Щербатов, Алексей Григорьевич, князь, генерал-лейтенант

Щербатов, князь Алексей Григорьевич, (Щербатов 1-й), генерал-от-инфантерии, член Государственного Совета, московский генерал губернатор, (23.2.1776, Москва — 15 (по др. данным, 18).12.1848, там же).

Сын отставного секунд-майора князя Г. А. Щербатова (1735–1810), брат Н. Г. Щербатова.

Щербатов, князь Алексей Григорьевич, (Щербатов 1-й), генерал-от-инфантерии, член Государственного Совета, Московский генерал-губернатор

Портрет князя Щербатова 1-го, Алексея Григорьевича, генерала-от-инфантерии, члена Государственного Совета, Московского генерал-губернатора. Г. Доу. ГЭ. 1825 г.

Изображен в свитском мундире, со звездами орденов Св. Александра Невского и Св. Владимира II ст., со знаком и звездой ордена Св. Георгия II ст., с серебряной медалью «В память Отечественной войны», со знаком ордена Красного Орла I ст. (Пруссия).

Участник кампании 1806-1807 и боевых действий на Дунае в 1810.

В 1812 командовал 18-й пехотной дивизией в армии Тормасова. Участник заграничных походов

1813–1814, подавления Польского восстания 1830-1831.

В отставке в 1835-1839. Военный губернатор Москвы в 1844–1846.

Родился в Москве 23 февраля 1776 г. и на шестом году, по тогдашнему обыкновению, был записан в гвардию унтер-офицером.

Боевой формуляр:

В 1781 записан солдатом в Лейб-Гвардии Измайловский полк,

10.8.1782 произведен в сержанты.

10.2.1790 переведен в Лейб-Гвардии Семеновский полк.

1.1.1792 произведен в прапорщики.

В 1798 награжден орд. Св. Иоанна Иерусалимского и 22 декабря произведен в капитаны, 24.4.1799 — в полковники.

27.10.1800 удостоен чина генерал-майора и назначен шефом Тенгинского мушкетерского полка.

23.9.1804 уволен "за болезнью» в отставку.

4.9.1805 вновь принят в службу и 28.9.1806 определен шефом формировавшегося Костромского мушкетерского (с 1811 — пехотного) полка (состоял им до 1.9.1814).

Участвовал в кампаниях с французами 1806 и 1807 гг.

В сражении 14.12.1806 при Голымине его необстрелянный полк обратился в бегство, но ЩЕРБАТОВ со знаменем в руках бросился вперед и увлек за собой солдат (за отличие награжден орд. Св. Георгия 4-го кл.).

Участвовал также в деле при Гофе и в сражении при Прейсиш-Эйлау (орд. Св. Владимира 3-й ст.).

С марта 1807 участвовал в обороне Данцига от французов.

16.8.1807 назначен командиром бригады в 18-й дивизии.

В 1809–11 находился в Молдавской армии, при осаде Шумлы был тяжело ранен в грудь.

С 17.2.1811 начальник 18-й пехотной дивизии.

С 12.9.1811 временно командовал 22-й пехотной дивизией, затем с 10.11.1811 — вновь 18-й пехотной дивизией, с которой в 1812 в составе 3-й Обсервационной армии участвовал в делах и сражениях под Брест-Литовском, Кобрином (орд. Св. Анны 1-й ст.) и Городечной (орд. Св. Георгия 3-го кл.). 11 (23) ноября после поражения русского авангарда под Лошницей назначен командовать войсками, защищавшими Борисов.

Участвовал в преследовании отступавшего неприятеля от Березины до Вильно.

Весной 1813 был при осаде Торна (орд. Св. Владимира 2-й ст.), в сражениях под Кенигсвартой и Баутценом (получил контузию в грудь, отмечен алмазными знаками к орд. Св. Анны 1-й ст.).

26.5.1813 произведен в генерал-лейтенанты со старшинством с 18.11.1812.

29.5.1813 назначен командиром 6-го пехотного корпуса, вошедшего состав Силезской армии, отличился в сражении на р. Кацбах, под Левенбергом разбил дивизию ген. Ж. Пюто (орд. Св. Александра Невского).

За отличие в Лейпцигском сражении отмечен золотой шпагой "За храбрость» с алмазами.

В кампанию 1814 отличился в сражении при Бриенн-ле-Шато (орд. Св. Георгия 2-го кл.). Участвовал в сражениях при Ла-Ротьере, Лаоне и Краоне, в осаде Суассона, был при взятии Парижа.

29.8.1814 вернулся к командованию 18-й пехотной дивизией.

С 9.4.1816 по 7.8.1816 командир 6-го пехотного корпуса.

30.8.1816 пожалован в генерал-адъютанты.

