Главная > "Б" > БАЯЗЕТ, осада

БАЯЗЕТ, осада


8 октября 2009. Разместил: 996d67df0d686ca

БАЯЗЕТ (Баязид), город турецкой Армении, в 25 верстах к юго-востоку от вершин Большого и Малого Араратов, расположенный на северных оконечностях отрогов Зиарет-дага; к северу от Баязета расстилается обширная равнина.

Русские войска перед Баязетом в 1854 году.

С рисунка, снятого с натуры адъютантом генерал-лейтенантом бар. Врангеля капитаном Чеглоковым.

I.

В 1828 – 29 гг. укрепления Баязета, состояли из нового и старого замков (первый высится на скалистом уступе среди города, второй— на том же отроге, восточнее города), каменные батареи и из отдельных башен и стенок, разбросанных по окружности города.
Осенью 1828 Генерал главнокомандующий гр. Паскевич-Эриванский поручил отряду Генерал-Майору кн. Чавчавадзе (1.400 чел. пехоты, 600 чел. кавалерии и 6 орудий) занять Баязедский пашалык. 27 августа отряд подошел к Баязету и, опрокинув турецкую кавалерию, расположился на ночлег в с. Зангезур, в 3 верстах от города; утром русские войска заняли окружающие высоты и открыли огонь по предместью; турецкий гарнизон в беспорядке бежал по умышленно не занятой нами Макинской дороге. В наших руках осталось 12 пушек, 3 знамени, 2 бунчука, большие запасы продовольствия, а Беллюль-паша — военнопленным.
С весны 1829 г. Ванский паша готовился к отбитию Баязета, но лишь в июне, когда главные наши силы подступали к Эрзеруму, отряд его (9 тыс. пехоты, 5 тыс. конницы и 74 орудия) подступил к Баязету.

Баязет. Карта.

В Баязете Генерал-Майор Попов имел всего 13 рот Нашебургского и Козловского полков. (1.500 чел), 500 чел. армянской милиции, 400 казаков Донского Полковника Шамшева полка, 10 русских и 7 турецких орудий.
Взяв на себя оборону северной стороны, Генерал Попов поручил оборону южной Генерал-Майору Панютину.
18 и 19 июня происходили незначительные столкновения, 20-го же, в 5 ч. утра большие толпы неприятеля напали на передовые посты Генерала Панютина; высланные Донцы после 5-час. упорного боя были отозваны, и к полудню паша занял окружающие город высоты 2 тыс. пехотою с артиллерией и открыл огонь по восточной батарее; неоднократные приступы турок на батарею были отбиты, но в 6 ч. вечера Генерал Панютин быль ранен, а из 250 защитников батареи осталось 60, и турки ворвались на батарею; после перевязки Панютин на носилках привел из нового замка роту Нашебургскаго полка и отбил батарею; батарея 3 раза переходила из рук в руки и к ночи, с мусульманским кварталом, осталась во власти турок.
Ночью решено было оборонять лишь оба замка и Красную и Новую батареи; войска скрытно переведены к этим пунктам, а с рассветом 21 июня наши орудия открыли огонь по восточной
батарее и мусульманскому кварталу; поведенная турками атака на Красную батарею отражена; также не удался приступ к Новому замку, а затем турки, расстроенные огнем выбиты с восточной батареи. После полудня турки отошли, а 1 июля, по получении известия о взятии нами Эрзерума, ушли к Вану.

Потери наши:
убито 4 офицера и 37 нижних чинов, ранено и контужено офицеров — 21 и более 300 нижних чинов; турки потеряли всего до 2 тыс. человек.

Козловский и Нашебургский пехотный и Донской казачий Полковника Шамшева полки награждены Георгиевскими знаменами.

II.

В 1854 Генерал турки, открыв наступательные действия в Кутаисской губернии, со стороны Баязета начали весною производить набеги в пределы Эриванской губернии.

С целью прекратить эти набеги, начальник Эриванского отряда Генерал-Майор бар. Врангель получил разрешение вторгнуться в пределы Турции.

16 июля Эриванский отряд (около 2 тыс. пехоты, 1 ? тыс. конницы при 12 орудиях) выступил к Баязету, 17-го разгромил турок на Чингильских высотах (в 23 верстах к северу от Баязета), а 19-го без боя занял Баязет, найдя там большие запасы продовольствия и пороха.

III.

