Главная > О-библиотека > О "ТЕПЛИЧАХ, РЕКОМЫХ СОЛОМОНИЧАХ"

О "ТЕПЛИЧАХ, РЕКОМЫХ СОЛОМОНИЧАХ"


12 декабря 2009. Разместил: templarius

Вольфганг Акунов


О "ТЕПЛИЧАХ, РЕКОМЫХ СОЛОМОНИЧАХ".

 

"Не лепо есть держать наше отчины крижевником, тепличем, рекомым Соломоничем".
Князь Даниил Галицкий.


Орден храмовников, он же — Орден тамплиеров, или темплариев (Templarii), храмовых господ, храмовых братьев, воинов (рыцарей) Храма (Milites Templi или Equites Templi), бедных спутников (соратников) Христа и Храма Соломонова, бедных воинов во Христе и поборников Иерусалимского Храма и проч. — первым из духовно-рыцарских Орденов, учрежденных в Палестине в период Крестовых походов, с самого своего основания, направлял свою деятельность на решение чисто военных, хотя и оборонительных, задач - в отличие, например, от Ордена иоаннитов-странноприимцев (госпитальеров), основанного гораздо раньше, примерно в 1040-е гг., еще задолго до начала Крестовых походов (вопреки попыткам папского престола приурочить его возникновение к освобождению Иерусалима от неверных крестоносцами герцога Нижней Лотарингии Годфруа Бульонского в 1099 г.!).

В 1119 или 1120 г. французские рыцари Гуго де Пайен (Юг де Пэйн), Годфруа де Сент-Омер, Роллан, Годфруа Бизо, Пайен де Мондидье и Арчимбаут де Сент-Аман (в разных источниках их имена даются в различных транскрипции и звучании) объединились в военное братство, дабы, во славу Христа и Пресвятой Матери Божией, стать монахами, оставаясь в то же время рыцарями, вести целомудренную и благочестивую жизнь по сенью Гроба Спасителя, оборонять от нехристей Святую Землю и оказывать вооруженную защиту паломникам на пути через преисполненные всяческих опасностей области Сирии, Келесирии (Ливана) и Палестины, охраняя их на пути от морского берега, к которому приставали паломнические корабли, от магометанских, а порой - что греха таить! - и от христианских дорожных разбойников. Король Иерусалимский Балдуин II предоставил в распоряжение нового братства воинов-монахов часть своего дворца, построенного на месте древнего Храма Соломонова. Поэтому их и стали называть "храмовниками" или "рыцарями Храма", хотя первоначально они сами называли себя "бедными соратниками (рыцарями) Христа". Каноники Церкви Гроба Господня ("сепулькриеры") передали храмовникам  несколько расположенных поблизости зданий для размещения бедных пилигримов, которым было нечем заплатить за ночлег на городских постоялых дворах.

На первоначальном  этапе своей деятельности Орден Храма был не строго римско-католическим, а общехристианским (экуменическим). Храмовники тесно сотрудничали с православной Восточной Римской ("Ромейской") Империей ("Византией") и, в частности, с православным Патриархом Константинопольским. Среди членов Ордена Храма числились и православные "братья-рыцари" из славянских земель. Сохранились документы и записи, позволяющие считать, что одним из основателей и первых Магистров Ордена Храма был Святой Благоверный князь Андрей Боголюбский, известный в западном изложении истории Ордена тамплиеров под именем Андре де Мон(т)бара.

Первоначально орденское одеяние (лат.: Habitus) храмовников состояло из надетой поверх брони серой монашеской рясы с небольшим прямым красным крестом (который нашивало себе на одежду большинство крестоносцев) и веревочного пояса, который они не должны были снимать, как символ целомудрия и воздержания, ни при каких обстоятельствах.

Лишь по прошествии долгого времени, а именно - после взятия войском Иерусалимского королевства мусульманской крепости Аскалон в 1153 г., римский Папа в награду за храбрость, проявленную храмовниками при штурме магометанской твердыни, даровал им новое орденское облачение, состоявшее из белого льняного плаща с кроваво-красным восьмиугольным крестом (символ готовности к мученичеству в борьбе за веру) и белого льняного пояса (символ душевной и сердечной чистоты). Следует подчеркнуть, что орденский  крест тамплиеров был отнюдь не восьмиконечным (с "ласточкиными хвостами" на концах), как, например, белый орденский крест иоаннитов-странноприимцев или зеленый крест кавалеров Святого Лазаря, а именно восьмиугольным. Концы этого креста расширялись в форме "иерихонских труб", в ознаменование того, что стены Аскалона пали перед тамплиерами - как некогда стены библейского Иерихона пали при звуках труб воинства ветхозаветного пророка и воителя Иисуса Навина.

На ранней печати Ордена Храма, в соответствии с названием Ордена, изображался Храм Соломонов (т.е. построенная на его месте мечеть Аль-Акса, переделанная крестоносцами после освобождения Иерусалима от мусульманского ига в христианский храм), а позднее - два всадника (рыцарь-храмовник и находящийся под его защитой паломник). Но со временем рисунок печати изменился и стал изображать двух рыцарей-храмовников на одном коне, что должно было символизировать их бедность (не позволявшую якобы каждому храмовнику приобрести себе лошадь - хотя в то же время известно, что по Уставу каждому рыцарю Храма полагалось иметь целых  т р и  лошади, и, разумеется, на одного, а не на двоих!). Недоброжелатели, однако, не замедлили истолковать это изображение как намек на склонность храмовников к однополой любви, что сыграло позднее свою роль в процессе над тамплиерами.

Орденское знамя храмовников было черно-белым, хотя точно неизвестно, каким именно - то ли состоящим из двух горизонтальных полос (черной сверху и белой снизу), как знамя Прусского королевства в позднейшие времена, то ли из нескольких чередующихся черно-белых полос, то ли в черно-белую клетку, наподобие шахматной доски (вследствие чего полы в ложах обрядов современного франкмасонства, считающих себя наследниками тамплиеров, выложены чередующимися в шахматном порядке черно-белыми плитками). В пользу последнего варианта говорит название тамплиерского знамени — "Босеан", что на старофранцузском языке означает "пегая кобыла". Тамплиеры использовали несколько различных боевых кличей: "Босеан!", "Христос и Храм!"("Christus et Templum!") и, пожалуй, самый знаменитый и загадочный: "Бог Святая Любовь!" ("Dieu Saint-Amour!").