12.12.1823 произведен в генералы от инфантерии.

С 25.11.1824 командир 4-го пехотного корпуса.

В начале 1826 фактически отказался подавлять выступление Черниговского пехотного полка.

С 16.9.1826 по 19.1.1829 командир 2-го пехотного корпуса.

Во время подавления Польского восстания 1830–31 гг. командовал гвардейским корпусом под главным начальством Великого князя Михаила Павловича.

25.6.1831 награжден орд. Св. Владимира 1-й ст., а за взятие Варшавы — зол. шпагой "За храбрость» с алмазами и лаврами.

6.10.1831 вновь назначен шефом Костромского пехотного полка.

С 11.6.1832 Председатель генерал-аудиториата.

13.12.1835 уволен "по домашним обстоятельствам» с мундиром и пенсионом.

24.4.1839 снова принят в службу и вновь назначен шефом Костромского егерского полка, а 1 июля того же года — членом Гос. совета. С 6.6.1843, по случаю болезни Московского военного генерал-губернатора Д. В. Голицына, исправлял его должность, 10 октября того же года награжден орд. Св. Андрея Первозванного. 14.4.1844 утвержден в должности Московского военного генерал-губернатора.

6.5.1848 уволен от должности и вскоре скончался.

Воспитание свое, довольно хорошее для своего времени, он получил в доме отца, под руководством, главным образом, француза-гувернера, горячего поклонника Руссо.

В 1792 г., 16-тилетним юношей, Щербатов был произведен в прапорщики гвардии Семеновского полка, но продолжал считаться в отпуску. Его действительная служба началась лишь в 1796 г., уже по смерти Екатерины II.

Потомок древнего дворянского рода(см. Щербатовы, русский княжеский род), человек со средствами и обширными великосветскими связями, обладая к тому же недюжинными способностями, он с исключительной быстротой стал подниматься по служебной лестнице: уже в 1798 г. ему в числе немногих был пожалован Мальтийский орден, а в 1800 г. 25-тилетний гвардеец, всего лишь четыре года находившийся на действительной службе, был произведен в генерал-майоры и назначен командиром одного из пехотных полков в Петербурге. Однако вслед за этим его так блестяще начатая военная карьера прервалась: из-за каких-то не совсем выясненных неприятностей он должен был выйти в отставку.

Вновь поступил он на службу только в 1805 г., когда началась первая война с Наполеоном.

Но в этой кампании никакой выдающейся роли он не играл и даже не имел случая отличиться, так как со своим полком все время простоял в Слониме. Здесь он получил тяжелую весть о смерти брата Владимира, скончавшегося от полученных под Аустерлицем ран и вслед за этим уехал в Москву к родителям.

В 1806 г. был объявлен заграничный поход всем войскам. Осенью этого года Щербатов вместе со сформированным им в Москве полком был уже в пределах Пруссии, где присоединился к отряду кн. Д. В. Голицына, с которым впоследствии породнился.

Боевое крещение Щербатов получил в Голоминской битве, происходившей в один день с Пултусским сражением.

Неопытный в команде, сбивчивыми и неправильными распоряжениями он вначале привел было свой полк в полное замешательство, но затем порывом безудержной храбрости сам же и исправил свои ошибки: схватив передовое знамя, он рванулся вперед полка и, очертя голову, ринулся в опасность; этим поступком он вновь воодушевил колебавшихся молодых солдат, которые быстро сомкнули ряды и до самого вечера вполне успешно отбивали превосходящего силами неприятеля.

Проявленная в этом деле Щербатова неустрашимость была награждена орденом Георгия 4 кл.

Головино было первым звеном в длинной цепи битв, сражений и схваток, в которых Щербатов принимал личное участие в течение своей долголетней службы, совпавшей с одним из наиболее воинственных периодов в русской истории. В той же кампании 1806—1807 гг. он участвовал в сражениях при селении Гофе и при Прейсиш-Эйлау, а затем, по распоряжению ген. Беннигсена, морским путем отправился со значительным отрядом на помощь осажденному французами с суши Данцигу.

Проникши в город с моря, он присоединил своих людей к остальному гарнизону и стал во главе обороны. Однако 8000 солдат, к тому же почти совершенно отрезанных от всякой внешней помощи, не могли долго сопротивляться 50-ти-тысячной французской армии, громившей город орудийным огнем. Крепость вынуждена была капитулировать, но защитники вышли со всеми военными почестями, хотя с условием в течение года не сражаться против Франции и её союзников. Лично Щербатов не согласился связать себе руки годовым бездействием и предпочел плен.

Его защита Данцига характеризуется двумя Высочайшими рескриптами, данными на его имя, в первом из которых, от 21 апреля 1807 г., он называется "твердой и деятельной», а во втором, от 20 мая того же года, говорится, что Щербатов, "истощив все зависевшие от него средства к спасению» Данцига, "увеличив, поколику обстоятельства это позволили, славу нашего оружия и, наконец, сдавшись только тогда, когда никакого уже но оставалось способа к защите, — соблюл все то, что от российского воина требовать можно было».

Пленному Щербатову Наполеон в Дрездене дал особую аудиенцию, после которой отпустил его из плена "с честью», т. е. без всяких условий.

В 1809 г. Щербатов женился и вскоре после брака отправился из Москвы вновь в поход, в котором сопровождала его и супруга. Последняя однако через некоторое время опасно заболела, и Щербатов поспешил с ней в Москву.

Здесь его ожидал ряд тяжелых утрат: сначала умерла его жена, а за нею через короткое время последовали его отец и мать.

Эти три один за другим следовавших удара привели Щербатова в полное отчаяние, и он вслед за последним из них немедленно отправился в Дунайскую армию, где в буквальном смысле стал искать смерти. Во время одного из кровопролитных приступов на Шумлу он намеренно стал в первом ряду наступающих и чуть ли не первым был весьма опасно ранен в грудь (тяжелой драме, пережитой Щербатовым и гнавшей его на поле битвы, Жуковский, бывший с Щербатовым в дружественных отношениях, посвятил четыре стиха в своем "Певце»: "Хвала, Щербатов, вождь младой! Среди грозы военной, друзья, он сетует душой о трате незабвенной»).

Рана оказалась, однако, не смертельной, и Щербатов, излечившись от неё, снова вступил в ряды войск начальником 18-ой дивизии на место умершего кн. Долгорукого.

Дивизия простояла на зимних квартирах сначала в Хотине, a затем в Каменец-Подольске, и вынужденное бездействие чрезвычайно тяготило Щербатова; поэтому, как только на место умершего гр. Каменского был назначен новый командующий, М. Ил. Кутузов, он немедленно попросился в действующую армию. Разрешение было дано, но за скорым окончанием кампании ему так и не пришлось более участвовать в сражениях.

Началась война 1812 г.

Дивизия Щербатова входила в состав 3-ей Западной армии.

Первым делом Щербатова в этой войне было взятие Брест-Литовска, занятого саксонцами; затем он участвовал во взятии Кобрина, где целая саксонская бригада сдалась в плен. За последнее дело он был награжден орденом св. Анны 1 ст. При с. Поддубье Щербатов командовал всем правым крылом и за успешное сопротивление натиску неприятеля был удостоен ордена Георгия 3 кл., а за осаду Торна, где он начальствовал над войсками, открывавшими первую траншею, награжден Владимиром 2 ст. Особенно блестяще отличился он в деле при Кенигсварте, одной своей 18-ой дивизией разбив целый итальянский корпус и захватив в плен несколько генералов.

Бриллиантовые знаки ордена св. Анны, чин генерал-лейтенанта и начальствование над 6-м пехотным корпусом (17 и 18 дивизии) были ему наградой за это жаркое дело. Только полученная в день Буаценской битвы серьезная контузия в грудь удержала его от участия в ближайших сражениях. Оправившись от неё, Щербатов получил лестное предложение взять на себя сформирование новой армии в Польше. Так как вместе с этим ему пришлось бы покинуть театр военных действий, что менее всего ему было желательно, то он отклонил упомянутое предложение и остался в действующей армии.

В 1813 г. его корпус был причислен к Силезской армии, состоявшей под командой Блюхера.

Из сражений, в которых Щербатов принимал участие в этом году, особенно важно дело при г. Левенберге, где он при содействии ген. Рудзевича уничтожил французскую дивизию ген. Пюто, a последнего взял в плен.

Награжденный за этот успех орденом Александра Невского, Щербатов вплоть до Лейпцигского сражения исполнял главным образом стратегические поручения, прикрывая своим корпусом Силезию и сдерживая наступление французов на Дрезден, a после Лейпцигской победы поспешил к Рейну, при котором вместе со всей Силезкой армией присоединился к главным силам. Перейдя Рейн и двигаясь по приказанию Блюхера к Бриенну, 14 января 1814 г. он встретил у Линьи арриергард маршала Виктора и, не дав неприятелю опомниться, атаковал его. Стремительный штурм на Линьи с разных сторон и убийственный артиллерийский огонь с окрестных высот привели неприятеля в замешательство, воспользовавшись которым Щербатов со всем своим корпусом ворвался в город, ударил в штыки и вынудил французов к беспорядочному отступлению. Неприятель пытался было удержаться в соседнем городке, Сен-Дизье, но безуспешно.