Генерал-лейтенант Арзас Артемьевич Тергукасов. Начальник Эриванского отряда Кавказской армии

Генерал-лейтенант Арзас Артемьевич Тергукасов. Начальник Эриванского отряда Кавказской армии

В 1877—78 гг., 12 Апреля (объявление войны) Эриванский отряд (10 ? тыс., 32 орудия) двинулся от Игдыря к турецкой границе, а 17 апреля нашими передовыми частями занята крепость Баязет, слабый гарнизон которой отступил к Вану.

26 апреля Генерал Тергукасов двинулся на запад, оставив в Баязете для прикрытия сообщений 1 ? батальона пехоты, 2 ? сотни и 2 ор. (7-я и 8-я роты 73-го пехотного Крымского и 2-й батальон 74-го пехотного Ставропольского полков, 2-я сотня 1-го Уманскаго, 1-я сотня 2-го Хоперскаго и команда Кавказскаго казачьего полков и 4-й взвод 4-й батареи 19-й артиллерийской бригады). Комендантом города назначен командир батальона Подполковник Ковалевский, а комендантом цитадели—начальник военного временного № 11 госпиталя Тифлисского местного полка Капитан Штоквич. Цитаделью послужил новый замок, представляющий здание в 3 этажа с 3 дворами, из прочного камня; единственные ворота — на южной стороне; в первом дворе имелся обширный водоем, воду которого турки отвели с началом блокады; в восточной стене первого двора был сделан пролом, выводивший на скат скалы; с первого и третьего дворов имелись лестницы, выводившие на плоские просторные крыши; замок имел некоторое командование над нижним городом, но сам обстреливался со всех окрестных высот и большинства зданий старого города.
Крымские роты, Хоперская сотня, команда Кавказцев и 2 орудия составляли гарнизон цитадели, где поместился и госпиталь. Прочим войскам назначено было расположиться севернее города у сел. Зангезур.

Во 2-й половине мая для объединения обеих групп назначен Подполковник Пацевич; тогда же прибыли 3 сотни Елисаветпольского конно-иррегулярного полка.

31 мая Макинский хан известил о намерении турок, сосредоточившихся у Ван, отбить Баязет, вследствие чего 2 июня отряд усилен 5-й сотней 1-го Уманскаго полка.

5 июня Подполковник Ковалевский по личному почину перевел свой батальон в город, приказав 7-й роте свозить имущество в цитадель. Между тем 5 июня у Тапариза сосредоточился отряд Фаика-паши (3 ? тыс. пехоты, 2 регулярных эскадрона сувари—200 чел., 11 орудий и 7 тыс. иррегулярной конницы). Не имея сведений об этом, Подполковник Пацевич 6 июня, оставив 8-ю роту Крымцев с орудиями в цитадели, а 7-ю роту Ставропольцев — у Зангезура, остальным отрядом предпринял рекогносцировку через Мирману. Раскрыв противника, Подполковник Пацевич приказал отступить; сувари повели параллельное преследование, и вскоре отряд был окружен с 3 сторон пешей и конной толпами курдов; положение было крайне тяжелое; уже последний резерв пущен был в дело, и порядок окончательно нарушился; Подполковник Ковалевский, попытавшийся организовать отступление, был убит. Лишь благодаря высылке из цитадели только что прибывшего Полковника Измаил-хана Нахичеванского с 2 сотнями Эриванского конно-иррегулярного полка и обеих оставшихся в городе рот. Отряд мог продолжать движение к городу. К 4 час. части стали стягиваться к городу. Неприятель занял командующие высоты и обстреливал сверху город и цитадель; запоздавшие на улицах города были встречены огнем жителей из окон и дверей, дети же затем добивали раненых.

В 6 ч. вечера комендант приказал затворить ворота; у открытой калитки происходила страшная давка людей и лошадей. Казакам и милиционерам приказано бросить лошадей. На стенах, в окнах и в амбразурах нижнего этажа перемешавшиеся люди вели оживленную перестрелку; турки отвели воду. Наши потери за день: убит 1 офицер, ранено 2 офицера; убито и ранено 150 нижних чинов. Численность блокированного отряда 34 офицеров, 1.587 нижних чинов.
с нестроевыми, вооруженными найденными турецкими ружьями, 2 врача и сестра милосердия; лошадей до 70.