Белый цвет орденского облачения членов Ордена Храма указывал на тесную связь тамплиеров с монашеским Орденом цистерцианцев (носивших белые рясы), устав которых был заимствован рыцарями-монахами Ордена  Храма (в то время как черное облачение иоаннитов-госпитальеров указывало на их происхождение от носивших черные рясы монахов Ордена бенедиктинцев).

В мирное время тамплиеры носили шапочки из белой льняной материи, завязывавшиеся под подбородком, а поверх них - круглые шапочки-скуфейки красного цвета. Любопытно, что члены противостоявшего Ордену Храма (но иногда вступавшего с тамплиерами в соглашение и даже выплачивавшего им дань) мусульманского измаилитского (еретического, с точки зрения "правоверного" ислама) братства ассасинов носили белую одежду с красными тюрбанами и кушаками, что вполне соответствовало тамплиерской "цветовой гамме".

В отличие от "братьев-рыцарей" и "братьев-священников" (клириков) Ордена Храма, "услужающие братья" ("сервиенты" или "сержанты") носили облачения черного или коричневого цвета.

Красный цвет тамплиерского креста, являвшегося, по большому счету, символом крестоносца вообще, обязан своим происхождением событию, происшедшему на Клермонском соборе католической церкви в 1095 г. Папа римский Урбан II, получивший, как глава всех западных христиан, послание с просьбой о помощи от Василевса (Императора) Восточной Римской Империи ("Византии") Алексея Комнина, владениям которого угрожали турки-сельджуки, призвал участников собора выступить в поход для защиты христиан Востока. Выражение "Крестовый поход" тогда еще не употреблялось, сами участники этих военных предприятий для освобождения Гроба Господня от мусульман называли себя просто "пилигримами", т.е. "паломниками", а свои походы – "паломничеством" (peregrinatio), подчеркивая тем самым религиозный аспект предприятия в качестве основного.

В порыве воодушевления Папа римский, сорвав с себя багряницу, стал раздирать ее на полоски и раздавать их всем, согласившимся выступить на Восток. Они нашивали эти полоски крестообразно на одежду, желая тем самым уподобиться Христу, взять на себя Крест и нести его вослед Спасителю. Разумеется, лоскутков от папского облачения на всех желающих не хватило. Остальным пришлось изготовить себе кресты из другой материи, но, желая уподобиться тем немногим, которые как бы получили паломнический крест и благословение от самого "Викария Иисуса Христа", т.е. от "Наместника Бога на земле", они также использовали для своих крестов материю красного цвета, "в тон" папской багрянице. Лишь позднее, по мере постепенного появления у паломников из разных стран Европы зачатков национального самосознания, матерчатые кресты на их одеждах и знаменах стали принимать различную окраску.

К XIII в., если верить средневековому хронисту Мэтью (Матвею) Парижскому, среди английских пилигримов утвердился червленый, т.е. красный крест ("Крест Святого Георгия"); среди французов – серебряный, т.е. белый; среди итальянцев – желтый или лазоревый (синий); среди немцев – черный; среди фламандцев – зеленый; среди испанцев – пурпурный; среди шотландцев – косой серебряный "Aндреевский крест", и т.д. - хотя, конечно, были и исключения. Так, например, лазариты - рыцари Ордена Святого Лазаря (в большинстве своем итальянцы) -, носили на своих черных плащах с белой каймой крест не лазоревого, а зеленого цвета и т.п.

В то же время красный крест продолжал служить общим символом всех крестоносцев, готовых пролить кровь ради освобождения Земли Воплощения от гнета иноверцев. А тамплиеры служили как бы образцом, или, выражаясь современным языком, "архетипом" этого "нового рыцарства". Поэтому "общие для всех крестоносцев" красные кресты украшали их одеяния, щиты и "фаньоны" ("прапорцы") на копьях. Впрочем, сохранились изображения рыцарей Храма со щитами черно-белой расцветки (наподобие их черно-белого знамени "Босеан"), а также со щитами, украшенными красным крестом на черно-белом поле (а в некоторых случаях - даже с крестами не красного, а черного цвета, вообще-то утвердившимися в качестве эмблемы другого, Тевтонского, военно-монашеского Ордена).

Интересно, что на целом ряде миниатюр, настенных росписей и других изображений, сохранившихся до наших дней, тамплиеры представлены в белых одеяниях, украшенных не красным (как бы им полагалось по орденским Правилам), а черным крестом. Такой же черный крест украшает их копейные флажки, щиты и шлемы. Да и такой, казалось бы, знаток Средневековья, как недавно скончавшийся маститый французский писатель Морис Дрюон, автор исторической эпопеи о династии Капетингов "Проклятые короли", в своем романе "Железный король" представляет Великого магистра тамплиеров "брата" Жака де Молэ облаченным в белый плащ с черным крестом.

Девизом Ордена Храма служили слова псалма 113: "Non nobis, Domine, non nobis, sed nomini Tuo da gloriam" ("Не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему дай славу"), звучащие в русском переводе Псалтыри несколько иначе: "Не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему да будет хвала". Любопытно, что наш незабвенный Государь Император Павел Петрович, с огромным уважением относившийся к традициям истинного рыцарства, при восшествии на Престол повелел отчеканить новые рубли с тамплиерским девизом (в сокращенной форме: "Не нам, не нам, но Имени Твоему"), вместо своего портрета, на аверсе.

Кстати, сохранились изображения Государственного Орла Всероссийской Империи первых лет правления Павла Петровича с лапчатым тамплиерским крестом на  гербовом щите (вместо образа святого Великомученика и Победоносца Георгия). Возможно, симпатии русского Царя-Рыцаря к храмовникам объяснялись влиянием на него воспитателей-масонов (в частности, графа Никиты Ивановича Панина), некоторые из которых принадлежали к "тамплиерским" градусам. Впоследствии Павел Петрович, вероятно, вышел из-под влияния масонов-"тамплиеров", и отдал предпочтение рыцарям другого военно-монашеского Ордена, исторически всегда соперничавшего с храмовниками и завладевшего после упразднения Ордена Храма папским указом в 1312 г. немалой частью тамплиерских владений и имущества - Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (известным ныне итакже под названием Мальтийского Ордена), украсив грудь Государственного Орла Всероссийской Империи, вместо тамплиерского креста, белым крестом Мальтийского Ордена с "ласточкиными хвостами" на концах. Впрочем, все это случилось гораздо позже... 

Орден Храма был официально узаконен, т.е. признан, Папой римским Гонорием II только в 1128 г.

В 1128 г. монах Цистерцианского Ордена Бернар Клервосский, тогдашний "духовный отец" западных христиан, суровый мистик и упорный защитник иерархического авторитета, пользовавшийся в свое время на Западе всеобщим почитанием и преклонением и причисленный римско-католической Церковью к лику святых, по настоянию короля Иерусалимского Балдуина сочинил первый проект орденского устава храмовников. Его правила, подтвержденные собором римско-католической церкви в Труа, легли в основание дальнейших 72 параграфов тамплиерского Устава (Статута, или Статутов).

Они повторяли положения, которые Гуго де Пайен и его соратники положили в основу своей военно-монашеской общины, и присоединили к ним отдельные параграфы из Устава древнего братства иерусалимских "каноников Гроба Господня" (сепулькриеров, или сепульхриеров), а также из устава монашеского Ордена цистерцианцев, реформированного тем же Бернаром Клервосским. Новыми были лишь те пункты Устава, которые касались военной деятельности Ордена Храма. Кроме подробных указаний относительно молитвенных правил, порядка богослужения, соблюдения постов и обхождения с больными и бедными, храмовникам внушалась необходимость почтительного отношения к престарелым и беспрекословного повиновения вышестоящим орденским начальникам.

Всякий рыцарь Храма был обязан избегать каких бы то ни было мирских удовольствий, развлечений и наслаждений, в том числе такой излюбленной забавы западного рыцарства, как турниры и охота (кроме охоты на львов; дозволение храмовникам охоты на львов могло иметь и символическое значение, учитывая столь часто встречающуюся в священных книгах христиан характеристику дьявола как "Князя Мира сего, коий, аки лев рыкающий, ищет, кого бы пожрати", и неустанная борьба с которым не на жизнь, а на смерть рассматривалась в качестве первейшей и главной жизненной задачи всякого христианина, а тем более монаха, каковым являлся всякий храмовник).

Членами Ордена Храма могли состоять и женатые мужчины, но они не имели права носить орденские отличительные знаки (белый льняной плащ и пояс). Никаких украшений, в том числе на платье и оружии (кроме должностных колец с печатками) не допускалось, равно как и пользование родовыми гербами. Как истые монахи, члены Ордена Храма в мирное время были обязаны оставаться в своих кельях, делить со своими собратьями скромную общую трапезу и довольствоваться жестким ложем (на двоих полагалось одно одеяло), не брить бороду и редко мыться, демонстрируя этим презрение к плоти.

"Братьям" Ордена Храма воспрещались всякие праздные разговоры. Без разрешения начальника они не имели права отлучаться из общежития и не могли ни с кем обмениваться письмами, даже с родителями. Вместо мирских развлечений тамплиер был обязан усердно молиться и ежедневно, со слезами и стенаниями, приносить покаяние Богу. Радостно и безбоязненно должны были рыцари Христовы идти на смерть за святую веру, проявляя постоянную готовность "душу свою положить за други своя".

Новому Ордену, в котором жизнь и смерть его членов принадлежали Творцу, были открыты сердце и руки христиан всей Западной Европы. Благочестивые люди видели в тамплиерах ратоборцев во славу Божию, которые, чуждые всякого честолюбия, возвращались из битвы в тишину своих храмов; молящихся монахов, которые, однако, никогда не наслаждались безмолвной тишиной и безмятежностью монастырской жизни; воинов, смело шедших навстречу опасностям и жаждавших самопожертвования. В своем сочинении "О похвале новому рыцарству", написанному в честь недавно основанного Ордена Храма, Бернар Клервосский добился всеобщего признания этого (выражаясь современным языком) "Ордена нового типа", а именно - не чисто духовного, а духовно-рыцарского Ордена. Тем самым именно благодаря Бернару произошло слияние двух прежних великих идеалов Средневековья - монашеского и рыцарского, в единое целое.

То несомненное обстоятельство, что средневековое рыцарство являлось не просто воинской кастой, существовавшей в той или иной мере у всех народов и во все времена, подтверждается тем звучанием и содержанием, которые сохранили даже в нашем сегодняшнем языке слова "рыцарь" или "кавалер". С этими словами неотъемлемо связаны такие понятия, как ЧЕСТЬ, САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ, ЗАЩИТА ВДОВ, СИРОТ И ВООБЩЕ СЛАБЫХ И БЕЗЗАЩИТНЫХ, ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ и другие ДОБРОДЕТЕЛИ — не побоимся этого слова! С другой стороны, оказалось не так уж трудно слить воедино монаха и рыцаря, ибо монах Восточной Церкви (а первые монахи и монастыри появились на Востоке, прежде всего в Египте) превратился на христианском Западе в члена монашеского Ордена.

Ушедший от "мира и всего, что в мире", инок-аскет, живший только молитвой и стремлением к спасению собственной души, превратился на Западе в живущего по четко регламентированному духовному уставу, в соответствии с новым, строгим распорядком орденского монаха — подчиненного строжайшей дисциплине воина Церкви. Его жизнь была настолько схожа с жизнью воина (рыцаря), что легко удалось слить эти два типа воедино. Из этого слияния родилось нечто новое - рыцарь духовно-военного Ордена, не относившийся в полной мере ни к рыцарскому, ни к духовно-монашескому миру, а служивший как бы связующим звеном между этими обоими мирами.

Этот новый тип человека и христианина нашел свое наиболее полное выражение в традициях и действительности Ордена Храма. Если дотоле постриг принимали только священники и монахи, то отныне особое духовное посвящение, необходимое для осуществления их особой духовной миссии, стали принимать и рыцари. Если дотоле чтение Часослова было обязанностью только священников и монахов, отныне это стало и обязанностью рыцаря военно-монашеского ордена, даже во время несения военной службы (правда, в форме кратких молитв). Если ранее только монастыри были обязаны постоянно творить дела милосердия, предоставляя нуждающимся кров и пищу, то отныне и замки духовно-рыцарского Ордена стали выполнять те же задачи.

Вскоре вся Европа оказалась усеяна постоялыми дворами Ордена Храма. Если дотоле образование, умение читать, писать и изъясняться на "международном" латинском языке было исключительной привилегией священников и монахов, то теперь, если верить летописям, многие тамплиеры (не только "братья-священники" Ордена, но и "братья-рыцари"!) были настолько образованы, что умели читать, писать, считать и свободно владели не только орденским "языком общения" - французским - но и латынью, многие арабским, а некоторые даже древнееврейским! Именно храмовники ввели в обращение долговые расписки, дорожные чеки и векселя (имевшие до того хождение лишь среди иудеев). Заплатив определенную сумму денег в кассу орденского замка где-нибудь во Франции, тамплиер или иной паломник, направлявшийся в Землю Воплощения, получал там лоскут пергамента или бумаги с криптографическими значками (понятными только тамплиерам), в обмен на который кассир Ордена Храма выдавал ему деньги по прибытии в Иерусалим. Возможно, это укрепляло их непросвещенных и суеверных современников во мнении, что "c тамплиерами дело нечисто"!

Вскоре после основания Орден Храма освободился от духовной опеки и контроля со стороны латинского Патриарха Иерусалимского (а позднее — и епископов) и перешел в прямое подчинение римского Папы, при дворе которого постоянно пребывал орденский посол, т.н. "прокуратор". Все рыцари Храма получили от Папы римского исключительное, уникальное право исповедовать в военно-полевых условиях любого собрата по Ордену и отпускать ему грехи! С другой стороны, "братья-священники" Храма играли активную роль во всех сферах орденской жизни, не ограничиваясь только духовным окормлением своей паствы. Эти капелланы были обязаны вести безупречный образ жизни, во всем повиноваться Магистру и жить в определенном месте. Клирики аристократического происхождения могли достигать в Ордене Храма высших должностей.

Ярким подтверждением данного обстоятельства являются материалы сфабрикованного французским королем и Папой римским процесса тамплиеров (1307-1312), положившего на время конец официальному существованию Ордена Храма — среди арестованных и осужденных тамплиеров числилось чрезвычайно много капелланов, т.е. "братьев-священников". Начиная с середины XIII в. капелланы при вступлении в Орден Храма должны были произносить те же клятвы, что и рыцари-монахи. Среди прочих членов Ордена Храма священники выделялись только благодаря привилегиям, связанным с их духовным саном. Тем не менее, только после ревизии Устава в середине XIII в. члены "Ордена Христа и Храма Соломонова" стали формально подразделяться на "братьев-рыцарей", "братьев-священников" (и те, и другие были монахами), "братьев-сержантов" и "полубратьев" (лат.: семифратрес - воинов и слуг), именуемых иногда "братьями-клиентами" (лат.: fratres clientes).

Правила, выработанные для Ордена Храма на церковном соборе в Труа при деятельном участии Бернара Клервоского ("Regula pauperum commilitonum Christi templique Salomoniaci", или, по-русски: "Правила для бедных соратников Христа и Храма Соломонова") содержали почти одни только общие положения, а потому, в соответствии с потребностями времени, вскоре понадобилось их расширение и преобразование. Эти добавления получили окончательную редакцию к середине XIII в. и составили вместе с "Regula" одно систематическое целое. Кстати, знакомство с полным орденским уставом у храмовников, в отличие от членов других Орденов, требовалось только от высших членов тамплиерской иерархии.

Члены низших категорий Ордена Храма знакомились с уставом лишь постольку, поскольку это диктовалось их служебным положением. Они были обязаны иметь лишь представления и сведения об общем духе, целях и задачах Ордена. Данное обстоятельство позднее послужило одной из причин распространения самых фантастических небылиц о якобы исповедовавшемся в недрах Ордена Храма "тайном еретическом учении", идолопоклонстве и т.п. абсолютно недоказуемых гипотез - конечно, если не считать признание поджариваемых на медленном огне и вздернутых на дыбу обвиняемых доминиканской инквизицией храмовников своей вины "царицей доказательств"!

Орденское братство рыцарей Храма имело строго иерархическое устройство.

Во главе Ордена тамплиеров стоял Великий магистр, или мастер, храмовников (Magister Templariorum), избираемый простым большинством голосов особым комитетом (советом), состоявшим из членов Капитула и утверждаемый Капитулом в должности, по своему рангу уравненный Папой римским с независимыми владетельными государями, а по достоинству - с епископами римско-католической церкви. Хотя во всех важнейших вопросах требовалось согласие Капитула, решавшего их опять-таки большинством голосов, и Магистр был обязан повиноваться ему, он все же обладал чрезвычайно широкими полномочиями - например, правом самому назначать высших должностных лиц (официалов, или офицеров) Ордена Храма. Его ближайшую свиту составляли:

1)капеллан (духовник),

2)искусный писец-клирик, в совершенстве владеющий латынью,

3)"сарацинский" (т. е. арабский) писец или европеец, владеющий арабским,

4)два оруженосца,

5))двое личных конных слуг из числа членов Ордена Храма,

6)рыцарь, исполнявший обязанности ординарца,

7)кузнец-оружейник, ковавший и чинивший доспехи и оружие Магистра,

8)два конюха, в обязанности которых входил уход за его боевым конем,

9)личный повар,

10)два т. н. "адъюнкта" - орденские рыцари из благороднейших родов, составлявшие ближайший совет Магистра.

В случае отсутствия Магистра по каким-либо причинам (отъезд, болезнь, смерть в бою или плен) его заменял "сенешал(ь)". Сенешалу прислуживали два оруженосца, орденский "брат" из числа низших чинов, капеллан, писцы(скрибы) и двое пеших слуг.

"Маршал" был главным полководцем Ордена Храма и заведовал его военным делом. В военное время "братья-рыцари" состояли под его непосредственным началом, вооруженные "услужающие братья" (оруженосцы) - под его началом подчинявшегося ему "подмаршала", о которым пойдет речь ниже.

"Великий прецептор Иерусалимской области" был хранителем орденской казны тамплиеров. В этом своем качестве он ведал также размещением братьев по различным орденским замкам-монастырям и надзирал над всеми орденскими поселениями, фермами и имениями. Под его начальством находились также принадлежавшие Ордену Храма корабли, стоявшие на якоре в порту Аккона (Акры). Он же распоряжался военной добычей. При нем находился орденский "портной" (интендант), ведавший снабжением "братьев" Ордена Храма одеждой, а их коней - сбруей.

В обязанности "Командора Святого града Иерусалима" входило выполнение первоначальной общеорденской задачи тамплиеров. Вместе с 10 рыцарями, под черно-белым главным орденским знаменем "Босеан", он должен был сопровождать паломников к реке Иордану, снабжая их необходимыми припасами и лошадьми.

Подобные же высшие орденские должности ("оффиции", исполнители которых именовались "оффициалами", или, по-нашему, "офицерами") были введены позднее и в провинциях, с XII в. вошедших в состав Ордена Храма, а именно - в Триполи, Антиохии, Франции, Англии, Пуату, Арагоне, Португалии, Апулии (Южной Италии) и Венгрии. Каждая орденская провинция управлялась особым командором, которому были подчинены командоры отдельных, более мелких, орденских территориальных единиц.

Магистру подчинялись Великие приоры, Великим приорам - байлифы (именовавшиеся также "бальи", или "пилье", что буквально означает "столпы", "опоры"), байлифам — приоры, а приорам — командоры (или комтуры). Следует, однако, учитывать, что титулатура высших должностных лиц Ордена Храма в разные времена и в разных странах существенно варьировалась. Так, Великий приор мог именоваться "Командором провинции", "Магистром" или "Великим прецептором", а командор (комендант орденского замка-монастыря) - "прецептором".

Название должности "прецептора" происходит от того, что он был обязан выполнять порученную ему магистром задачу (от лат.: praecippimus tibi, т.е.: "поручаем тебе").

Как мы уже знаем, члены Ордена Храма подразделялись на рыцарей, капелланов-священников и услужающих "братьев-сервиентов" (servientes), от названия которых произошло впоследствии слово "сержант".

"Сервиенты", в свою очередь, подразделялись на оруженосцев, или "вооруженных услужающих братьев" (лат.: servientes armorum), сопровождавших "братьев-рыцарей" в военных походах, и на разного рода слуг и ремесленников.

Наряду с этими тремя разрядами членов Ордена Христа и Храма Соломонова, существовал еще и четвертый - светские члены Ордена Храма. В их число входили как дворяне, так и люди простого звания, мужчины и женщины, которые по собственной воле выполняли целиком или частично орденские предписания, но не жили в орденских замках-монастырях (подобно монашествующим в миру). К числу этих светских членов Ордена Храма, кроме упомянутых выше "полубратьев"-"семифратеров", принадлежали также "донаты" (donati), добровольно оказывавшие Ордену Храма какие-либо услуги, и т. н. "облаты" (oblati), уже с детства, согласно принесенному обету, предназначенные родителями ко вступлению в Орден Храма и воспитанные в духе верности его Уставу.

Каждому рыцарю Храма, как уже говорилось, полагалось иметь три лошади, одного оруженосца и один шатер. Все члены Ордена получали одинаковые по качеству и количеству пищу, оружие и одежду.

Из числа "братьев-сержантов", которые, в отличие от белых одеяний "братьев-рыцарей", носили черную и коричневую одежду и такой же плащ (также украшенные красным орденским крестом), назначались пять низших должностных лиц Ордена Храма:

1) т. н. "подмаршал" ("низший маршал"), в непосредственном подчинении у которого в военное время находились все вооруженные "сержанты" (servientes armorum),

2) знаменосец Ордена Храма,

3)управляющий земельными владениями Ордена Храма,

4) главный кузнец Ордена Храма,

5)комтур порта Аккон.

Назначавшийся из числа сержантов "подмаршал" считался помощником главного орденского Маршала. Он был обязан обеспечивать Орден Храма оружием и держать это оружие в порядке. Знаменосец, возивший в боях главное орденское знамя "Босеан" за Магистром Храма, был в то же время начальником всех оруженосцев, которых он приводил к присяге, а по окончании срока их воинской службы увольнял.

Уставом было точно определено, сколько каждому орденскому "брату" полагалось одежды, постельных принадлежностей и оружия; был точно установлен порядок дня в отношении молитв, посещения храма, трапез и т.д., Столь же строго и подробно регламентировались все военные обычаи в походе, при осаде, в лагере, на поле боя, распорядок дня и работа капитула. За престарелыми, слабыми и больными братьями был установлен чрезвычайно внимательный уход.

Орденский "альмоньер" (милостынедатель), т. е. попечитель о бедных, получал ежедневно десятую часть всех хлебных запасов для раздачи нуждающимся. Существовало также специальное Уложение о наказаниях, предусматривавшее различные кары за нарушение орденских правил.

Преступления (воровство, убийство, бунт, побег, кощунство, трусость перед лицом врага, сообщение постановлений Капитула не допущенному к участию в заседаниях Капитула брату, симония и мужеложество) карались исключением из Ордена Храма, а менее тяжелые проступки (неповиновение начальникам, клевета на брата, оскорбление действием брата или другого христианина, общение с продажными женщинами, отказ "брату" в пище и питье) - временным лишением права на ношение орденской одежды. Изгнание из Ордена Храма означало для изгнанника лишение источника существования - ведь, вступая в Орден, тамплиер вносил в него все свое имущество, которое обратно уже не возвращалось.

Кто лишался орденского плаща, был обязан трудиться вместе с рабами, есть на голой земле и не сметь прикасаться к оружию. Даже после того, как ему возвращали орденский плащ, он уже никогда не мог достичь в Ордене Храма высшей должности или давать показания против кого-нибудь из братьев по Ордену.

Всякий человек, желавший вступить в Орден тамплиеров в качестве полноправного члена ("белого плаща"), должен был обладать отменным здоровьем, происходить от законного брака и из рыцарского рода. Он также должен был удовлетворять следующим требованиям:

1)не состоять в браке,

2) не быть отлученным от Церкви,
 
3)не быть связанным присягой с каким-либо другим духовным Орденом и

4)не добиваться приема в Орден Храма при помощи посул или подарков.

Перед торжественным приемом в Орден Храма кандидата, успешно отбывшего год предварительного искуса (послушничества, или новициата), два "брата-рыцаря" отводили его в особую комнату при орденском храме на собеседование о серьезности его намерений и обременительности тех обязанностей, которые он собирается взять на себя. Если же кандидат, вопреки всему, оставался твердым в своем решении, то, с разрешения Капитула, его вводили в храм, приводили к присяге на Святом Евангелии и с соблюдением торжественных церемоний облачали в белый орденский плащ.

Самовольно выходить из Ордена Храма было строжайше запрещено. Если храмовник, выбывший из Ордена тамплиеров, снова хотел в него вернуться, он должен был в любую погоду стоять с непокрытой головой у входа в "орденский дом" ("Храм") и, преклоняя колена перед каждым входящим и выходящим храмовником, слезно молить о прощении.

По прошествии определенного времени милостынедатель предлагал кающемуся изгою подкрепиться пищей и питьем и сообщал Капитулу, что "брат"-отступник молит проявить милосердие и принять его обратно в Орден Храма. В случае согласия Капитула, кающийся проситель, обнаженный по по пояс (или, выражаясь современным военным языком, "с голым торсом") и с веревкой вокруг шеи, являлся перед собранием Капитула, на коленях и со слезами сердечного сокрушения молил о приеме и заявлял о своей готовности понести самое суровое наказание. Если он затем в течение назначенного срока приносил "достойный плод покаяния", Капитул возвращал ему его прежнюю орденскую одежду.

Как уже говорилось выше, Великий магистр тамплиеров принимал важные решения не единолично, а лишь посовещавшись с "Генеральным капитулом" (в особо экстренных случаях - с Иерусалимским конвентом, т.е. общим собранием всех тамплиеров, несших службу в Иерусалиме) и только с их согласия мог объявлять войну, заключать мир, совершать торговые операции и т.п.

Генеральный Капитул состоял из высших должностных лиц всех орденских областей и наиболее опытных рыцарей, приглашаемых на совет Великим магистром. Этот Капитул созывался лишь в особо важных случаях вследствие сопряженных с ним чрезвычайных расходов. Орденские дела, касавшиеся отдельной провинции, обсуждались на заседании провинциального капитула под председательством прецептора данной провинции.

Поскольку Орден рыцарей Христа и Храма, благодаря своему воинственному характеру, привлекавшему к вступления в него многочисленных представителей знати, в наибольшей степени отвечал тогдашним представлениям об идеальном рыцарстве, раскрашенным в самые яркие краски поэтической фантазией того времени - не случайно в "Парсифале" Кретьена де Труа и Вольфрама фон Эшенбаха хранителями Святого Грааля выступают рыцари-храмовники!

В анонимном рыцарском романе "Перлесво" из цикла о Святом Граале, его главного героя - юного Перлесво в замке Грааля встречают 30 рыцарей в белых плащах с красным крестом (орденском облачении тамплиеров). В "Перлесво" имеются и другие аллюзии с реальной историей Ордена Храма. Там, к примеру, говорится о человеческих "головах, сделанных из серебра", и о "головах, сделанных из золота". Упоминается и таинственная повозка с мумифицированными головами, среди которых - голова праотца Адама. В этих образах нетрудно, при желании, увидеть намек на ту загадочную мужскую голову, в поклонении которой под пытками французских королевских инквизиторов признавались многие исторические члены Ордена Храма.

В подражание Ордену Храма на разных "фронтах" войны с врагами Христианства были учреждены другие военно-монашеские Ордены под аналогичными или сходными названиями, члены которых носили белые облачения, напоминавшие тамплиерские, и украшенные красными крестами, имевшими первоначально "тамплиерскую" форму (и лишь впоследствии изменившие свою конфигурацию): на Пиренейском полуострове - Ордены Сантьяго ("меченосцев Святого Иакова"), Калатравы (Сальватьерры), Монтезы (Монтесы) и Богородицы Монжуа; в Италии - Орден святого Стефана; в Прибалтике - Орден Меченосцев ("Орден Меча", "бедное братство Христово в Ливонии"), в польской области Мазовии - Добринский Орден ("Добринское братство Христово"). Иногда эти военно-монашеские братства путали с собственно тамплиерами. Так, например, одно из упоминаний "братьев из Добрина" на страницах исторических хроник датируется 1240 годом - в связи с захватом города Дрогичина западнорусским князем Даниилом Галицким (коронованным Папой римским "королем Руси"), заявившим, если верить древнерусскому летописцу: "Не лепо есть держать наше отчины крижевником, тепличем, рекомым Соломоничем (т.е. "Негоже владеть нашей вотчиной крестоносцам,  тамплиерам, именуемым рыцарями Храма Соломонова - В.А.)". Из приведенных слов князя Даниила явствует, что он не отличал добжиньских "рыцарей Христа" от "настоящих" тамплиеров ("рыцарей Христа и Храма Соломонова").

В силу своего высокого авторитета Орден Храма пользовался благоволением государей, щедро одаривавших его землями и привилегиями. Численность тамплиеров быстро возрастала.

Столь же стремительно росли богатства и владения их Ордена, хотя и подчиненные его главному иерусалимскому "Храму", но разбросанные по разным странам, что оказалось позднее одной из причин его слабости. Со всех сторон стекались к Ордену Храма богатые приношения в виде коней и оружия. По завещаниям ему отказывалась десятая часть крупных состояний, огромные земельные владения, процветающие хозяйства, важные привилегии. При дворах в Париже и Лондоне и во дворцах испанских королей храмовники занимали наиболее почетные должности.

К 1260 г. Орден Храма насчитывал в своих рядах до 20 000 одних только "братьев-рыцарей", не говоря о священниках, слугах и воинах, и владел 9 000 командорств, бальяжей (баллеев) и прецепторий ("храмовых дворов"). Последние представляли собой укрепленные усадьбы замково-монастырского типа, пользовавшиеся правом экстерриториальности.

Проживавшие в этих замках-монастырях тамплиеры, как рыцари, так и священники, в знак своего монашеского звания носили тонзуру (т.е. выстригали волосы на макушке) и по указу Папы римского с 1162 г. подчинялись не местным епископам, а только своему орденскому духовенству. Местные епископы не были вправе требовать церковную десятину с орденских земель. По могуществу и богатству Орден Храма уже мог смело соперничать со всеми государями Христианского мира. Но, сделавшись повсюду государством в государстве, со своим собственным и - самое главное! - постоянным войском, собственным судом, собственными церквями, собственной полицией и собственными финансами, он стал вызывать все большую зависть и недоверие как светских государей, так и князей церкви - тем более, что римские Папы, стремившиеся подчинить этих монархов своей власти, оказывали подчиняющимся только Римскому престолу воинственным рыцарям-монахам в белых плащах с красным крестом всяческое покровительство.

Римские понтифики не находили слов для выражения своей благосклонности людям, искренне готовым умереть за веру и представлявшимся им искренне преданными Папской тиаре. В ущерб многим епископам и общей массе монашества они осыпали Орден храмовников неслыханными привилегиями и всевозможными отличиями, создавая ему совершенно исключительное положение и в религиозном отношении, но вместе с тем вызывая к нему ожесточенную вражду всех обиженных и обойденных папским вниманием, в том числе и других духовно-военных Орденов. Дело усугублялось еще и тем, что знатное происхождение большинства "братьев-рыцарей" Ордена Храма, их казавшиеся безграничными могущество, богатство и привилегии постепенно возбудили в храмовниках горделивое сознание своей избранности и чувство своего неприступного величия. Иными словами, многие тамплиеры впали в страшный грех гордыни.

Среди Великих магистров - преемников Гуго де Пайена - наиболее выдающимися и доблестными были тамплиеры:

1) Бернар де Тремелаи (пал при взятии Аскалона в 1153 г.),

2) Одо де Сент-Аман (умер в 1179 г.),

3)Гийом де Боже (при нем крепость Аккон, или Акра, последний оплот христиан в Палестине, была 18 мая 1291 г. захвачена магометанами, а сам он был смертельно ранен сарацинской стрелой), и

4) Тибо Години, под чьим руководством Орден Христа и Храма Соломонова перебрался из Святой Земли на остров Кипр, под крыло титулярных королей Иерусалимских из династии Лузиньянов.

Уже с начала XIII в., когда Орден Храма еще безупречно и в полной мере выполнял свои уставные функции по защите паломников и границ Иерусалимского королевства, не было недостатка в жалобах на высокомерие, склонность к измене, лицемерие и беспутство храмовников. Широкое распространение нашла поговорка "пить как храмовник" ("bibere templariter"). Недоброжелатели обвиняли тамплиеров в том, что они, равнодушные к общему благу, руководствовались только своими узко эгоистичными, своекорыстными интересами, стремились прежде всего удовлетворить свое властолюбие и алчность.

Храмовники нередко заключали тайный союз с мусульманскими властителями (часть из которых платила им дань), из верности папскому престолу проявляли откровенную враждебность к римско-германскому Императору Фридриху II Гогенштауфену (отлученному Папой римским от Церкви) во время его не санкционированного Папой Крестового похода в Святую землю в 1228-29 гг., вели нескончаемые кровавые распри с госпитальерами-иоаннитами и были постоянным объектом ненависти епископов, утративших над ними контроль, вследствие папских послаблений.

К тому же и светские государи, как уже упоминалось выше все больше завидовали богатству и могуществу Ордена Христа и Храма Соломонова. Последний сам подал пищу к дальнейшему росту недоверия и зависти, когда при Великом магистре Жаке де Молэ в 1306 г. перебрался во Францию, где ему, по мнению многих, нечего было делать. То, что магистр приехал не самочинно, а лишь по настоянию злокозненного короля Филиппа IV Красивого и во исполнение воли Папы римского Климента V, в глазах тогдашней "общественности" мало что меняло.

Перебравшись во Францию, Орден Храма неосмотрительно отдался во власть коварно заманившего его в ловушку короля Филиппа Красивого, прозванного своими подданными также "Железным Королем" (и "Королем-Фальшивомонетчиком"!), мечтавшего присвоить себе казну тамплиеров и вдобавок раздраженного позицией Ордена Храма в его конфликте с Папой Бонифацием VIII (Орден Храма, как "международная организация" естественно, поддержал не французского короля, а своего сюзерена - римского Папу, которого, в духе идеологии времен Крестовых походов, продолжал считать Верховным главой всего христианского мира, "Первосвященником и Царем Царей по чину Мелхиседекову"). Но во Французском королевстве в описываемое время дули уже совсем иные ветры.

Король Филипп Красивый обвинил Орден Храма в отречении от Христа, почитании "идола Бафомета" (до сих пор никто не знает, что это такое, но, по-мнению инквизиторов, это и была упоминавшаяся выше "мужская голова"!), осквернении Святого Причастия, мужеложестве (вот где пригодилось изображение двух рыцарей на одной кобыле!). В пользу истинности данных обвинений могли свидетельствовать фривольные высказывания некоторых храмовников и претензии, предъявлявшиеся Ордену Храма римскими Папами и ранее (например, Иннокентием III — в 1208 г.), однако отсутствовали подлинные, неопровержимые доказательства.

Так, остались по сей день не доказанными утверждения, будто храмовники исповедовали тайное еретическое учение, поклонялись одновременно двум "богам" — истинному небесному и другому, земному, дарующему мирские радости, которого изображали в виде человеческой головы из благородного металла и т.п. (конечно, если не считать выбитое под жесточайшими пытками "добровольное признания" обвиняемых "царицей доказательств", в духе позднейших воззрений кровавого сталинского прокурора Андрея "Ягуарьевича" Вышинского)...

Но, как бы то ни было, на рассвете 13 октября 1307 г., в ходе тщательно подготовленной акции, в Париже (а точнее говоря - в главном замке храмовников Тампль, расположенном за пределами тогдашних городских стен Парижа) были схвачены Великий Магистр Жак де Молэ и высшие сановники Ордена тамплиеров, шедшие в храм на утреннюю молитву. Одновременно были арестованы почти все храмовники Франции. Их усадьбы и замки были разбросаны по всей стране, силы раздроблены и разобщены, так что они не смогли оказать никакого сопротивления королевским солдатам. Движимость и недвижимость Ордена Храма была конфискована в пользу казны еще до начала т.н. "cудебного разбирательства".

Добытые королевскими инквизиторами при помощи пыток "признания" арестованных храмовников (большинство из которых составляли, кстати, не "братья-рыцари", а священники-капелланы, оруженосцы и "услужающие братья") послужили поводом к обвинению всех членов Ордена Храма в тех же "грехах". Собравшиеся в г. Туре Генеральные Штаты (тогдашний французский парламент) и находившийся у короля Филиппа в "авиньонском пленении" Папа-француз Климент IV объявили выдвинутые против храмовников обвинения обоснованными. 12 августа 1308 г. Папа Климент официально повелел инквизиции начать судебное преследование всех тамплиеров.

12 мая 1310 г. король Филипп отдал приказ о сожжении 54 рыцарей Храма на костре. Хотя Вьеннский собор католической церкви, заседавший с 16 октября 1311 г. по 6 мая 1312 г., и отказался вынести приговор Ордену Храма в целом, Папа Климент V своей буллой от 22 марта 1312 г. объявил о роспуске Ордена (обвинения в адрес которого остались так и не доказанными). 11 марта 1314 г. Великий магистр Жак де Молэ, прецептор Нормандии Жоффруа де Шарни и целый ряд рыцарей Храма были по приказанию короля Франции сожжены на о. Ситэ ("Еврейском острове") в Париже.

Во Франции, Кастилии и в некоторых областях Англии владения и имущество Ордена Храма были конфискованы короной. В Арагоне они были переданы военно-духовному Ордену Калатравы, в Германии - иоаннитам и рыцарям Тевтонского (Немецкого) Ордена.

В Португалии, где тамплиеры оказывали королю существенную военную помощь в борьбе с мусульманами (маврами), и в особенности - в деле строительства крепостей, их Орден был переименован в "Орден Христа" и продолжал (да и по сей день продолжает) существовать под этим названием, которое даже нельзя считать новым, ибо "рыцарями Христа" храмовники именовались изначально.

В Шотландии тамплиеры, оказавшие королю Роберту Брюсу (отлученному, подобно храмовникам, Папой римским от церкви за убийство своего соперника прямо в храме во время обедни) вооруженную поддержку (в частности, в решающей битве с англичанами при Баннокберне) и духовно окормлявшие его силами своих орденских клириков, сохранились под названием "рыцарей Ордена Чертополоха" (известного также под названием "Ордена Святого Андрея"), позднее перенесенного Императором Петром Великим на русскую почву в качестве высшего Ордена Российской Империи (Святого Апостола Андрея Первозванного), восстановленного в 1998 г. в Российской Федерации (через 10 лет после учреждения другого, церковного Ордена Святого Апостола Андрея Первозванного Священным Синодом Русской Православной Цепркви в 1988 г.). Таким образом, высший Орден Российской Империи и высшая государственная награда современной России связаны с Орденом Христа и Храма Соломонова.

В дальнейшем многие, в частности, масонские и парамасонские, но и не масонские, организации принимали название "храмовников" или "рыцарей Храма". Пожалуй, наибольшую известность среди последних приобрел Орден Храма Бернара-Раймунда Фабре-Паллапра (именуемый ныне "Верховным Воинским Орденом Иерусалимского Храма" (или "Верховным Воинским Орденом Храма Иерусалима"). Он происходит от возрожденного (а точнее - вышедшего из подполья)  в 1705 г. во Франции Ордена Храма.

В 1705 г. Главный Совет Ордена Храма в Версале избрал Филиппа герцога Орлеанского (ставшего впоследствии регентом Французского королевства) 41-м Великим магистром Ордена Храма. Как регент Франции и 41-й Великий магистр, Филипп Орлеанский вновь подтвердил легитимность (законность) Ордена Храма, но уже не в качестве духовно-рыцарского, а в качестве светского рыцарского Ордена. При Великом магистре Раймунде Фабре-Паллапра Орден Храма был официально признан Императором французов Наполеоном I Бонапартом в 1808 г. На посвященной этому событию торжественной церемонии в Париже присутствовали канцлер Французской Империи Камбасарес собственной персоной, цвет высшей знати и генералитета Французской Империи и эскорт Императорской гвардии.

По мнению некоторых исследователей-конспирологов, Орден Храма, в период своего существования "в подполье", до официального признания его восстановления Императором французов, вдохновил Наполеона Бонапарта (тогда еще генерала Французской республики) в 1798 г. на захват острова Мальты и фактическую ликвидацию суверенитета Мальтийского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (как месть - хотя и запоздалая! - храмовников иоаннитам-госпитальерам, которым досталась немалая часть владений и прочего имущества, конфискованных у тамплиеров после разгрома Ордена Храма королем Филиппом Красивым и Папой римским Климентом V в начале XIV в.).

Именно Орден тамплиеров (хотя и с тщательно законспирированными руководителями и запутанной иерархической структурой) рассматривался известным ученым первой половины ХХ в., ориенталистом, религиоведом, разоблачителем оккультных лжеучений, математиком, мистиком и философом Рене(-Жаном-Мари-Жозефом) Геноном в качестве идеала общественного устройства.

Вследствие непризнания Папским престолом (главным образом - из-за нежелания последнего решения спорных имущественных вопросов и, в том числе, нежелания возвращать Ордену Храма его имущество, переданное после 1312 г. Ордену госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского и узурпированному нынешним "папским" Суверенным Военным Мальтийским Oрденом - S.M.O.M.!) и в связи с распространением Ордена Храма в некатолических странах - например, в Англии и США, в Орден Храма с середины прошлого века стали допускаться христиане всех конфессий.

В 1940 г., после оккупации Франции и Бельгии войсками гитлеровской Германии, проживавший в столице Бельгии Брюсселе Принц-Регент Ордена Храма Эмиль Клеман де Варденберг передал свои полномочия португальскому аристократу, родственнику королевской династии Браганса, орденскому Великому Приору Португалии графу Антонио Кампельо Пинто Перейра де Соуза Фонтесу (ди Соуза Фонтишу). Сын графа - дон Фернандо Пинто Перейра де Соуза Фонтес (ди Соуза Фонтиш) - является в настоящее время Великим магистром и Принцем-Регентом Верховного Воинского Ордена Иерусалимского Храма (лат.: Ordo Supremus Militaris Templi Hierosolymitani, O.S.M.T.H.).

 

Верховный Воинский (именуемый также Военным или Рыцарским) Орден Иерусалимского Храма (Верховный Воинский Орден Храма Иерусалимского) имеет сильные позиции в православных странах (Болгарии, Греции, Македонии, Румынии и Украине - правда, с украинским Орденом Храма Александра Яблонского недавно произошел крупный скандал, всячески раздувавшийся местными и российскими журналистами и "конспирологами"!), где многие церковнослужители вступили в Орден Храма в целях духовного окормления орденской братии. Так, например, в Болгарии Великий Приор Oрдена Храма официально обратился в Патриархию с просьбой назначить священнослужителей, которые присутствовали бы на орденских собраниях и следили за тем, чтобы действия Ордена осуществлялись бы строго в русле Православия. Просьба Приора была удовлетворена. Патриархия назначила архиепископа, отвечающего за работу с Oрденом Храма и направила на работу в Oрден православных священников.

В 2009 г. Верховный Воинский Орден Иерусалимского Храма распространил свою деятельность и на Российскую Федерацию. Согласно данным, полученным из осведомленных источников, в России в настоящее время существует официально зарегистрированное в Министерстве юстиции РФ православное Великое Приорство Российское (Московское), или же Великий Приорат Российский (Московский) во имя Святого Благоверного Князя Александра Невского, состоящее из 2 командорств:

 

1)Командорства Московского во имя Святого Преподобного Сергия Радонежского и

 

2) Командорства Санкт-Петербургского во имя Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 

Кроме того, в Москве существует (вероятно, автономное? - впрочем, возможно, и отколовшееся от "головного" Российского Приорства Верховного Воинского Ордена Иерусалимского Храма - расколы в современных, особенно русских, Орденах, не редкость - достаточно посмотреть на непрерывно дробящееся Великое Приорство Российское Ордена госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского!) командорство во имя Святого Благоверного Князя Дмитрия Донского, проводившее, в частности, 19 декабря 2009 г., инвеституру (посвящение в рыцари), на которую были приглашены члены Ордена Храма из-за рубежа (в частности, из Франции) в гостинице Московского Свято-Данилова монастыря. У Великого Приората Российского (Московского) имеется свой собственный общедоступный сайт в Интернете (www.osmth.russia.).   

Здесь конец и Богу нашему слава!

 

Здесь конец и Богу нашему слава!

 

 

<!--#include virtual="/cgi-bin/includes.pl?type=text_footer&topic=05&author=valpoorgy" -->


Вернуться назад