Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...
Все будет там отлично и гладко лишь до первого грома.
Н. Морозов




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

Пивные нашей юности

Пивные нашей юности

Моему другу Андрею Баталову - "Бате"

Кусок поджаренной ветчинки, полежавшей в рассоле, да с картофельными кнедликами, посыпанными шкварками, да с капустой!..Пальчики оближешь! После этого и пивко пьется с удовольствием!...Что еще нужно человеку?

Ярослав Гашек. Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

В жизни мне пришлось побывать в разных странах и посетить там - скажу без преувеличения! - великое множество пивных. В мюнхенском "Гофбройхаузе" я как-то (в хорошей компании) выпил за долгий вечер 14 литров светлого фильтрованного баварского пива, перемежавшихся рюмочками энциана (настойки горечавки) под хорошую закуску (я съел, помнится, две увесистые, отлично прожаренные, свиные рульки с хрустящей корочкой - "швайнсхаксен" - с картофельным пюре, горчицей и тушеной квашеной капустой - и даже, нежданно-негаданно, был награжден за это "достижение" медалью белого металла с изображением монашка в капюшоне - "Мюнхенер Киндль" - на покрытых бело-голубыми ромбиками шейной ленте). Много еще было разных историй, связанных с пивом и пивными. Но с посещениями пивных твоей юности, конечно же, ничто в сравненье не идет...

Помню, например, так называемую "Яму" - подвальную пивную на углу Столешникова переулка и улицы Кузнецкий мост. В этом пивном подвале всегда было зело людно, тесно, дымно и чадно. Я обычно ходил пить пиво в "Яму", когда навещал моих бывших одноклассников, поступивших после окончания школы в расположенный неподалеку от пивной Московский Архитектурный Институт (МАРХИ) - например, моего закадычного друга Андрея Баталова alias "(пана) Баты" alias "Мэтра" alias "Апостола". Со многими из их институтских однокашников, пусть даже и не учившихся в нашей спецшколе №13 Краснопресненского района города Москвы с расширенным преподаванием немецкого языка, я, тем не менее, был знаком и даже дружен еще с школьных лет. Почти все они (кроме, если не ошибаюсь, Лешки Туркуса) до института учились в школе №10 (с архитектурным уклоном) во дворе кинотеатра "Форум" неподалеку от Колхозной (ныне - Сухаревской) площади (где, кстати, жил тогда с мамой, бабушкой и дедушкой друг нашего детства и одноклассник Виктор Милитарев alias "Милитарша" alias "Милишвили" alias "Инжир" alias "Жирное Мясо" alias - "Милитопик" alias - "Мелик" alias "Молли-Белый-Хвостик" alias "Эмбрион" alias "Крепыш" alias "Солнечный Кабанчик", - начинавший уже в то кажущееся ныне людям нашего поколения столь далеким время понемногу трансформироваться из "просто" неординарной личности в личность поистине легендарную; впрочем, о нем - разговор особый).

10-я школа славилась если и не на всю Москву, то на всю территорию современного Центрального Административного Округа, своими школьными танцевальными вечерами, на которых играли модные рок-группы (тогда, впрочем, мы говорили еще не "рок-музыка", а "бит-музыка", официально же рок-группы именовались "вокально-инструментальными ансамблями", сокращенно: ВИА, например: ВИА "Цветы" - будущая группа Стаса Намина, ВИА "Скоморохи", ВИА "Веселые ребята", ВИА "Поющие гитары" и даже ВИА "Битлс"). В 10-й школе учились, например, Сашка Бродский ("Брод"), Андрей Днепров, Петя Нестеров, Коля Афанасьев ("Афонька" alias "Афоня" - его жизнь занесла дальше всех, аж в Лос Анджелес), Таня Фролова (по прозвищу "Фри Лава") и многие другие. Тогда танцевали, главным образом, шейк и медленные танцы (мало кто хорошо танцевал рок-н-ролл, хотя, конечно, были и такие). Впрочем, довольно об этом...

В пивном подвале на Кузнецком всегда стоял дым коромыслом от (и тогда еще довольно дешевых) крепких сигарет (в том числе и без фильтра), папирос, трубок и даже сигар. Сигары тогда в Москве мало кто курил, хотя одно время - когда мы еще учились в школе - чуть ли не во всех киосках табачных изделий продавались отборные гаванские сигары марок "Упман" и "Монте-Кристо", первые - в серебристых, вторые - в бежевых, с изображениями обнаженных шпаг, жестяных завинчивающихся гильзах. Стоили они, по нынешним временам (и по сравнению с западным рынком), конечно же дешево, но по нашим представлениям, наоборот, очень дорого - по рублю за штуку (вероятно, Куба расплачивалась ими со "старшим братом" по социалистическому лагерю на бартерной основе - думаю так, потому что эти дорогие сигары как-то в одночасье исчезли из продажи). Продавались некоторое время и кубинские сигареты "Лигерос", но у них, несмотря на крепость табака (ведь они, как-никак делались из обрезков "тех самых" гаванских сигар!) был отвратительный вкус - не зря их прозвали в народе "Смерть кубинцам!".