Распорядительностью коменданта цитадели 5 и 6 июля собрано 356 пуд. сухарей и все имевшиеся сосуды наполнены водой; однако упущено было наполнить имевшийся во дворе водоем, который мог обеспечить отряд на целый месяц; для взвода артиллерии доставлено от батареи 316 пуд. ячменя; на людях никакого запаса продовольствия не оказалось. Ночь на 7 июля гарнизон пробивал бойницы, закладывал окна 2-го этажа каменными плитами и т. п.; с рассветом курды открыли стрельбу, а утром Фаик-паша подошел к городу с юга с табором и 2 горными орудиями; отряд протянулся на север до развалин старой крепости (старый замок), послужившей опорным пунктом правого фланга турок, а в 1 ч. дня их орудия с Ванской дороги открыли огонь, который к вечеру затих, и турки предложили нам капитулировать, но получили решительный отказ.

8 июня с рассветом турки начали стрельбу, наши орудия заставляли смолкать то ту, то другую траншею; в 11 ч. 3 горных орудия открыли навесную стрельбу по цитадели.
Вскоре огонь прекратился, и курды хлынули к цитадели, в которой произошло сначала замешательство; над цитаделью то поднимался, то опускался белый флаг, вызывая ропот гарнизона. По некоторым источникам, Подполковник Пацевич, по совещании с другими, решили было сдать цитадель, но, будучи в этот момент ранен, падая, сказал: "Теперь делайте,
что хотите.» Вскоре стены покрылись защитниками, и беспощадный огонь по густым массам турок и курдов усеял трупами и ранеными подступы к цитадели.

Наши потери: 2 офицера и 26 нижних чина; отбитый штурм поднял дух гарнизона; оборона была упорядочена и усилена некоторыми постройками.

Фаик-паша, предоставив блокаду шейху Абдул-эфенди с курдами и 3 горными орудиями, с регулярными частями отошел к Тапаризу. В следующие дни, турки открывали лишь одиночный ружейный огонь; в ночь на 10-е начались ночные вылазки за водой из протекавшего в 300 шагах от восточной стены ручья.
Бездействие турок дало повод предположить о снятии блокады, а потому 11 июня произведена была вылазка: казакам назначено выбить противника из ближайших к ручью домов, а пехотной партии—снять турецкую батарею; казаки выполнили задачу и дали возможность водоносам сделать большой запас воды, другая же партия с выступившей на поддержку 8-й ротой Ставропольцев осыпана перекрестным огнем и потеряла 39 человек.

12 июня в 3 ч. дня к Баязету подошел от Игдыря русский отряд Генерала Кельбали-хана Нахичеванского (4 роты, 4 сотни пешей и конной милиции, сборная сотня казаков, 2 ракетных станка) и выслал цепи против редута Зангезур; заметив это движение с минарета, Баязетский гарнизон огнем принудил турок очистить северный фас редута, однако на вылазку не решился. На следующее утро, угрожаемый наступлением значительных сил от Баязета и Тапариза, Кельбали-хан вынужден был отступить.
Становилось очевидным намерение турок взять крепость измором; еще с 10 июня курды заложили ручей трупами, вода испортилась и появились кишечные заболевания. Горячая пища, за недостатком воды, варилась очень редко. Сухари выдавались сначала по фунту в день, с 21-го лишь по 1/8, а иногда вовсе не выдавались. Вода выдавалась порциями, дошедшими к 24-му числу до ложки. В средине июня уже были случаи смерти от жажды и истощения. Печальное состояние гарнизона было известно через лазутчиков, но в пределах Эриванской губернии не было сколько-нибудь достаточных сил для деблокирования Баязета.

Генерал-лейтенант Василий Александрович Гейман
Генерал-лейтенант Василий Александрович Гейман в Русско-Турецкую войну 1877-78 гг.

Эриванский отряд Генерал-лейтенанта Тергукасова, прикрывая левый фланг главных сил, лишь после Зевинской неудачи Генерала Геймана начал 15 июня отступать и настолько приблизился к Баязету, что мог подать ему помощь. Генерал Тергукасов 24 июня прибыл в Игдырь, а Измаил-паша остановился у Диадина. Сделав необходимые приготовления для возможной скрытности и быстроты движения, Генерал Тергукасов 26 июня двинулся через Чингильский перевал к Баязету и к 7 ч. вечера 27 июня подошел к верховьям р. Балык-чай (10 верст от Баязета) с отрядом в 7 ? тыс. при 24 орудиях.

К этому времени турецкие силы располагались: блокадный отряд Муниб-паши—3 тыс. и 4 горных орудий и несколько сотен пеших и конных курдов; на Диадинской дороге, для связи, Гуссейн-ага; у Тапариза 3 тыс., 5 орудий, 2 эскадрона и 3 — 4 тыс. курдов, всего 8—9 тыс.; Измаил-паша—12 тыс., 5 эскадронов и 3 батарей в 25—30 вер. от Баязета и Тапариза, и кавалерийская бригада Шамиля (1 тыс.) в долине среднего течения Балык-чая, всего до 12 тыс., 18 оруд. В 8 ? час. утра 23 июня 1-я батарея 19-й артиллерийской бригады развернулась в ?  вер. от Зангезура, не занятого турками, и открыла огонь; вскоре присоединились 4 орудия 2-й батареи 38-й бригады и 4 орудия 4-й батареи 19-й бригады; цепи пехоты продвигались к Баязету.

С открытием огня нашей артиллерии и приближением резерва к Зангезуру раздались орудийные выстрелы с перевала на Тапаризской дороге, и появившаяся оттуда пехота, направив табор на усиление блокадного отряда, остальными двумя стала угрожать нашему правому флангу; Генерал Тергукасов выдвинул из общего резерва 1-й батальон Ставропольцев и 3-й батальон Крымцев, занявших позицию правого фланга к с. Мирмана; попытка охватить наш фланг парализована высылкой других 2 рот Кавказских стрелков.

В общем, действия как Муниб-паши у Баязета, так и Ахмет-бея от Тапариза были пассивны и рассчитывались, главным образом, на своевременный подход Измаила-паши. Гуссейн-ага бесцельно стоял на Диадинской дороге, в 15 вер. от Баязета, а у Тапариза оставались без дела 3 орудия.

К полудню 2 Ставропольских батальона уже занимали западную часть города, а 2 Крымских—восточную и частью залегли в 400—500 шагах от старой крепости, выдерживая сильный огонь турецких батарей и с крепостных стен. В это время войсковой старшина Кванин вывел свою Хоперскую сотню из цитадели и вместе с 1 орудием 4-й батареи 19-й бригады огнем поддерживал продвижение пехоты к крепости.
Около 2 — 3 часов обходящие части взобрались на Кая-бурун и, обстреляв крепость, ворвались в нее. Тем временем Ставропольцы и Крымцы, заняв с 3 орудиями 4-й батареи 19-й бригады окраину города, вместе с 10 орудиями на позициях у Зангезура сосредоточили огонь по 4 турецким орудиям; турки не выдержали последовавшего затем удара в штыки и обратились в бегство.

Капитан Штоквич.

Ахмет-бей на Тапаризской дороге отвел свои войска в относительном порядке. Авангард Измаила-паши в 12 час. подошел к с. Айляны, но лишь в 4 ? часа выдвинулся на высоты у Мирмана. Отряд кн. Амилахвари (18-й драгунский Переяславский и Кавказский казачьи полки и 4 орудия 1-й Кубанской конной батареи), охранявший правый фланг на Диадинской дороге, усилен 2 ротами Крымцев и с ними с 2 ч. дня сдерживал 2-тыс. массу турецкой конницы; с появлением турецкой пехоты при 18 орудиях, посланы из прикрытия обоза еще 2 роты Александропольского крепостного полка с 5 орудиями 5-й батареи 19-й артиллерийской бригады (в резерве осталась 1 саперная рота и 2 орудия), кроме того, правофланговому батальону прежней боевой линии приказано примкнуть к левому флангу кн. Амилахвари. Этими мерами наступление турок было остановлено; с наступлением темноты против Измаила-паши оставлена лишь конница с конными орудиями, остальные же войска вместе с Баязетским гарнизоном сосредоточились на Игдырской дороге у р. Гернаук-чай.

Потери наши: убитых 2 нижних чина, ранен 1 офицер и 20 нижних чинов; турок — при большем числе убитых и раненых, 4 орудия, 80 пленных и много различных припасов.
В 3 ч. полуночи 29 июня Эриванский отряд, снялся с бивака и 1 июля благополучно прибыл в Игдырь.

За оборону Баязета Капитан Штоквич награжден орденом св. Георгия 4-й степени, чином майора и пожизненной пенсией в 1.000 руб. в год.


Вернуться назад