20 января 1814 г. произошла знаменитая битва у Бриенна, которым Наполеон особенно дорожил, и как выгодной позицией и как местом, дорогим ему поличным воспоминаниям (воспитывался в Бриеннской военной школе).

Корпус Щербатова в этом сражении повел атаку на неприятельский центр, прикрытый значительной батареей из 28 пушек. Когда французы по всей линии пришли в замешательство, Щербатов немедленно воспользовался этим и захватил в свои руки все 28 пушек, тем самым нанесши неприятелю удар в самое больное место (известно, что артиллерия в руках Наполеона была главным орудием его побед).

На другой день после битвы государь перед всем фронтом обнял Щербатова за эту заслугу и собственноручно украсил его грудь Георгием 2 ст.

В дальнейших военных операциях Щербатов участвовал в битвах при мест. Ла-Форте, гор. Мери и при взятии Суассона, a затем вместе с остальной армией 19 марта вступил в Париж, где внимательный и благосклонный к нему император 1 апреля назначил его командиром 3-го отдельного корпуса (на место ген. Сакена, который занял пост парижского генерал-губернатора), а вскоре начальником 6-го пехотного корпуса и удостоил его звания генерал-адъютанта.

Вместе с падением Наполеона и следовавшим за этим мирным временем наступил и для Щербатова период покоя.

В 1817 г. он вторично женился и вместе с супругой предпринял продолжительное путешествие по Западной Европе, во время которого посетил Италию, Швейцарию, Францию, Англию и южно-германские государства, всюду останавливаясь для обозрения художественных и просветительных достопримечательностей. По возвращении на родину, он в 1825 г. был произведен в генералы-от-инфантерии, в 1826 г. назначен командиром 2-го корпуса, а в 1827 г., после маневров у г. Вязьмы, получил бриллиантовые знаки ордена св. Александра Невского.

В турецком походе 1828 г. он, незадолго перед этим тяжело заболев, не участвовал, хотя имел приказание двинуться со своим корпусом к Силистрии. Наоборот, в польской кампании он играл довольно видную роль, особенно отличившись в обороне Жолтковской переправы, где, по словам данного ему за это дело Высочайшего рескрипта, — "явил новый опыт блистательной храбрости и неизменного хладнокровия и примером своим одушевлял воинов, в деле сем бывших».

За это дело, а также за участие во взятии Варшавы он был пожалован орденом Владимира 1 ст., шпагой, украшенной бриллиантами, с надписью "за храбрость» и Польским орденом 1 ст., а упомянутым рескриптом (6 октября 1831 г.), в доказательство Высочайшей "отличной признательности за достохвальное служение в продолжение благополучно окончившейся войны против польских мятежников», назначен шефом Костромского полка.

По окончании польской кампании Щербатов недолгое время занимал должность председателя во вновь учрежденном генерал-аудиториате и в 1835 г., утомленный 45-лет ней службой, вышел в отставку.

В его и послужном списке занесены 33 сражения, в которых он принимал личное участие.

Вдали от всяких дел он пробыл лишь четыре года, так как в 1839 г. вновь возвратился к государственной деятельности, будучи назначен членом Государственного Совета, а через год также председателем комитета о раненых.

В 1843 г. тяжко заболел его друг и родственник, кн. Дм. Влад. Голицын, бывший московским генерал-губернатором, и Щербатову было поручено исправлять его должность, а в 1844 г., когда Голицын принужден был уехать для лечения за границу, он был утвержден на этом посту и вместе с тем удостоен ордена св. Андрея Первозванного. Несмотря на свой преклонный возраст, Щербатов занимал пост генерал-губернатора в течение пяти лет и за это время проявил выдающуюся энергию, исполняя свои прямые обязанности, председательствуя в комитете по постройке в Москве храма Христа Спасителя, состоя попечителем Московской практической академии и пр.

Годы и развивавшаяся серьезная болезнь заставили его в 1848 г. окончательно выйти в отставку.

В сопровождавшем ее Высочайшем рескрипте говорится, что управление Щербатова "ознаменовано было примерным рвением и неусыпной деятельностью по исполнению обширных и важных обязанностей, на него возложенных». Московское дворянство и купечество почтило уходящего администратора торжественными обедами в его честь.

Умер Щербатов 18 декабря 1848 г. и погребен в Донском монастыре. Его биограф, С. Шевырев, в самых изысканных выражениях характеризует его административные способности и человеческие качества и заключает торжественными словами: "Неустрашимого воина помнить в нем военная история, доброжелательного и снисходительного начальника помнят подчиненные, а доброго человека не забудут люди» ...


См. статью: "Щербатовы, князья"

См. статьи с тегом: "Щербатовы"

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru