинских наград, его величали «первой шашкой России», он был убеждённым монархистом, не поверил в отречение Государя и присягать Временному правительству отказался. Новая власть фактически отстранила Келлера от командования 3-им Конным корпусом, и лишь поздней осенью 1918 года он дал своё согласие возглавить т.н. Северную армию, создаваемую на оккупированных немцами Новгородской и Псковской областях, при чём на его кандидатуре настаивали и военачальники, и сами бойцы этой армии. А сам генерал именовал её не иначе как «Северная Псковская монархическая армия»… Вперёд себя от отправил войскам своё воззвание «Призыв старого солдата», в котором, в частности, писал: «Настала пора, когда я вновь зову вас за собою… За Веру, Царя и Отечество мы присягали сложить свои головы — настало время исполнить свой долг… Вспомните и прочтите молитву перед боем, — ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя Крестным Знамением и с Божьей помощью вперёд за Веру, за Царя и за целую неделимую нашу родину Россию».

Активное участие Ф. Келлера в Белом движение могло сыграть в дальнейшем решающую роль, но судьба распорядилась иначе. В середине декабря 1918 года Киев, где тогда находился генерал, был взят петлюровскими войсками, и 61-летний боевой ветеран, отказавшись от помощи как германской комендатуры, так и монахов Михайловского монастыря, в котором он в тот момент пребывал, был под предлогом перевода в тюрьму выведен с территории монастыря и подло расстрелян вместе с двумя сопровождавшими его офицерами петлюровскими конвоирами якобы при попытке совершить побег…

Граф Ф.А. Келлер оказался последним военачальником, произведённым в полные генералы самим Императором Николаем II… Напомним и о том, что Фёдор Артурович Келлер, в отличие от других Белых вождей, – единственный (!), кто получил на борьбу с «гидрой революции» благословение Святейшего Патриарха Тихона и образ Богоматери Державной…

Вторая часть называется ««Немецкий прихвостень» или «московский запроданец»? Портрет русского генерала в контексте эпохи».

Даже проницательный читатель вряд ли угадает, что эти страницы посвящены последнему гетману Украины Павлу Петровичу Скоропадскому. Он окончил пажеский корпус, кавалергард, участник Русско-японской войны, в начале Первой Мировой командовал Конным полком, потом дивизией, потом корпусом. В рамках реорганизации армии, проведённой Верховным Главнокомандующим Л.Г. Корниловым, сформировал и возглавил 1-ый Украинский корпус. Генерал-лейтенант от кавалерии.

В октябре 1917 года на Всеукраинском съезде вольного казачества избран Генеральным (!) атаманом, а в апреле следующего года на Всеукраинском съезде хлеборобовгетманом всея Украины.

На долю гетмана достался сложнейший период в истории Украины – с одной стороны, пробуждение национального сознания, с другой – глубоко проникшая революционная зараза, с одной стороны – немецко-австрийская оккупация, с другой – приближающееся поражение армий Центральных держав и давление стран Антанты. С одной стороны – недоверие лидеров Белого движения, обвинения гетмана в бонапартизме и в отторжении Украины от России, с другой – ряд антигетмановских восстаний социалистов и выступления украинской бедноты… Главный тезис, который весьма аргументировано доказывает Акунов – Скоропадский рассматривал освободившуюся от большевицкой угрозы Украину как ячейку для дальнейшего восстановления законной власти и порядка на территории всей Российской Империи. Акунов приводит убедительные свидетельства: «Гетманом были установлены военные союзы с Доном и Кубанью. Румыния была вынуждена смириться с фактом присоединения к Украинской Державе южной Бессарабии. В кратчайшие сроки Украинская Держава Гетмана Скоропадского получила широчайшее международное признание. Тридцать (!) государств мира (в первую очередь, естественно, Центральные державы - Германская, Австро-Венгерская и Оттоманская империи и Болгарское царство) установили с ней официальные дипломатические отношения, десять из них открыли в Киеве свои официальные дипломатические представительства. Сама Украинская Держава Скоропадского имела послов или дипломатические комиссии в 23 странах мира. И только страны Антанты, по существу, не пожелали признать «реакционный прогерманский режим Скоропадского»».

Посланием в день сегодняшний звучат неслучайно приведённые Акуновым слова гетмана из письма, которое в 1921 году Скоропадский написал одному из друзей: «Я стою за самостийную Украину потому, что только ясно и определенно поставленный национальный лозунг может спасти Украину от большевицкого ига; кроме того, решительно изверившись в стремлении России всех лагерей к честному разрешению украинского вопроса, я считаю, что только стоя на самостоятельном пути, Украина и Великороссия смогут установить честные, братские взаимоотношения».

Доверимся мнению исследователя…

В период новейшей – либеральной – истории России многие герои как последнего царствования, так и Белого движения были реабилитированы и юридически, и в сознании самих россиян. Однако, некоторые персоны так и остались в исторической опале и на них до сих пор продолжают «вешать всех собак», обвиняя, как в плохой подготовленности страны к Первой Мировой, так и в пассивном сопротивлении большевизму.

Нужно отдать должное Вольфгангу Викторовичу – он не побоялся встать на защиту некоторых из таких «без вины виноватых» героев, и в частности, посвятил одному из них – военному министру России в 1909-1915 гг. Владимиру Александровичу Сухомлинову – целый ряд благожелательных страниц. И хоть отдельного очерка о Сухомлинове нет, портрет его также вынесен на обложку.

В.А. Сухомлинову российская армия обязана появлением автомобильных частей, рождению и развитию Императорского военно-воздушного флота, созданием военной контрразведки и государственной программы на случай мобилизации.

Но именно его сделали ответственным за неуспехи в начале Великой войны, он был смещён со всех занимаемых постов, предстал перед судом и по приговору заключен в Трубецкой бастион Петропавловской крепости.

В мае 1918 года семидесятилетний военачальник был выпущен по амнистии, выехал в Финляндию, а после в Германию, где написал и издал многократно переиздававшиеся воспоминания…

Титул Светлейшего князя – едва ли не высший в Российской Империи, со времён Царя Петра был пожалован чуть более тридцати раз, при этом его обладателями становились действительно «светлости» Государства Российского – Меншиков, Потёмкин, Орлов, Кутузов… Женщины этого титула (сами, а не по мужу) удостоены были только два раза… В 1880 году он был пожалован морганатической супруге Императора Александра II Е.М. Долгоруковой, светлейшей княгине Юрьевской… Несколько пожалований было совершено Императором в Изгнании Кириллом Владимировичем (1876-1938). Морганатическую супругу великого князя Павла Александровича (1880-1919) – графиню Ольгу Валериановну Гогенфельзен (ур. Карнович, 1865-1929) в этом перечне упоминают ошибочно. Николай II даровал ей титул княгини Палей, в родстве с этим некогда знатным, но угасшим родом запорожских сечевиков, находился род Карновичей…

Ну, так кто же была, выходит – единственная, удостоенная титула Светлейшей княгини женщина, не бывшая при этом ничьей морганатической супругой?

В 1826 году Императором Николаем Первым титул Светлейшей княгини был пожалован Шарлотте Карловне Ливен (1742-1828), воспитательнице дочерей Павла Первого, и оказавшей также весьма серьёзное влияние на образование младших сыновей Павла Петровича – Николая и Михаила.

Эта была поистине удивительная женщина! По дворцовой легенде, едва приступив к исполнению своих обязанностей, она пожаловалась одному царедворцу на недобрые манеры при дворе, да и на поведение самой Государыни. Екатерина II услышала её слова, вышла из-за ширм и заявила, что именно такая воспитательница и нужна для её внучек!

Правнуком Шарлотты Карловны и был герой следующего раздела книги «Либавские стрелки» Анатолий Павлович Ливен (1872-1937). Полковник царской армии, кавалергард, в начале зимы 1919 года он сформировал и встал во главе «Либавского добровольческого стрелкового отряда», который после воссоединения с Северо-Западной армией генерала Н.Н. Юденича, был преобразован в 5-ую пехотную дивизию под его же началом. Особо отличились либавские стрелки в мае 1919 года, когда совместно с частями балтийского ландесвера освободили захваченную большевиками Ригу. (Балтийский или прибалтийский ландесвер – добровольческое вооружённое формирование на территории Латвии, состоявшее, в основном, из балтийских немцев и призванное на борьбу с большевиками. После ряда одержанных над РККА побед, ландесверовцы столкнулись с ростом националистических настроений в Латвии и Эстонии, и многие бойцы предпочли вернуться в Германию, где часть из них влилась в ряды NSDAP).

Сам Ливен после войны поселился в Латвии, где продолжал активно участвовать в работе эмигрантских монархических и религиозных организаций (Ливен был лютеранином), писал мемуары.

Пожалуй, что любой герой этой книги достоин эпитета «легендарный», но к одному из них это определение подходит наибольшим образом!

Раздел «Позабытая война» повествует о славном пути в 1919 году Германских добровольческих корпусов в составе русской монархической Западной Добровольческой Армии генерала князя Павла Рафаиловича Бермондта-Авалова.

Сам генерал-майор по матери являлся потомком известного грузинского княжеского рода Авалишвили, а происхождение его отца до сих пор является предметом различных околонаучных споров.

Будущий военачальник получил музыкальное (!) образование и в 1901 году был зачислен капельмейстером в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. Став добровольцем этого же полка, т.е. сменив жезл военного дирижёра на казачью шашку, он участвовал в русско-японской войне. Во время Первой Мировой войны сражался в рядах 2-го Кавказского армейского корпуса. Февральскую революции категорически не принял, и с несколькими офицерами готовил в Петрограде переворот против Временного правительства. Во время Октябрьской революции находился на Украине.

Принял участие в создании немецко-русских добровольческих отрядов, составивших, наряду с ливенцами, костяк Западной добровольческой армии. И здесь тоже не обошлось без конфликтов с командующим Северо-Западной армией Юденичем и националистически ориентированными правительствами Латвии и Эстонии.

Яркой иллюстрацией ведущей мысли В.В. Акунова об «упущенном шансе» является следующий эпизод этой «позабытой войны»: «4 октября 1919 г. князь Авалов отправил главнокомандующему Вооруженными Силами Юга России генералу А.И. Деникину послание, оповещая его о том, что Западная Добровольческая Армия сначала возьмет Ригу, а затем продвинется в направлении ДвинскВеликие Луки – Невель – Новосокольники на соединение с русскими частями, находящимися под командованием других белых генералов. Ответ Деникина, целиком и полностью зомбированного на «верность союзникам» (т.е. вероломной Антанте), хорошо известен: «К черту Бермондта и его немцев»!

Аналогичное послание князя Авалова Верховному Правителю России адмиралу А.В. Колчаку осталось вообще без ответа»…

После войны Авалов эмигрировал в Германию, где создал Российское Национал-социалистическое движение, поддерживал активные отношения с немецкими монархистами, участвовал в подготовке штурмовых отрядов, воевавших на улицах немецких городов со «спартаковцами» и бойцами «Рот Фронта». Активность князя закончилась для него в Моабитской тюрьме, откуда его вызволил Бенито Муссолини, а после Италии Авалов эмигрировал в Америку. Пребывание в гестапо спасло Авалова от послевоенного преследования, и он мирно скончался в возрасте 97-ми (!) лет в Нью-Йорке, до конца дней занимаясь написанием мемуаров, а также всячески заботясь о сохранении доброй памяти о Белом движении и подчинённых ему частях.

И хоть многие историки того беспокойного периода обнаруживают в действиях и поведении князя Авалова некий авантюризм, но именно он является наиболее последовательным приверженцем российско-германского союза против «гидры революции», оставаясь до конца своих дней убеждённым монархистом и столь же убеждённым противником Антанты. И следует сказать, что царский генерал полностью отдавал себе отчёт в занимаемой им позиции. Он, без ложной скромности, писал: «Никогда Германия не позволила бы себе так злоупотребить нашею дружбою и так использовать затруднительность нашего положения, как это сделала Антанта… То, что со стороны немцев никогда не было никаких интриг, это знаю я, как единственный главнокомандующий, указавший русским путь, открытый перед ними для спасения родины, а именно "идти рука об руку с Германией". Такое мое убеждение я подтвердил моим совместным выступлением с Германией… Если Германия также причастна проникновению большевизма в Россию, то сделала она это для победы над врагом, потому что, ведя войну, не играла в футбол, а упорно боролась. Это говорю я, четыре раза раненный немецкими пулями».

Не лишним стоит заметить, что женат князь Авалов-Бермондт был на двоюродной сестре в.к. Кирилла Владимировича – принцессе Мекленбург-Шверинской…

Важным дополнением к очерку о князе Авалове является Приложение, в котором достаточно подробно рассказывается о создании и военной деятельности Балтийского ландесвера. Особый интерес вызывает включённое в этот текст исследование об использовании свастики в качестве военной символики, а также подробный рассказ о наградах и фирменных отличках, используемых в белом движении. И тут можно только пожалеть об отсутствии иллюстраций… (Кстати, продолжение разговора о свастике читатель найдёт и в следующем очерке, посвящённом барону Унгерну… Я, например, с удивлением узнал, что «в период Гражданской войны 1917-1922 гг. в России свастику использовали и сторонники большевиков. Не говоря уже о большевицких тысячерублевых банкнотах-«пятаковках» со знаком вращающейся «лунной» свастики, о печати Московского губернского Совета депутатов Р.С.Ф.С.Р. – также имевшей форму свастики! – и о центробежной свастике со вкрапленной аббревиатурой «Р.С.Ф.С.Р.», введенной красным военспецом Шориным в 1918 г. в качестве нарукавной эмблемы для своих частей на Юго-Восточном фронте, бойцы красных калмыцких конных частей Отдельной 11-й армии носили такой же свастичный нарукавный знак, а на своих головных уборах – голубую свастику вместо красноармейской пятиконечной звезды; среди бурят под красным знаменем с черной свастикой сражался… Фушенга (монгольский князь, «самодержец пустыни» - Г.П.)».

Барон фон Унгерн-Штернберг… При упоминании его имени как-то невольно хочется подтянуться, внутренне мобилизоваться… Феноменальная личность, почти мифическая… Из всех лиц, упоминаемых в рассматриваемой нами книге, в последнее время больше всего материалов написано именно о нём, и не удивительно, что оценки его судьбы и деятельности даются с противоположных полюсов. И сам Вольфганг Акунов далеко не впервые обращается к жизнеописанию барона (см., например, его документальную повесть «Белый бог войны»), а в прошлом году вышла замечательная монография Андрея Жукова «Опричный барон»… Может быть именно поэтому Акунов, как мне кажется, несколько поберёг яркие краски в той части своей книги, которая посвящена Роману Фёдоровичу – «Белый комдив. Жизнь и смерть барона Унгерна»… Описание харизматических фигур дело непростое, в чём-то даже рискованное, а потому и я ограничусь отсылкой требовательного читателя к названным выше работам и перейду к последней части книги…

Но опять же… не могу обойти вниманием Приложение и к этому очерку, в качестве которого приведён «ПРИКАЗ РУССКИМ ОТРЯДАМ НА ТЕРРИТОРИИ СОВЕТСКОЙ СИБИРИ», данный за № 15 Мая 21 дня, н. ст. 1921 г., на станции Урга. В нём, в частности, говорится:

«Я – Начальник Азиатской Конной Дивизии, Генерал-лейтенант Барон Унгерн, - сообщаю к сведению всех русских отрядов, готовых к борьбе с красными в России, следующее:

В борьбе с преступными разрушителями и осквернителями России помнить, что по мере совершенного упадка нравов в России и полного душевного и телесного разврата нельзя руководствоваться старой оценкой. Мера наказания может быть лишь одна – смертная казнь разных степеней. Старые основы правосудия изменились. Нет «правды и милости». Теперь должны существовать «правда и безжалостная суровость». Зло, пришедшее на землю, чтобы уничтожить Божественное начало в душе человеческой, должно быть вырвано с корнем. Ярости народной против руководителей, преданных слуг красных учений, не ставить преград. Помнить, что перед народом стал вопрос «быть или не быть». Единоличным начальникам, карающим преступников, помнить об искоренении зла до конца и навсегда, и о том, что справедливость в неуклонности суда.

…Народами завладел социализм, лживо проповедывающий мир, злейший и вечный враг мира на земле, т.к. смысл социализма – борьба.

Нужен мир – высший дар Неба. Ждет от нас подвига в борьбе за мир и Тот, о Ком говорит Св. Пророк Даниил (гл. XI), предсказавший жестокое время гибели носителей разврата и нечестия и пришествие дней мира: «И восстанет в то время Михаил, Князь Великий, стоящий за сынов народа Твоего, и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени, но спасутся в это время из народа Твоего все, которые найдены будут записанными в книге. Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении, нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют…»

Твердо уповая на помощь Божию, отдаю настоящий приказ и призываю вас, офицеры и солдаты, к стойкости и подвигу».

Завершает портретную галерею с книжной обложки образ человека, который хоть и находится до сих пор на слуху у наших соотечественников, но встретить его в обществе прогермански настроенных генералов белого движения для многих окажется неожиданностью… Карл Густав Эмиль Маннергейм. Шведский барон, Регент Королевства Финляндии, маршал Финляндии, Президент Финляндии… Но – русский кавалергард… Густав окончил Николаевское кавалерийское училище и 20 лет прослужил в Русской армии, начав с корнета и закончив в высоком звании генерал-лейтенанта. В 1892 году Маннергейм женился на дочери московского обер-полицмейстера Н.У. Арапова – Анастасии (1872-1936). Принимал участие в Русско-японской, Первой Мировой, Русско-финской, лапландской войнах… Воевал вместе с немцами против большевиков, воевал против немцев по условиям Мирного договора с большевиками от 19 сентября 1944 года… Так или иначе Маннергейм – это личность, которую уже никогда не вычеркнуть из русской истории, а правда о его жизни и военной, и гражданской – поможет лучше понимать и историю нашей страны… И какими бы сложными не были перипетии судьбы этого незаурядного человека, он навсегда оставался убеждённым русским монархистом, сохранившем добрую память о Государе Императоре Николае Александровиче в церемонии коронации которого он принимал участие в 1896 году… Маннергейму посвящён небольшой очерк в начале книги «Кавалергарда век был долог»…

«Атаман П.Н. Краснов перед судом Истории». Заключительный и самый значительный по объёму раздел книги. Это и понятно – ведь атаман Краснов – заметная фигура не только Первой Мировой и Гражданской, но и Второй Мировой войн. А потому, говоря о нём, невозможно обойти вопрос о моральном праве участия русской эмиграции в войне Третьего Рейха против СССР. Невозможно не выразить и своего отношения к непредрешенческой позиции части русской эмиграции. Придётся говорить и о генерале Власове, и о тех, кто перешёл на сторону «врага», хоть ещё вчера, быть может, носил под сердцем партбилет или комсомольский значок… В.В. Акунов прекрасно понимал ответственность перед решением поставленных вопросов и, на мой взгляд, дал на них исчерпывающие ответы. Их пересказ не входит в задачу данной рецензии. Но не могу не обратить внимания на очень смелую попытку Автора дать краткое, но ёмкое, объяснение причине поражения и Германии, и её русских союзников, как старого, «белогвардейского», призыва, так и нового, сформированного из военнопленных и на оккупированных немцами территориях… Акунов пишет: «…в 1941-45 годах, Сталин ухитрился идеологически переиграть Атамана Краснова, навязав ему свои правила игры, противопоставив идею народной, национальной войны – идее войны гражданской (в плену которой все еще находились генерал Краснов и его единомышленники), причем не просто войны гражданской, но вдобавок еще опирающейся на вражескую помощь. И в самом деле – белые казачьи части в составе германского Вермахта (включая даже идейных добровольцев-антикоммунистов из числа бывших «подсоветских граждан») вели в 1941-45 годах фактически гражданскую войну (которая для них никогда не кончалась!) против народной, в сущности войны, которую вело против них подавляющее большинство советского (но по преимуществу все же русского) народа».

Вполне допускаю, что у кого-то может быть своё, отличное от приведённого, мнение о причинах краха Третьего Рейха. Но точка зрения, выраженная Вольфгангом Акуновым более, чем состоятельна. И для меня её вящая убедительность заключается именно в том, что причины поражения объясняются не столько с рационалистических, сколько с метафизических позиций. Ведь по большому счёту до сих пор нет достойного объяснения героизму советских солдат и самоотдаче работников тыла (чего стоит только одна эвакуация почти всей тяжёлой промышленности из европейской части за Урал!!), защищавших по сути антинародный, узурпаторский, кровожадный режим. Разумеется, наивных людей среди тех, кто, как и атаман Краснов, встал под штандарты Третьего Рейха, не было. Все понимали, что потенциальные победители воспользуются своими правами, и с ними какое-то время придётся делиться и российскими ресурсами, и, может быть, российскими территориями. Но, как сказал в своё время «железный монархист» Н.Е. Марков-Второй, коммунизм является настолько опасным злом, главным злом, что нет такой цены, которую бы не готова была заплатить Россия для его уничтожения. К тому же… Вот, посмотрим на историю немецко-французских войн. Сколько их было? И лавры победителей примеряли то одни, то другие… Но Франция оставалась Францией, а Германия – Германией. И, победи фашисты в той войне, Россия осталась бы Россией, только без коммунистов…

Но вернёмся на сто лет назад…

«Генерал Краснов прибыл в столицу Войска Донского – Новочеркасск – 2/15 февраля 1918 года, на другой день после похорон застрелившегося от сознания всеобщей, полной безнадежности Атамана А.М. Каледина - героя Луцкого прорыва».

«Задачей… Донской власти было широкое творчество. «Творчество, - сказал в одной из своих речей… перед большим войсковым Кругом Атаман П.Н. Краснов, – никогда не было уделом коллектива. Мадонну Рафаэля создал Рафаэль, а не комитет художников»... Донскому Атаману предстояло творить, и он предпочитал остаться один вне критики Круга или Кругом назначенного правительства (своего рода «мини-Императором Дона»; и правильно – был бы только Атаман Краснов! – В.А.). «Вы хозяева Земли Донской, я ваш управляющий» - сказал Кругу новый Атаман. «Все дело в доверии. Если вы мне доверяете – вы принимаете предложенные мною законы, если вы их не примете – значит, вы мне не доверяете, боитесь, что я использую власть, вами данную, во вред войску. Тут нам не о чем разговаривать. Без вашего полного доверия я править войском не могу».

«На вопрос одного из членов Круга, не может ли он что-либо изменить или переделать в предложенных им Законах – Атаман Краснов ответил: «Могу. Статьи о флаге, гербе и гимне. Вы можете предложить мне другой флаг – кроме красного, любой герб, кроме еврейской пятиконечной звезды или иного масонского знака, и любой гимн, кроме «интернационала»».

«Донской Атаман установил немедленно связь с германским Императором Вильгельмом II и украинским Гетманом Скоропадским, объявив им о благожелательном нейтралитете Дона, и просил впредь, до освобождения всей России от большевиков, считать Дон самостоятельной республикой, управляемой Основными законами».

На Дону «Возобновились занятия в школах, гимназиях, реальных училищах, в Донском кадетском Императора Александpа III корпусе. В донском Новочеркасском Военном училище – впервые в истории русских военных учебных заведений! – по личному приказу Атамана Краснова был введен курс военной психологии, и лично Атаман приезжал в Училище читать этот курс. Генерал Н.Н. Головин (по чьей просьбе П.Н. Краснов возобновил его чтение на военно-научных курсах генерала Головина в 30-е годы в Париже) считал это нововведение, осуществленное Атаманом Красновым еще в 1918 году, фактом громаднейшего значения в истории русской военной школы. Идеи и мысли, изложенные генералом Красновым в его капитальном труде «Душа Армии», еще подлежат изучению и освоению новой Российской армией (если ей суждено пронести в будущее это славное имя). Работали также Донская Офицерская школа, аналогичного типа самолетная школа и военно-фельдшерские курсы».

«К августу 1918 года было почти закончено формирование постоянной Донской Армии, так называемой Молодой армии, из казаков 19-20-летнего возраста.

Общая численность казачьих молодежных частей превышала 30 000 штыков и сабель. Именно эти молодые донцы должны были идти с Деникиным освобождать Москву от ига Коминтерна. Их особо тщательно снаряжали, особенно тщательно воспитывали и прививали им идею освободительного похода для спасения России».

Но, как известно, наступление на Москву началось лишь поздней осенью 1919 года. В. Акунов пишет: «Добровольческая армия Деникина встретила на своем пути уже не красногвардейские банды, страшные лишь для мирного населения, а скованную железной дисциплиной и драконовскими мерами дециматора Троцкого регулярную Красную армию силою в миллион штыков и сабель, подгоняемую в спину пулеметами заградотрядов и руководимую отнюдь не последними генералами старого русского Генерального Штаба: Бонч-Бруевич, Парский, Гутор, Зайончковский, Клембовский, Свечин, Лебедев, Брусилов – список «черного войска» мог бы занять целую страницу. Да будут прокляты эти иуды во веки веков!»

И верный своему главному тезису, Автор вновь повторяет: «Еще раз подчеркнем, что именно в мае 1918 года вождями Белого движения был упущен уникальный исторический шанс не просто вышвырнуть большевиков из Москвы, но и переиграть – в последнюю минуту! – итоги первой мировой войны, сменив противоестественный русско-англо-французский союз на естественный, евразийский, русско-германский».

Да, так получилось, что, анонсируя последнюю часть книги, посвящённую П.Н. Краснову, я так ни слова и не сказал о военной стороне дела - ни об его участии в Первой Мировой, ни в Гражданской, ни во Второй Мировой войнах. Ну что ж, книги пишутся затем, чтоб их читали, а не кратко пересказывали… Однако, невозможно обойти стороной того факта, что П.Н. Краснов был не только известным военачальником, но и известным и весьма плодотворным писателем. Характеризуя первые послеоктябрьские месяцы 1917 года в своей патриотической антиутопии «За Чертополохом» (1922, 1928 гг.) Пётр Николаевич писал: «И стали гибнуть лучшие люди. И когда они погибли, подняла голову…пьяная, паршивая Русь, все отрицающая, над всем смеющаяся, и сорвала в несколько часов остатки красоты былой Руси, Руси Царской. Руси Императорской…И стала советская республика. Олицетворением ее стал Ленин. Вы видали его портреты! Ведь это тот самый пьяный мужик, вшами покрытый, грязный и никчемный, только вырядившийся в короткий пиджак и примаслившийся партийной ученостью».

«Единственный реальный шанс на спасение для исторической России – в примирении и военном союзе с недавними противниками, которых недруги германского и русского народов в очередной раз столкнули лбами, видели буквально все мыслящие русские патриоты, - утверждает Акунов, и далее пишет – Если бы русские офицеры и генералы, втайне понимавшие шестым чувством, кто их главный враг, не стеснялись этого чувства и, из ложных соображений верности своим неверным «союзникам», перестали бы отказываться от германской помощи!.. Но победоносное русско-германское братство по оружие не входило в планы коварной Антанты и её прислужников в России и Германии. И они приложили все усилия, чтобы торпедировать его. В результате уникальный исторический шанс был упущен и остался неиспользованным».

Герои книги – это как раз те «офицеры и генералы», кто попытались этот уникальный шанс использовать. Но…в 1918 году в Германии грянула Ноябрьская революция, и была провозглашена Веймарская республика. Кайзер Вильгельм II скрылся в Нидерландах, где подписал отречение от обоих престолов – прусского и германского… В июне 1919 года был подписан унизительный и кабальный Версальский мирный договор. В этой ситуации рассчитывать на немецкую помощь и поддержку стало бессмысленно… Так был ли этот «исторический шанс»? Автор считает, что был… Я оставляю этот вопрос для себя открытым, но для меня гораздо важнее, что этот «исторический шанс» есть «здесь и теперь»!!

Военные победы, как и всякая власть на земле, одерживаются или устанавливается либо по Божьему благоволению, либо по Божьему попущению. Поражение белого движения в Гражданской войне было предрешено уже тем, что подавляющее большинство его руководителей и были главными виновниками свержения Государя Императора и прихода к власти Временного правительства. Предательство Помазанника Божия обернулось для российской элиты, включая военачальников и церковных иерархов, полным крахом, как моральным, так и физическим. Вольфганг Акунов однозначно утверждает это, ссылаясь на авторитет самого Атамана П.Н. Краснова: «Сознательное отступление в феврале 1917 года от Духа и Буквы Царской присяги, нарушение святости Крестного целования лишило повинных в этом отступлении людей, особенно из среды высшего военного руководства – благодати Божьей, включая военную харизму. А всякое (в том числе и военное!) творчество, как любил повторять Атаман Краснов – плод Духа Святого!»

Но сделанный сто лет назад лучшими людьми выбор не утратил своего мистического значения и по сей день. Был указан единственно верный путь для Европы и мира во имя Мира и Европы. И ничто не мешает сегодня двум великим нациям теснее сплотиться вокруг «белой идеи», которая не умерла и не умрёт никогда, и продолжить общее «белое дело», за которое пали истинные герои России…

Апрель 2019 года

Москва



Название статьи:   УПУЩЕННЫЙ ШАНС или ВЫБОР, КОТОРОГО НЕ БЫЛО
Категория темы:    Вольфганг Акунов Белое движение
Автор (ы) статьи:  
Источник статьи:    Георгий ПАВЛЕНКО
Дата написания статьи:   {date}


Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!




Комментарии (0)   Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"



I Мировая война Артиллерия Белое движение Великая Отечественная война Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Казачество Крымская война Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация Французская армия
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество» Издательство "Рейтар", литература на историческую тематику. Последние новинки... Новые поступления, новые номера журналов...




ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...