Вернемся, однако, в наш пивной подвальчик на Кузнецком. Пиво тогда было принято подсаливать прямо в кружках. Мы часто натирали солью края не слишком чисто вымытых стеклянных кружек (дизайн которых был когда-то разработан Верой Мухиной, известной более как скульптор, автор "эталона социалистического реализма", "самой знаменитой пары СССР", "идеала и символа советской эпохи", короче - украшавшего вход на ВДНХ монумента "Рабочий и колхозница") с ледяным и не слишком крепким - скажем прямо! - пивом. Солонки с крупной солью стояли прямо на столиках. Если мне не изменяет память, когда-то на столиках стояли даже тарелочки с бесплатными солеными сушками (хотя, возможно, я ошибаюсь, и за сушки приходилось платить). В некоторых пивных (надо сказать, что тогдашние "торговые точки" Общепита носили весьма разнообразные названия: просто пивные, пивные бары, пивные залы, столовые, кафе-столовые, домовые кухни, фабрики-кухни, кафе, кафетерии, чайные, шашлычные, чебуречные, хинкальные, пельменные, блинные, котлетные, сосисочные, пончиковые, бутербродные, рюмочные, кафе-молочные) продавались красные, вареные в соленой воде речные раки (как правило, не слишком крупного размера; после поедания большого количества раков выступали беловатые пупырышки-прыщики на кончике языка) и креветки (как правило, очень мелкие). Впоследствии (например, в пивной на нынешнем Новом Арбате, сиречь на тогдашнем проспекте Калинина, прямо напротив бывшего магазина "Рыба", ставшего ныне аптекой "Ригла" - там, где сейчас расположен пивной ресторан "Генацвале", рядом с бывшим кафе "Валдай") стали предлагать к пиву (подававшемуся не только в полулитровых стеклянных кружках, но и в стеклянных же кувшинах, что для тогдашней Москвы было изрядным новшеством и нарушением традиций потребления пива) соленую, вяленую и копченую рыбу, горячие сосиски и сардельки; впрочем, так было не всегда и не везде.

Модной пивной "точкой" был так называемый "Стеклянный Куб" - пивной бар на Дорогомиловской улице близ Киевского вокзала ("Сайгон"). Туда всегда была очередь, поэтому, собираясь дружной компанией выпить пива, мы всегда высылали пару человек в качестве некоего "авангарда" или "передового отряда" вперед, чтобы занять столик и продержать его до подхода основной компании. Потом можно было, через швейцара (за небольшую мзду) извлечь "своих" из толпившейся перед входом в пивную очередь, и препроводить их внутрь, к заветному столику. Кстати, вспомнил, что порой в пивных не хватало не только стоячих или посадочных мест за столиками, но и кружек - их также приходилось дожидаться. Объяснялось эта вечная нехватка всего - от пива в магазинах до кружек в пивных очень просто - спрос роковым образом превышал предложение - нас было слишком много для советской дефицитной экономики...

Хаживали мы также в громадный (по моим тогдашним представлениям) пивной бар "Пльзень" в Парке Горького, в пивной зал (или пивной бар, память подводит) "Петрополь" (так он, вроде, назывался) между Колхозной площадью и станцией метро "Лермонтовская" ("Красные Ворота"), близ тогдашнего дома упомянутого выше Виктора Милитарева-"Милитарши"; нередко, вдруг охваченные тягой к перемене мест и попадая под влиянье музы дальних странствий, отправлялись в популярную пивную под названием "Ракушка", расположенную в самом конце Ленинского проспекта (или проспекта Вернадского - сейчас уже точно не помню), а то и в пользовавшийся не меньшей популярности пивной бар на улице Дмитрия Ульянова (официальное название которого, к сожалению, совершенно изгладилось из памяти Вашего покорного слуги, в отличие от неофициального - "У брата"; детям постсоветской эпохи поясняю, что Дмитрий Ульянов был братом Владимира Ульянова-Ленина).

Разумеется, мы, как и все посетители тогдашних советских пивных заведений, грешили тем, что подливали тайком в пиво водку из купленной загодя в магазине тайно пронесенной в кабак и спрятанной под столом бутылки. Делалось это не из любви к приключениям, а исключительно из соображений экономии (в питейном заведении водка стоила гораздо дороже, чем в винном отделе; впрочем, и тогда существовали винные магазины, а однажды - правда, не в Москве, а во Владимире - автору этих строк пришлось видеть чисто водочный магазин, который так и назывался "Водка", торговал, в соответствии со своим называнием, ТОЛЬКО водкой и был расположен рядом с местным ликеро-водочным заводом, о котором жители славного града на Лыбеди даже сложили следующее стихотворение:

Владимир, город наш могучий,
Стоит на Лыбеди вонючей,
А посреди вонючих вод -
Ликеро-водочный завод).

Пиво, перемешанное с водкой, именовалась "ершом" (поскольку считалось, что с непривычки сию смесь так же трудно проглотить, как и сырого ерша - рыбу, как известно, весьма колючую, хотя и чрезвычайно вкусную в разваренном виде в ухе, куда ершей кладут завернутыми в марлевый мешочек и разваривают до костей, выкидываемых затем, вместе с колючками, прямо в мешочке, после чего уху, в которую желательно добавить рюмочку "водяры", как мы, с подачи Лёхи Былинкина, по прозвищу "Христос" (живущего ныне в Берлине), любовно называли водку в юности, надо хлебать как можно скорее, ибо она - с пылу-с жару, с дымком, так вкусна, что едоков, как говорится, "за уши не оторвешь"). Если же водка наливалась в кружку поверх пива, не смешиваясь с ним, этот считавшийся более изысканным, хотя и отличавшийся не столь быстрым действием, как "ерш", напиток назывался коктейль "Тушите свет" или - более нейтрально - коктейль "Молодежный". Смешивали мы, естественно, не только пиво с водкой, но и, например (когда была "манюха", то есть деньги, или, как теперь выражаются, "лавэ"), сладкое или полусладкое советское шампанское с армянским (а еще лучше - с более сладким молдавским) коньяком из расчета одна треть коньяка поверх двух третей шампанского Налитого, естественно, в фужер или в бокал, а не в пивную кружку - хотя, конечно, иногда бывало, что и в кружку!) - эта коньячно-шампанская смесь называлась коктейль "Бурый медведь" и обладала воистину убойной силой. Был еще самодельный коктейль "Северное сияние" и еще множество "молодежных коктейлей" в этом же роде. Пили мы и самодельную настойку из противнейшей на вкус болгарской зубной пасты "Поморин" пополам с водой, и разведенный с водой восхитительно пенящийся "Тройной одеколон" (эту смесь приходилось буквально проталкивать в противящиеся сему процессу гортань и пищевод титаническими усилиями шейных мышц), и разведенную в воде туалетную воду самых разных видов (к примеру, "English Leather" - этот вариант почему-то запомнился мне особенно хорошо). Однако представляется необходимым подчеркнуть, что в число употребляемых нами адских смесей не входил коктейль "Слеза комсомолки" и ни один из прочих экзотических коктейлей, перечисленных блаженной памяти Венечкой Ерофеевым в его поистине бессмертном "Москва-Петушки". Хоть Венечка и был нашим современником, варившемся, так сказать, в том же самом соку, но либо держал рецепты своих коктейлей в строжайшем секрете, либо...уж не знаю, что и подумать. Впрочем, довольно об этом, ведь наша главная тема - советские пивные заведения эпохи развитого социализма...

Кстати говоря, пиво в пору нашей юности продавалось не только в магазинах и пивных, но и в буфетах вокзалов, театров, концертных залов и кинотеатров. Как сейчас помню буфет расположенного неподалеку от нашей школы, в здании "Моспроекта", кинотеатра "Москва" (ныне - "Дом Ханжонкова"), куда мы с одноклассниками - чаще всего, с Андреем Баталовым, но порой также с Вовой Малюковым или с Сашей Шавердяном (порою же - с обоими нашими соратниками по "Клубу Одиннадцатой Заповеди") - под тем или иным предлогом (а порой - и вовсе без предлога), накопив предварительно денег, полученных от родителей на еду (наши школьные буфет и столовая были отнюдь не бесплатными) сбегали с уроков. Там чаще всего продавалось пиво тогдашних "элитных" марок - "Останкинское", "Рижское", "Дипломат", "Бархатное", "Двойное золотое", а иногда - даже импортное (югославское "Bir" или чешское - "Пльзеньский праздрой"). Еще сейчас стоит у меня перед глазами темное пиво марки "Рижское", струящееся из конической, с витым горлышком, коричневой бутылки в цилиндрический, тонкого прозрачного стекла, чайный стакан с тройной полоской кольцом по верхнему краю или в середине. Теперь таких стаканов нет в продаже, остались одни граненые. А в пору детства, отрочества, юности и молодости нашей в поездах дальнего следования проводницы непременно подавали в купе чай в именно таких, тонкого стекла, цилиндрической формы чайных стаканах, в подстаканниках из мельхиора, украшенных штампованными или гравированными изображениями Московского Кремля (обычно - Спасской башни). Куда теперь делись все эти тонкие чайные стаканы (а главное - мельхиоровые подстаканники!) ведомо, видимо, лишь всеведущему (?) руководству РЖД...

Вольфганг Акунов



Название статьи:   Пивные нашей юности
Категория темы:   {tags}
Автор (ы) статьи:  
Источник статьи:    Вольфганг Акунов
Дата написания статьи:  {date}


Ключевые слова: Вольфганг Акунов
Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!

Комментарии (0)  Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна!

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"



I Мировая война Артиллерия Белое движение Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Донское казачество Древняя Русь История полков Кавалерия Казачество Крымская война Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация Французская армия







ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru