Главная > "М" > Мосолово, история села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

Мосолово, история села на границе Воинского уезда Старорязанского стана


19 июля 2013. Разместил: AC-Vityaz

Успенское - Мосолово  тожъ, история  села на границе

Воинского уезда Старорязанского стана.

 

 Село Мосолово Шиловского района Рязанской области, центр Мосоловского сельского округа, в ЗЗ км к Ю.-З.-З. от райцентра, на левом берегу р. Непложа (правый приток Оки). К 1917 Мосолово именовалось Успенское, Мосолово тож, относилось к Рясской волости Спасского уезда. В "Списках населенных мест Российской империи» (1862) именуется как Успенское, Масалово тож (во 2-м топониме нашло отражение акающее произношение). В дальнейшем осталось только Мосолово. Название Успенское было дано по церкви, Мосолово — по владельцам.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ В ОКРЕСТНОСТЯХ СЕЛА.

1272  (126). МОСОЛОВО СТОЯНКА, неолит. По сведениям Г.Ф. Подуршина 1920-х гг., расположена в 0,5 км к Ю от с., на левом берегу р. Непложа (правый приток р.Ока). Найдены обломки лепных сосудов  с ямочно-гребенчатой  орнаментацией, кремневые орудия.

Арх. ИА: Ф.5. Ед. хр. 21. Л.16.

 

1287   (127).    НОВ.   ПУСТЫНЬ.   ГОРОДИЩЕ   РАЗБОЙНЫЙ ГОРОДОК, 11-13 вв. 2,5 км к С от с., 1 км к ЮВ от железнодорожного   разъезда Нов.Пустынь, мыс. левого коренного берега р. Непложа (правый приток р.Ока) при слиянии двух оврагов, 2 км к З от русла, в лесу. Площадка трапецевидная в плане, 65x30 м, вытянута с З на В, с С и Ю ограничена склонами оврагов, с напольной западной стороны — два вала выс. до 2 м и два рва глуб. 1-2 м, с мысовой восточной стороны   —  два вала (внутренний выс. 2 м, внешний — 1,0-1,5 м) и ров между ними. Напольные укрепления имеют в средней части проем шириной до 5 м, очевидно, для ворот. Валы местами нарушены яма­ми. Культурный слой до 0,35 м. Керамика гончарная древнерусская с линейным и волнистым орнаментом. Название памятника связано с леген­дой, согласно которой городище некогда было убежищем для шайки разбойников, грабивших проезжих купцов.

Мансуров А.А. 1930. С. 26; Арх. ИА: № 8888. Л. 7-9.

 

 

 

1288   (128).    НОВ.    ПУ­СТЫНЬ.  СЕЛИЩЕ,  14-17  вв. 2,5 км к СВ от с., 3 км к ЮЗ от с. Молоково, первая надпойменная терраса  правого  берега  р.   Непложа (правый приток р. Ока). Протянулось вдоль  края  террасы,  размеры  ок. 180x65 м, выс. над поймой 6-8 м. Культурный  слой до 0,3  м.  Керамика гончарная   позднесредневековая,   в т.ч.  сероглиняная,  чернолощеная  и мореная.

Арх. ИА: № 8888. Л. 5,6.

 

            1332    (124).    ФРОЛОВО, ПОСЕЛЕНИЕ, эпоха бронзы. 0,5 км к В от д., 3 км к ССЗ от ретрансляционной башни в с.Мосолово, склон левого берега  р.Непложа (правый приток р.Ока) близ устья р.Черная. Протянулось вдоль берега с СВ на ЮЗ, размеры ок. 250х140 м, выс. над рекой 4,5-10,0 м. Западная часть памятника     распахивается. Культурный слой  до 0,3  м.   Керамика лепная, с орнаментом из ямчатых вдавлений неправильной формы и неорнаментированная, предположительно эпохи бронзы, кремневые скребки, нуклеус, отщепы и пластины.

Арх. ИА: № 8888. А. 12,13.

 

1333 (125). ФРОЛОВО. ГОРОДИЩЕ, р.ж.в. 0,25 км к 3 от центральной части д., 3 км к СЗ от ретрансляционной башни в с. Мосолово, мыс левого коренного берега р. Пепложа (правый приток р. Ока) при слиянии двух оврагов, по дну одного из которых протекает руч. Площад­ка подтреугольная в плане, 90x60 м, вытянута с 3 на В, выс.. над дном оврагов 14-16 м, с напольной западной стороны — вал выс. 1,8-2,0 м, и сильно заплывший ров перед ним. По сообщению Г.Ф. Подуршина, в мысовой восточной части площадки так­же прослеживались слабые следы вала. Культурный слой от 0,1 м в центральной части площадки до 0,4 м у склона в западной ее части. Керамика лепная, с рогожными отпечатками на внешней поверхности, городецкои культуры.

Мансуров А.А. 1930. С. 26; Арх. ИА: № 8888. Л.9-12.

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 

 

Село Мосолово впервые  упоминается,    в    "Сотной  грамоте,  данной  в 1567-м  году  (1568-м  г.?)  писцами  Иваном  Юрьевичем  Траханиотовым  с  товарищами  на  земельныя  владения  Рязанского и  Муромского  владыки»

 -  как " дер. Починок    Правоторховской,   Пронина   слобода   Софонковская,   на   речке  на   Непложе  на   крутом   враге — за  Филатом    за  Наумовым    сыном;   пашни   двенатцать  ч.  в  поле, а    в   дву   по   тому  ж;   земля   середнея;   сена   пятдесят   копен;   сош­ное   письмо   писано   выше   сего   в   деревне  в   Кирееве  в   Сергеевской».

Если мы не поленимся и заглянем  в эту деревню, то узнаем фамилию первых мосоловских землевладельцев – Котовых.

Как видно из грамоты, данная местность принадлежала  рязанско-муромской епархии, и относилась  к  Старорязанскому  стану.

Рядом с починком, на месте нынешней д.Воружка в 1567 г. по писцовым книгам было село Оргуново Изтоминское на речке Ворге, с церквью Введение Пречистые. Пашни двадцать ч. в поле,а в дву по тому ж; земля добра; сена пятнадцать копен.

Да в том же селе дал владыка к церкве к Введению Пресвятые пашни в поле пять ч., а в дву по тому ж; сена попу семь копен. А оброку дают крестьяне владыке з земли  на год по пяти ….у. А земля их ото Мхова болота по дорожку по малую да до Непложи; сошные пашни….сохи. Так бесстрасно писали писцы.

 

Местность располагалась на границе Воинского уезда, земли которого принадлежали Рязанско-муромской епархии.    

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

План сражения под Шишевским лесом на Воине в 1365 г. 

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 "Битва у Шишевского леса.1365.» Худ. Зайцев Николай Егорович (род.1942 г.) Московский Худ.фонд. 1988 г. Х.,м. 87 Х 178.

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 Карта-схема Шишевского леса.

 

К истории Шишевского леса.

 

 На восточной границе Рязанского княжества, в Шишевском лесу, даже грибы были с глазами, и несли охрану рубежей. Попробуй срезать, затоптать или сбить гриб ногой!!!

 

Такие грибы сообщают разведке шишей, по сути, военную информацию, т.к. местному населению под страхом смерти запрещалось заходить в пограничную зону, То шиши, моментально вычисляли – прошел чужой, незнакомый с законами границы.

И когда этот сбитый или срезанный гриб попадал на стол степняку, место, где он рос, оставалось глазами - шишей. Гриб, уже срезанный или сбитый говорил, предупреждал об опасности.

 

Таков порядок, выработанный шишами, и ныне действует в пограничной зоне России в лесной местности. Так со временем и закрепилось на Руси и превратилось в пословицу – "В Рязани грибы с глазами! Их едят, они глядят!»

Но мало кто знает, что пословица стала возможна только в результате многовековой службы шишей. И это её неотъемлемый смысл.

 

Шиши - так назывались княжеские дозорные, сидевшие на деревьях, увидев неприятеля, зажигали бересту и смолу. Ночью сигнал мог передаваться как огнем, так и конным нарочным. Свое имя - "шиши» пограничная стража получила, наверное, сразу с начала своей работы. Сидевшим круглые сутки на деревьях, как свисающие елочные шишки, княжеским дозорным не потребовалось много времени, чтобы определить свое имя. Черный дым был сигналом - "внимание!», "приближается враг!».

Другой шиш повторял действия первого, и так по всей цепочке. Днем и ночью. На протяжении нескольких веков шиши оставались единственными хозяевами и владельцами как "Большой дороги», так и окружавшего ее леса и другой среды.

 

Сама "Большая дорога», идущая как нынешняя трасса Москва-Самара, в те времена представляла зигзагообразную форму, из крутых спусков и подъемов. От с.Задубровья она шла на юг и проходила по с.Сосыкину.

До нынешних времен в селе имеется улица "Большая дорога». От с.Сосыкино дорога круто поворачивала на северо-восток и проходила через с.Желудево. И так до нынешнего с.Карабухино, которое в те времена уже находилось на территории Подлеского стана.

Такое ее построение нашими предками давало несколько преимуществ. Первое, это в случае нападений степняков, по такой дороге не так просто вернуться назад с награбленным, что не раз подтверждалось в истории Рязанского княжества. Второе, вдоль дороги, на местах возвышенных и на высоких деревьях, в пределах видимости "дымного сигнала» располагались княжеские дозоры. Дымный сигнал принимался постами шишей, но из зигзагообразной формы дороги, сигнал был не виден для противника.

Места, где находились заставы (секреты) шишей, требовало скрытности, поэтому, когда находящийся внизу шиш делал запрос другому шишу, сидящему в секрете на высоком дереве, то он показывал ему комбинацию из 2-х пальцев "большого» и "указательного», соединив их в кольцо, что означало запрос: "Видишь чего нибудь?». Шиш сверху отвечал тем же, показывал "Шиш», что означало – "Нет!».

 

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 "Видишь чего нибудь?".

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 "Нет!".

 

Так родился этот символ, со временем также ставший общерусским символом. "Шиш тебе!», т.е. "нет». Получил "шиш», т.е. "фигу». Эта система жестов также ныне используется в спецвойсках, когда требуется действовать скрытно и бесшумно.

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 Карта Воинского уезда.

 Исторические документы так описывают период шишей времен в.кн. Олеги Ивановича. На восточной границе, князь взял у церкви "Омёл Глебов», чтобы здесь разместить свои дружины для прикрытия "Большой дороги».Он локализуется на р.Тырнице, на месте села Глебово. А взамен, отдал церкви земли между речками Непложа и Крутица – именуемые по имени г.Воино (ныне д.Городище) и оз.Воинского - ВОИНСКИМ УЕЗДОМ.                                                                  

"Омёла» - по Словарю русского языка (В 4-х т. АН СССР, Ин-т русского яз.; Под ред. А. П. Евгеньевой. - 3-е изд. - М. :Русский язык, 1985-1988. Т.2. К-О. 1986. - С.616) – паразитирующий на деревьях кустарник с вечнозелеными листьями и белыми клейкими ягодами, что практически полностью расшифровывает ежедневную деятельность шишей, сидящих на деревьях днем и ночью, действительно как приклеенные. Ироничное слово "паразитирующий», то же не несет в себе какой-либо неожиданности. Так как, само сидение на деревьях, до момента получения и передачи сигнального дыма, носила смысловой оттенок данного слова.

 

Именно под Шишевским лесом, между селами Задубровье-Константинов-Заполье, в.кн. Олег Иванович Рязанский с кн. Владимиром Пронским и кн. Титом Козельским, впервые в русской истории в открытом полевом сражении разбили орду Тагая в 1365 г.

 

Многовековая зависимость Московского благополучия, обеспечивалась именно стальной сопротивляемостью Рязанского княжества и создавало внешние условия для строительства русского государства.

 

Для этого, до 1673 г. рязанский воин и пахарь выдержал 124 крупнейших битв и сражений, рвавшихся к Москве, малых и больших орд степняков. В т.ч.: 99 захватнических нападений; 52 -казанскими татарами, 15 отбито, 5 удачно; 21 крымскими татарами, 5 - отбито, 4 - удачно; 26 - печенегами, булгарами, половцами, литвинами, ногайцами. За этот же период боевые дружины Рязанского княжества нанесли 25 ударов на опережение. Всего же Северная Русь с начала ига и до 1462г. вынесла 160 внешних войн.

 

И если, например брендом, т.е.товарным знаком Тулы являются самовар и пряник, т.е. ежедневный местный атрибут тульского купца и его брюха, то Рязанский шиш – это символ мужества, воли и свободы, воплощенный в легендарную пословицу русского народа: "В Рязани грибы с глазами! Их едят, они глядят!», тесно связанную с военной истории Рязанской земли по защите Руси.

 

Как видим основа, на которой возникла пословица, очень впечатлительна, и должна быть дорога для нас, коренных жителей Рязанской земли. Она выступает хранителем нашей военной истории и русского языка, содержащего тайные коды будущего.

 

 

В 1740 году, "крутой враг» на речке на Непложе купили  Мосоловы. Сделав несколько запруд, ими  был основан  Непложский железный  завод – официальное название поселения. Подтверждается  межевыми книгами 1774  г.

 

В 1818 году, в прошении г-м  Мосолова Ф.И. и его брата, гв.поручика П.И. Мосолова  отмечается просьба о постройке Успенской церкви в поселении  завода, из дома помещиков. С тех пор, оно называлось село Успенское, Мосолово тож, или наоборот.

 

В 1828 г. освящена главная Успенская, в 1836 г. придел Никольский. О времени освящения придела Евфимиевского сведений  не имеется. Находящаяся при церкви колокольня устроена в 1872 г. на пожертвования доброхотных людей. Первоначально причт Успенской церкви, вместо отведенной земли 36 десятин, пользовался от генерал-майора Ф.И. Мосолова денежною и хлебною ругою. Деньгами он получал 275 рублей; 68 четв. разного хлеба и 250 пудов сена.

Затем стал пользоваться землей сам, т.к. Мосолов Ф.И. выплаты производил не регулярно.

К приходу относились, кроме села с 106 дворами, деревни:

Шелухово (Булатовская тож), с 56 дв.,

Ворожки с 25 дв. и

Фролово с 12 дв., в которых было  726 чел. мужск.пола и 643 чел. жен.п., в т.ч грамотные 224 – м.п. и 170 ж.п.

 

Сельская школа размещалась в каменном доме.

 

Таким образом село Мосолово, начиная со своего первородного имени – д. "Починок Правоторховский…», имеет  440 – летнюю историю.

 

Появление, за последнее время, в некоторых изданиях утверждения, что  "Слободка Мосолова, Назарьево, Бахтеево тож на  р.на Михальских верхах упом. в Ряз.писц.кнг. 1628-29 г.г. в Каменском стане…» - это и есть нынешнее село Мосолово – ошибочно.

Во-первых, эти земли никогда, за  всю историю не относились, к  Каменскому  стану/Пронский уезд/, где действительно было много  подобных  слободок.

 

Во-вторых, в этой местности у  р.Непложи нет притока под отмеченным  именем. Да и само село  Мосолово, как нам всем  хорошо  известно,  расположено с  двух  сторон  р.Непложи,  а не каких   либо  "Михальских  верхах».

 

 К истории Непложского и

Кана-Никольского горных заводов рода Мосоловых.

 

Наиболее полные исследования данного вопроса проведены рязанским историком-исследователем, главным редактором "Российского научного журнала» Нагорновым Валентином Павловичем, которые мы даем ниже.

 

В истории российской металлургии видное место принадлежит выходцам из Тульской оружейной слободы - знаменитой промышленной фамилии Мосоловых. Мосоловы принадлежали к верхушке Оружейной слободы - в течение 80 лет истории слободы они не менее четырёх раз становились её старостами. Наряду с Демидовыми-Антюфеевыми и Баташёвыми, они стали знаковыми фигурами в сфере частного металлургического предпринимательства XVIII в. Родоначальником промышленников Мосоловых стал оружейник Перфилий Григорьевич Мосолов, который имел 4-х сыновей, составивших в дальнейшем металлургическую компанию Мосоловых. Эта компания первоначально действовала как единое целое в составе братьев - Максима, Алексея, Ивана Большого и Ивана Меньшого Перфильевичей. Они по очереди обращались с челобитными в правительственные учреждения от имени всей фамилии.

В 1728 г. Максим подал в Берг-коллегию челобитную, что он вместе с братьями решил построить "от кошта своего водяной железный завод». Место для завода было найдено на р. Мышеге в Тарусском уезде, у д. Лениной в дачах Пафнутьева Боровского монастыря. Снабжение рудой планировалось вести подвозом из Малиновой засеки. 8 августа 1728 г. было получено разрешение на постройку завода. В начале 1730 г. завод в составе домны и трёх молотов приступил к работе. Ныне место расположения Мышегского завода - рабочий посёлок Мышега в Алексинском районе Тульской области, в 20 км от Тулы.

Поскольку молотовое производство Мышегского завода не справлялось с переделом чугуна в железо, Мосоловы стали хлопотать о разрешении построить новое молотовое производство на р. Шане, затем в целях достижения баланса между молотовым и доменным производствами решили построить домну на р. Шане и вторую домну на р. Мышеге. В конце 1733 г. Шанский доменный и передельный завод вступил в строй. Ныне с. Шанский Завод находится в Калужской области, 22 км к северо-западу от г. Медынь.

Вследствие недостаточности водных ресурсов р. Шани и во избежание вынужденных остановок в работе Шанского завода, Мосоловы присмотрели в 20 верстах от него на р. Луже удобное место для постройки нового завода. Здесь они решили строить только молотовое производство. 4 мая 1736 г. разрешение на постройку на р. Луже в Боровском уезде Архангельского молотового завода было получено. В 1738 г. Архангельский завод приступил к переделу чугуна. Его место расположения ныне - также в Калужской области.

В августе 1736 г., вслед за получением разрешения на строительство Архангельского завода, Мосоловы возбуждают ходатайство о постройке ещё одного молотового завода на той же р. Шане, ниже по её течению в 3 - 4 верстах, близ с. Гиреево. Он получил название Нижне-Шанский, или Гиреевский.

Следующий, пятый завод ими был построен в 1740 г. "на р. Непложе в Переславском уезде Резанского», позднее Спасском уезде Рязанской губернии. Ныне место расположения Непложского доменного и молотового завода находится в с. Мосолово Шиловского района Рязанской области.

Далее в развитии металлургического хозяйства Мосоловых наступает длительный перерыв. Разрешение на строительство очередного завода Мосоловы получают только 19 октября 1750 г. В дачах коллежского асессора Василия Алексеевича Ханыкова, расположенных в Фошанской волости Брянского уезда на р. Ветме, тульские промышленники решили поставить ещё один молотовой завод. Для этой цели они арендовали у Ханыкова 10 десятин земли по обе стороны р. Ветми и лес для угольного жжения за 55 р. в год. Однако вследствие его противодействия строительству завода Мосоловы решили аренду заменить покупкой земли у того же Ханыкова.

Наряду со строительством молотового завода на р. Ветме Мосоловы приступили к Строительству Бытошанского (Бытошевского) доменного и молотового завода, расположенного на р. Бытоше, притоке р. Ветмы. Водный режим р. Бытоши оказался более благоприятным для постройки на ней завода, поскольку берега оказались крепкими и высокими, что весьма важно для запаса водной энергии.

При таком значительном размахе хозяйственной деятельности Мосоловы начинают искать более свободные и обширные земли и находят их на востоке.

Следующее расширение деятельности фирмы Мосоловых состояло во включении в сферу их деятельности Шурминского завода Прозорова. Сначала в феврале 1747 г. Иван Меньшой заключил контракт на аренду завода сроком на 5 лет. Три года спустя Мосоловы решили купить Шурминский завод и 8 марта 1750 г. Берг-коллегия утвердила покупку этого завода за 5 тыс. руб. Шурминский завод раполагался на р.Шурме притоке р. Вятки, в 25 км от Уржума в Вятской губернии; ныне с. Шурма — райцентр Шурминского района Кировской области.

В этот период Мосоловых всё более и более привлекает Урал со своими свободными землями и рудными богатствами. Осенью 1751 г. Пегр Осокин продаёт Мосоловым Нязе-Петровский завод, основанный им в 1747 г. на р. Нязя (Назя) у впадения её в р. Уфу, в 100 км к юго-западу от Екатеринбурга. Эта сделка обошлась фирме Мосоловых в 27 тыс. руб.

Первым же самостоятельно построенным Мосоловыми заводом на Урале стал  Канна-Никольский медеплавильный завод на р. Кане, притоке р. Белой, в 140 км юго-востоку от Стерлитамака. Разрешение на строительство этого завода было получено в 1751 г.,  плавка меди началась 5 марта 1753 г.

Итогом    такой    широкомасштабной    хозяйственной    деятельности    стал замечательный   факт  -   к   середине   1753   г.   фирма   Мосоловых   владела   8 горнометаллургическими предприятиями, 6 из них располагались в европейской части России и 2 на Урале.

Далее для Мосоловых наступают крупные неприятности и потрясения. В результате хозяйственного спора, возникшего на базе конкуренции при скупке руды и угля в центральных губерниях с графом Александром Ивановичем Шуваловым, они лишаются Архангельского завода на р. Луже, который в полуразрушенном состоянии Мосоловы уступают Шувалову. В ходе дальнейшей конкурентной борьбы Шувалов инициирует издание "Указа об уничтожении в радиусе 200 вёрст от Москвы металлургических, стекольных и винокуренных заводов» якобы в целях сохранения лесных богатств в Подмосковье. Вследствие этого указа Мосоловы лишались бы сразу трех заводов - Шанского, Гиреевского и Мышегского. Шанский завод в 1755 г. прекратил своё существование, Гиреевский попал в руки А.И. Шувалова.

 

В результате упорной борьбы удалось отстоять существование лишь Мышегского завода и только под тем предлогом, что его железом Мосоловы обязались удовлетворять заявки Тульской оружейной канцелярии.

Ущерб от закрытия трех заводов – Архангельского, Шанского и Гиреевского составил около 100 тыс. руб., что привело к сильнейшим душевным переживаниям и членов фамилии Мосоловых.

В хозяйственной деятельности Мосоловых наступила полоса жестокого кризиса.

Первые два потрясения, созданные внешними силами,   - борьба с вельможей Шуваловым и издание указа об уничтожении заводов привели к третьему потрясению фирмы. Но теперь оно исходило уже от самих Мосоловых. Многоотраслевое хозяйство Мосоловых вплоть до этого времени находилось в нераздельном владении четырёх братьев. 

 

Первым умирает Алексей Перфильевич Мосолов. После него в составе фирмы остались дети - Иван  и Григорий Алексеевичи и вдова Пелагея Родионовна. И. Н.Юркин в отношении её делает предположение о принадлежности её к роду Баташёвых: "Так, жена Алексея Перфильевнча Мосолова, звавшаяся Пелагеей Родионовной – не Родиона ли Баташева была она дочерью?»

 

Конфликты внутри отдельных семей были для того времени явлением обычным, и как следствие происходило дробление единых хозяйственных комплексов. Зачастую конфликты назревали и в длительно сохранявших первоначальную целостность фирмах, ведя в конечном счёте к нарушению внутрихозяйственных взаимосвязей, что отражалось на всех сторонах хозяйственной деятельности и вело к упадку и деградация производства. Наглядной иллюстрацией подобного положения служит ситуация, сложившаяся в промышленной фирме Мосоловых к лету 1755 г.

 

В это время Иван Перфильевич Меньшой обратился в Берг-коллегию с челобитной, в которой обвинял старшего брата Максима Перфильевича в "непорядочных» поступках, выразившихся в присвоении денег, вырученных за продажу железа и меди с Нязе-Петровского и Кана-Никольского заводов. Иван Меньшой просил обязать Максима продавать продукцию и расходовать деньги с согласия всех родственников. Следом была подана ответная челобитная Максима Мосолова, обвинявшая Ивана Меньшого в самоуправстве на уральских заводах. В том же году Максим послал в Берг-коллегию ещё две челобитные, обвинявшие брата Ивана Меньшого в новых фактах "озорничества» на заводах. Челобитные Максима Мосолова во многом повлияли на разрыв отношений между братьями. Взаимная озлобленность братьев нарастала день ото дня. Эта бумажная война, несомненно, отражала явный распад фирмы Мосоловых.

 

Тут в борьбу двух братьев вмешивается третья сторона - их племянник, сын умершего к тому времени брата Алексея - Иван Алексеевич Мосолов. Он противопоставил себя всем им. В своей челобитной Иван Алексеевич Мосолов обвинил дядей в том, что они не делились с ним, его братом Григорием и матерью Пелагеей Родионовной прибылью, которая, по его словам, доходила ежегодно до 50 тыс. руб. За этой челобитной последовал именной указ о разделе имущества Мосоловых, которое до сих пор было нераздельным единым целым, и осуществление которого заняло целых пять лет. За это время хозяйство Мосоловых почти полностью парализовало. При этом лучше всего дело обстояло на Непложском заводе, где уполномоченный Берг-коллегии отметил небольшие запасы для работы доменной печи. Особенно удручающим было положение уральских заводов Мосоловых. Раздел имущества сопровождался большими скандалами, обидами и жалобами Мосоловых друг на друга. В 1760 г. раздел имущества, наконец, был завершён.

Следствием распри заводовладельцев, начавшейся в 1755 г. и закончившейся пять лет спустя разделом хозяйства, явилось, в частности, то, что Мосоловы проиграли Баташевым соревнование в закреплении в новом, весьма перспективном промышленном районе - в Касимовском уезде. Хотя за разрешительными указами на постройку здесь заводов в Берг-коллегию обратились и те и другие, отвлеченные распрей Мосоловы не смогли хлопотать за свои интересы столь же энергично, как Баташевы, в конце концов получившие желанное разрешение.

 

Максиму Мосолову по жребию досталась первая часть, в которую вошли Мышегский завод, мучная и пильная мельницы на р. Мышеге, Шурминский медеплавильный завод в Уржумском уезде, строившийся Златоустовский завод, два места под новые заводы в Муромском уезде, купленное у муромца Данилы Железнякова; на р. Вятке в Казанской губернии, где были обнаружены железные руды.

Иван Меньшой получил вторую часть — в Брянском уезде Бытошанский и строившийся Ветминский заводы, бумажную и полотняную фабрики в Можайском уезде на р. Шане, здесь же и пильную мельницу, два места под новые заводы: на р. Уфалей в Исетской провинции Оренбургской губернии и в Уржумском уезде на р. Шиншенере. Кроме того ему предоставлялось право не ближе 7 вёрст от Кана-Никольского завода построить новый меде-плавильный завод.

Третья часть досталась сыновьям Алексея Перфильевича Мосолова - Ивану и Григорию. В ней вошли Непложский доменный и молотовой завод, Кана-Никольский медеплавильный завод и два места под строительство новых заводов на р. Кусе и Салде, в даче Златоустовскогго завода.

Четвёртая часть, в которую вошли Нязе-Пегровский завод и передельная бумажная Нежити на р. Луже, достались на долю Ивана Большого Мосолова, который оставался безучастным свидетелем борьбы братьев с племянником.

Кроме того, были поделены многочисленные вотчины, дома, амбары, лавки. Кроме того, по дополнительным условиям предписывалось владельцу Мышегского завода в течение 5 лет снабжать владельцев Бытошевского и Непложского заводов чугуном.

Окончание раздела имущества положило конец и семейной ссоре, и кризису в семье Мосоловых. Павленко отмечает, что "получив в личную собственность причитающиеся им доли Максим и Иван Меньшой, а также старший их племянник развили бешеную энергию по восстановлению и расширению пришедших в упадок частей хозяйств.

Однако если дела у Максима и Ивана Меньшого и их наследников пошли весьма успешно, то на предприятиях, попавших в руки Ивана и Григория Алексеевичей, дела обстояли гораздо сложнее. Так, Кана-Никольский завод до раздела фактически не действовал. Для   подъёма  производства   на   нем   Иван   и   Григорий  к  двум медеплавильным печам пристроили ещё четыре и перевели на него 200 душ крестьян. Выплавка  меди к 1760 г. достигла 1173 пуд. Выплавка меди на заводе была поставлена вполне удовлетворительно,    за   пятилетие   до   крестьянской   войны    шесть медеплавильных печей давали свыше 7 тыс.  пуд меди в год, т.е каждая печь превышала  установленную правительством норму в 1000 пуд.

Относительно заводского места на р. Кусе, то в октябре 1770 г. оно было продано Мосоловым тульскому купцу Лариону  Ивановичу Лугинину,  владельцу Златоустовского завода, который был приобретен им в 1768 г. за 85 тыс. руб. у Василия Максимовича Мосолова.

 

В ходе крестьянской войны Кана-Никольский завод потерпел серьёзный урон, в марте 1774 г. он был разграблен восставшими, летом 1774 г. вторично разграблен и сожжен. Комиссия Берг-коллегии, обследовавшая Кана-Никольский завод, подтвердила факт сожжения завода, но размер убытков признала завышенным. Восстановление завода И.А.Мосолов осуществил при финансовой помощи правительства, однако размер ссуды был меньше просимой - вместо 50 тыс. руб.

 

Мосолов получил 30 тыс. руб. В январе 1777 г. завод возобновил работу. Завод снабжался рудой с собственных Мосоловских рудников. Это были Вязовский и Троицкий рудники по добыче медной руды, принадлежавшие   владельцу Кана-Никольского завода И.А.Мосолову. Они находились на правом берегу Яика, возле Вязовского редута, в 40 верстах к востоку от Оренбурга.

Условия хозяйствования для И.А.Мосолова осложнились пожаром, вспыхнувшим в Туле 2 мая 1779 г., когда были сожжены все его "пожитки». Вследствие этого он обращается в Сенат с просьбами о льготах для его заводов. Сенат счел эти просьбы непомерными и в 1782 г. отказал, считая достаточной помощью полученную ссуду.

Непложский горный завод

Н.И.Павленко в своей "Истории металлургии в России в XVIII веке» отмечает, что Кана-Никольский и Непложский заводы значились в числе действующих предприятий до конца XVIII в.; первым из них владела Марья Мосолова, вторым - Дарья Мосолова.

История владения Непложским горным заводом в последней четверти XVIII – начале XIX в. представляет сложный вопрос, так как документы этого периода частично не сохранились или же они ещё не введены в научный оборот, а иногда имеющиеся данные противоречат друг другу.

Считается, что Непложский горный (чугуноплавильный и железоделательный завод был построен  в 1740 г. По данным С.Г. Струмилина. датой пуска завода считается 12.VII. 1742 г., годом основания - 1740 г. Приведем для сравнения и наглядности небольшую таблицу стоимости металлургических заводов Рязанской губернии, составленную по данным С. Г. Струмилина.

 

Табл. 1. Сравнительная стоимость железных заводов Рязанской губернии в XVIII в.

Заводы

Владельцы

Даты

Стоимость, руб.

Непложский

Ив. и Гр. Мосоловы

1740   1745

15 000

Истинский-Залипяжский

Рюмин

1716   1745

30 000

Истинско-Гулынкинский

Беловы

1717  1745

8 500

Истинско-Бардаковский

Чирьев

1733   1745

9 000

 

Приведём также для сравнения даты получения разрешений на строительство и даты пуска других рязанских железных заводов. Так, Кирицкий металлургический завод был основан "иностранцами Богданом и Григорьем Яковлевыми детьми Беловыми, по данной им привилегии в 1740 году, а в действие был произведён в 1741 году»; Ибердский завод был основан по указам из Государственной Берг-коллегии от 1760 и 1763 гг. "тульским купцом Кирилою Крапивницовым обще с купцом Иваном Богдановым»; относительно Сынтульского завода, то в 1786 г. А.Р.Баташёв получил разрешение казённой палаты Рязанского наместнического правления на строительство Сынтульского металлургического завода, и уже в 1787 г. завод был пушен в строй и дал первую плавку.

Что же говорят о начале Непложского горного завода архивные источники.

 

Так, фабрично-заводская ведомость Непложского завода за 1821 г. сообщает, что завод "построен по указу бывшего Генерал-директориума в 1740 году на покупной земле которой ото всех прикосновенных владельцев в 1774-м году июня 20-го отмежован, но кем оной завод первоначально заведён, то по неимению в канторе документов, неизвестно, ныне находится во владении господ Фёдора и Петра Ивановичей Мосоловых, но от кого им достался тож неизвестно». Эти сведения сообщил управляющий заводом Парфён Фомин в "Ведомости о чугуноплавительном и железоделаемом господ Мосоловых заводе за 1821 год». Относительно названия населённого пункта, где располагался Непложский завод, эта же ведомость сообщает, что это "Рязанской губернии Спаской округи село Успенское, Непложский завод тож»,, В заводской ведомости за 1833 г. сообщается, что "завод состоит Рязанской губернии Спаской округи при селе Успенском на речке Непложе». В заводской ведомости за 1840 г. Непложский завод относится к категории посессионых.

 

Таким образом, Непложский металлургический завод был построен одновременно с Кирицким заводом примерно в середине петровской волны создания горнометаллургических предприятий России в эпоху конца правления императрицы Анны Иоанновны и начала правления императрицы Елизаветы. Первоначально Непложский завод находился в совместном владении металлургической компании Мосоловых. После раздела же имущества компании Мосоловых в 1760 г. завод перешел в совместное владение братьев Ивана и Григория Алексеевичей Мосоловых.

 

Деятельность Ивана и Григория Мосоловых в Рязанской губернии фиксируется а 1766-1767 гг. в Алфавитном списке помещиков Рязанского уезда по III ревизии, где под №599 числятся "Мосаловы Григорий и Иван Алексеевичи, медных и железных заводов содержатели», также перечисляются принадлежавшие им совместно населённые пункты - "с. Шатрищи, с. Заполье, с. Путятино, д. Фролова, д. Булатовская Шелухово тож, д. Караулова»  без указания принадлежавших им крепостных в этих селениях. Под №593 числится "Мосалов Иван Алексеевич, заводчик, "тулянин», д. Караулова - 23 (крепостных)». Интересно, что в этом же списке под № 594 числится их дядя "Мосалов Иван Перфильевич, содержатель железных водяных заводов, бумажных и полотняных фабрик, с. Задубровье — 5 (крепостных)».

 

Позже, по-видимому, братья Иван и Григорий разделились, т.к в документах владельцем Кана-Никольского завода стал выступать капитан Иван Алексеевич Мосолов (17.01.1733 г. - 20.11.1789 г.). Здесь непонятны время и обстоятельства раздела совместного имущества между Иваном и Григорием Алексеевичами Мосоловыми и получения И.А. Мосоловым капитанского воинского звания.

 

После смерти Ивана Алексеевича владелицей завода стала его вдова, капитанша Мария Алексеевна Мосолова (урождённая Хотяинцева) [Рындин И.Ж. Материалы по истории и генеалогии рязанского дворянства. Рукопись] (об этом говорит и Павленко); в 1797 г. на её заводе было 95 мастеровых и 391 чернорабочий (по 5-й ревизии).

У Ивана Алексеевича и Марии Алексеевны были два сына - Пётр и Фёдор, и дочь Елизавета. Елизавета в первом браке была женой генерал-майора, затем шталмейстера и директора пяти конских заводов, Петра Ивановича Загряжского (1763 - 1815), во втором вице-адмирала Н.И.Шешукова. Пётр Иванович Мосолов, гвардии офицер и кавалер, умер 24 сентября 1822 г.

 

В 1827г. Кана-Никольский завод принадлежал генерал-майору Фёдору Ивановичу Мосолову (9.2.1771 г. - 24.7.1844 г.).

 

В 1844 г., после смерти брата Федора, завод перешёл к его сестре Елизавете Ивановне Шешуковой. Её муж, Николай Иванович Шешуков (1754 - 1831 гг.), - вице-адмирал, сенатор, бывший командир Рижского порта.

 

Елизавета Ивановна Шешукова имела от первого брака Александра Петровича Загряжского, от второго брака детей не было. Получив Кана-Никольский завод по наследству, она в 1846 г. выдала владельческую доверенность своему сыну.

 

Т.е. на заводе, формально числившемся за Е.И.Шешуковой, фактическим хозяином был ее сын, камер-юнкер, коллежский советник А.П. Загряжский.

Относительно владения Непложским горным заводом предполагается, что после раздела совместного имущества братьев Ивана и Григория Алексеевичей Мосоловых, примерно в 1770 - 1790-е гг., Непложский завод перешёл в единоличное владение Г.А.Мосолова, а Кана-Никольский завод - в единоличное владение И.А. Мосолова.

 

После смерти Г.А.Мосолова Непложский завод переходит во владение его жены Дарьи Мосоловой, в конце XVIII в. завод оказался у Пелагеи Мосоловой, которая получила его в приданное, когда вышла замуж за капитана Ртищева. Г.Ф. Гудков и З.И. Гудкова  считают, что в результате этой свадьбы Непложский завод выпал из рода Мосоловых.

 

По их мнению "можно лишь предполагать о том, что Ртищева была дочерью Григория и Дарьи Мосоловых». А вот но мнению И.Г.Кусовой  "Непложский завод действовал до конца XVIII в.. когда он достался, видимо, Дарье Мосоловой, внучке Алексея Перфильевича, затем перешел к другой фамилии». В этих утверждениях четыре ошибочные позиции.

 

Во-первых, Непложский завод довольно успешно действовал в XIX в. до 1840 г., когда после прорыва плотины была разрушена домна и после этой катастрофы металлургическое действие не возобновлялось.

 

Во-вторых, Дарья   Мосолова   была   женой   Григория   Алексеевича   Мосолова   и, следовательно, никак не могла быть внучкой Алексея Перфильевича Мосолова.

 

В-третьих, внучкой Алексея Перфильевича была Пелагея Мосолова, дочь Григория и Дарьи Мосоловых, вышедшая замуж за капитана Ртищева и ставшая таким образом капитаншей Ртищевой.

 

В-четвёртых, как будет видно из дальнейшего, Непложский горный завод вплоть до своего закрытия оставался во владении рода Мосоловых – в руках представителей родного брата Григория Алексеевича - Ивана Алексеевича: его жены Марьи Алексеевны и, его сыновей Петра и Фёдора и дочери Елизаветы.

 

При этом отметим, что неизвестно при каких обстоятельствах Непложский завод перешёл от Ртищевой к М.А. Мосоловой.

Архивные материалы подтверждают, что по 5-й ревизии (1796 г.)

 

Непложский завод принадлежал вдове капитана Мосолова, Марии Алексеевне. В это время "мастеровых и рабочих покупных людей из крестьян при заводе состояло 139 и по деревням Масаловой в Пронской округе 110 душ. Железо выделывалось различного сорта: 7 521 пуд железа и 22 582 пуда чугуна».

В годы Отечественной войны 1812 г. владелицей Непложского завода выступает Мосолова . По всей видимости, это была капитанша Мария Алексеевна Мосолова. В тот период времени Непложский завод был привлечён рязанскими губернскими властями к выполнению заказа по вооружению Рязанского ополчения - "Рязанской воинской силы». Этот заказ заключался в изготовлении пик для вооружения рядового состава ополчения.

В дальнейшем мы видим завод в совместном владении братьев Фёдора и Петра Ивановичей Мосоловых. Об этом прямо говорится в выше упомянутой ведомости Непложского завода за 1821 г.

 

После смерти Петра в 1822 г. единоличным владельцем завода становится генерал-майор Фёдор Иванович Мосолов. Заводом он владел вплоть до его разрушения в 1840 г., но как заводовладелец он был никудышный.

 

В производстве совсем не разбирался и не владел обстановкой на своих предприятиях, в общем имел весьма смутное представление о заводских делах. Его взаимоотношения с заводом сводились к получению денег из заводской кассы и редкими отчётами управляющих о состоянии заводских дел.

Можно привести показательный пример. Когда встал вопрос о продаже Непложского завода за долги и горные недоимки, Ф.И.Мосолов продолжал настойчиво требовать от управляющего, чиновника 14-го класса Пенкина, выполнения заказа для Петербургско-Московской железной дороги. За невыполнение угрожал доведением дела до сведения министра финансов, обвинял чиновника в развале производства. В ответ на это управляющий Пенкин просил Московское горное правление "объяснить генерал-майору Масалову настоящее положение завода, которое как видно из письма, совершенно ему неизвестно, и при котором требуемые им болванки выкованы быть не могут».

Что же представлял из себя Непложский завод в разные времена?

Для XVIII в. это наглядно видно из Табл. 2., где отражено количество основного металлургического оборудования - домен и молотов и количество выпускаемой продукции.

Год

Владельцы

Число домен

Молотов

Продукция

Страни-

ца по

[20]

действ.

Запас-

ные

Чугун

Железо

1750

Мосоловы

1

-

3

38,2

25,4

С.461

1760

Мосоловы

1

- по 1761 г.

3

18,0

(10,2)

С.465

 

1770

Мосолова

1

-

2

24,5

(15,9)

С.471

1780

А.И.Мосолова

1

- по 1771 г.

6

15,5

(10,3)

С.477

1790

И.А.Мосолова

1

-

6

28,0

(18,7)

С.483

1790

Мосолова

1

-

4

17,2

5,8

С.491

 

В этой таблице в скобках приведён чугун, исчисленный по обложению РГАДА (С. 495). К истории заводовладельцев в этой таблице надо отнестись с определённой осторожностью, т.к. в отношении к фамилии А.И. Мосолова имеется подозрение в его существовании.

В Табл. 3 численно иллюстрируется выпуск чугуна Непложским заводом в период с 1781 по 1806 гг.

Табл.3 Погодные итоги доменного производства Непложского завода

Год

Чугун, пуд

Ссылка

Год

Чугун, пуд

Ссылка

1781

15 497

С. 498

1794

2 338

С. 506

1782

43 559

С. 498

1795

18 909

С. 506

1783

н/пл.

С. 498

1796

н/пл.

С. 506

1784

59 922

С. 498

1797

19 241

С. 506

1785

н/пл.

С. 499

1798

н/пл.

С. 507

1786

38 471

С 499

1799

22 583

С. 507

1787

н/пл.

С. 499

1800

17211

С. 507

1788

29210

С. 499

1801

19 599

С. 507

1789

н/пл.

С. 499

1802

14 300

С. 507

1790

28 046

С. 499

1803

5 648

С. 507

1791

2 720

С. 499

1804

19618

С. 507

1792

21338

С. 499

1805

5 821

С. 507

1793

н/пл.

С. 499

1806

(20 733)

С. 507

 

Из Табл. 2 ясно видно, что металлургическое оборудование Непложского горного завода в XVIII в. являлось традиционным для того времени и состояло из одной домны и 3-6 молотов. Домна, по всей видимости, обладала достаточной мощностью по выпуску чугуна, поэтому, как явствует из Табл. 3, доменное производство было периодичным. Год работы домны чередовался с годом передела чугуна в железо.

Непложский   горный   завод   в   1821   г.   имел   следующее   металлургическое оборудование: 1 домну. 6 молотовых горнов и 2 кричных молота. Рабочий персонал завода состоял из 122 человек на заводском праве, 45 - на праве помещичьем и 9 вольнонаемных  (мастера). Всего крепостных мастеровых людей по 7-й ревизии числилось 244 души.

Руды обожжённой было выработано 17 791 пуд 10 ф. по цене 70 коп. за пуд выпущено металлургической продукции: чугуна в штыках - 6 742 пуд. по цене 1 руб. 50 коп. за пуд, чугуна в отливках - 1 447 пуд. по цене 2 руб. 50 коп. за пуд.

Всего чугуна за 1821 г. - 8 189 пуд.

 

Железа было выковано всего 4 800 пуд. 11 ф.. в его составе железа полосного - 3 785 пуд. 18 ф. по цене 5 руб. за пуд; железа связного, стройного и веретенного - 1 005 пуд. ф но цене 5 руб. за пуд; котельного - 8 пуд. 35 ф. по цене 5 руб. 60 коп. за пуд.

Снабжение рудой осуществлялось из собственного рудника в с.Залипяжье на покупной земле в чресполосице с госпожой Полторацкой. Расстояние от завода до рудника 25 вёрст. Руда добывалась как заводскими, так и вольнонаёмными людьми с глубины от 10 до 12 сажен.

По описанию управляющего заводом Якова Андреева. 5 мая 1834 г. территориальные владения Непложского завода имели следующую структуру: сенной покос занимал 38 дес. 1 369 кв. саж.. дровяной и мелкий лес - 7 дес. 1 080 кв. саж., поденный лес для употребления на заводе - 240 дес, под заводским строением 10 дес. 120 саж., под просёлочными дорогами - 270 кв. саж., под речкою Непложею, истоками безымянными и полуречкою Варгою - 32 дес. Всего заводская территория занимала 328дес. 439 кв. саж.

Для характеристики оборудования и заводского персонала в XIX в. приведем Табл.4.

Табл. 4. Заводское оборудование и персонал Непложского завода в XIX в.

Год

На праве заводском

На праве дворянском

Домен

Горнов

Молотов

Год.продукция

1821

122 (9 мастеров)

244

1

4

2

 

1833

132 (9 мастеров)

237

 

 

 

 

1834

150 (9 мастеров)

237

 

 

 

 

1836

152 (9 мастеров)

324

 

 

 

 

1838

407 (9 мастеров)

324

1

4

2

38765 руб. 85 коп

1839

407 (9 мастеров)

324

1

4

2

31456 руб. 47 коп.

1840

407 (10 мастеров)

324

1

4

2

34975 руб. 30 коп.

 

Выпуск продукции Непложского горного завода в XIX в. представлен в Табл. 5.

Табл. 5 Продукция Непложского горного завода в первой половине XIX в.

Год

Выплавлено чугуна

Выковано железа

Продукция на сумму

1821

8189 пуд.

4801 пуд. 9 ф.

 

1831

14830 пуд.

9817 пуд.

 

1832

10261 пуд.

8548 пуд.

 

1833

18658 пуд

7551 пуд.

 

1834

1010 пуд.

4078 пуд.

 

1835

8714 пуд.

5713 пуд.

 

1836

8542 пуд. 30 ф.

5317 пуд. 8 ф.

 

1838

8865 пуд. 39 ф.

7973 пуд. 14 ф.

38765 руб. 85 коп.

 

1839

10328 пуд. 37 ф.

5281 пуд. 37 ф.

31456 руб. 47 коп.

1840

11333 пуд.

5627 пуд. 10 ф.

34975 руб. 30 коп.

 

Рассмотрение деятельности Непложского завода позволяет прийти к определённым

выводам:

1. Непложский горный завод, или по-другому, Непложский железный завод (т.е. чугуноплавильный  и  железоделательный  завод)  был  типичным  посессионным предприятием, в котором все металлургические работы выполнялись рабочими, состоявшими в т.н. заводском праве, все вспомогательные работы - добыча и обжиг руды,   получение   древесного   угля,   как   правило,   выполнялись   крепостными крестьянами, находившимися на дворянском праве. Добыча руды практиковалась и вольнонаемными людьми.

2. Непложский завод обладал небольшой производительностью - до 30 тыс. пуд. чугуна и 5-10 тыс. пуд. железа. В основном выпускал чугун в штыках, в небольших размерах занимался по заказам чугунными отливками.

3. Приобщения к достижениям научно-технического прогресса не проявлялось, попыток модернизации и внедрения паровых машин не наблюдалось.

4.  Соответственно, перехода на вольнонаёмную форму труда не было.

5. Прекращение работы завода было закономерным результатом преобладания крепостнической формы организации труда и оплаты работников. В новых исторических условиях зарождения капиталистических отношений    работа завода становилась нерентабельной.

6. Один из частных выводов - отсутствие умелых организаторов и руководителей металлургического производства. Сами заводовладельцы не обладали для этого необходимыми профессиональными и организаторскими навыками.

Теперь стоит обратиться к личности последнего владельца Непложского горного завода Фёдора Ивановича Мосолова.

 

Федор Иванович Мосолов вошёл в российскую историю как военный Русской императорской армии, участник Отечественной войны 1812 года, достигший чина генерал-майора (1813 г.), командовавший Новгородским кирасирским полком и награжденный многими орденами и медалями. После получения в наследство металлургических предприятий в Рязанской и Уфимской губерниях становится горнозаводчиком. Представитель знаменитой династии горнозаводчиков тульского происхождения. Из дворян Уфимской губернии, в начале ХIХ века был причислен к рязанскому дворянству.

                                 

Федор Иванович Мосолов.

 

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 

Мосолов Федор Иванович.

Автор: Доу Джордж (George Dawe).

Источник и место хранения оригинала: Государственный Эрмитаж.

Дополнительные сведения об оригинале: холст, масло.

Время создания оригинала: 1826.

 

(в исторических документах встречаются и другие написания фамилии Мосоловых - как Масоловы, Масаловы) родился 9 февраля 1771г.

В литературе встречаются и другие даты его рождения. Например, "Военная галерея 1812 года» указывает на его возраст: "52 года (в 1820 году)». Согласно этому источнику, он родился в 1768 г.

Боевой путь: от капрала до генерала.

В службу был определен в лейб-гвардии Преображенский полк в 1775 г. капралом. 10 июля 1776 г. становится каптенармусом, 17 февраля 1780 г. - сержантом. Вскоре переписан в лейб­-гвардии Измайловский полк, где 12 января 1795 г. (по другим данным - 1 января) получил чин прапорщика, 16 апреля 1797 г. - чин подпоручика и 11 августа того же года - поручика. Уволен от службы штабс-капитаном 8 сентября 1798 г. В 1798 - 1801 гг. находился в отставке.

Принят вторично на службу 24 ноября 1800 г. штабс-капитаном в лейб-гвардии Измайловский полк, 3 марта 1801 года произведён в капитаны.

После определился по кавалерии, 9 апреля 1802 г., по собственному желанию  переведен командиром эскaдpoна в Стародубский драгунский, позднее - кирасирский, полк с чином подполковника.

Вместе с полком в 1805 г. был направлен на усиление армии М.И. Кутузова (на территории Австрии), но прибыл к ней уже после завершения военных действий.

Боевое крещение Мосолов получил в рядах Стародубского драгунского полка во время Русско-турецкой войны 1806 - 1812 гг. (на территории Молдавии). Его полк отличился  24 ноября 1806 г. при занятии крепости Бендеры, когда первым вошёл в неё, и 16-17 декабря под крепостью Измаил при её осаде.

В феврале 1807 г. отражал попытки  осажденных отбросить российские войска. 13  февраля 1807 г. в бою при с. Кунья, когда  многочисленная неприятельская конница, бросившись на егерское каре, намеревалась его совсем oтpeзать, он с  эскадроном, невзирая на превосходство неприятельских сил, атаковал неприятеля, опрокинул его и отбил 1 знамя. 23 марта участвовал в преследовании неприятеля и прогнании его от с.Бобыль до крепости Измаил в осаде Измаила.

26 марта, когда неприятель, в количестве более 3000 всадников, внезапно прорвавшись сквозь цепь, захватил было обоз. Стародубский и Смоленский драгунские полки, бросившись на неприятеля, опрокинули его и, отбив назад обоз, гнали неприятеля под самые стены крепости, он был пред своим эскадроном, подавал пример подчиненным и способствовал поражению неприятеля. Во все прочие неприятельские вылазки, 24 апреля, 9 и 24 мая, он, командуя особыми частями, действовал с отличием.

 

"12 июня, с 2 эскадронами бросился навстречу спешившей на подкрепление неприятельских войск немалой турецкой толпе и её совершенно опрокинул», за что награжден орденом Св. Анны 3 ст. 12 декабря 1807 г. произведён в полковники.

 

С 12 августа по 27 ноября 1808 г и с 8 апреля по 29 июля 1809 г. находился в Молдавии и с 18 по 22 июля был при приступе под крепостью Браилов в особом отряде под командою графа Платова, затем за Дунаем - в авангарде  главной армии. 5 августа был при занятии крепости Бабадаг, 22 - при обложении и взятии крепости Гирсова,

29 –при взятии крепости Кюстенджи, 4 сентября – в сражении под м. Рассеватом, 11 – при обложении крепости Силистрии. 22 – в бою между с. Калипетра и с. Капанлы. За  отличные подвиги, оказанные в этом деле, награжден орденом Св. Владимира 4 ст. с бантом. 10 октября - в сражении при д. Татарице, где за отличие  награжден орденом Св. Анны 2 ст.

 

С 16 ноября 1809 по 21 апреля 1810 г. находился в Молдавии, потом вторично  за Дунаем, в Болгарии.

 

*        *       *       *

 

С началом кампании 1812 г. 23 февраля назначен полковым командиром запасных кавалерийских эскадронов 5-й кавалерийской дивизии (по другим данным ­командовал бригадой из запасных эскадронов 11 кавалерийской дивизии) в корпусе генерала Ф.В. Остен-Сакена. С 1 мая по 15 июля 1812 г. в составе армии Тормасова участвовал в рекогнисцировке неприятеля до Брест-Литовска, сражался под Кобрином, оттуда двигался до Слонима в авангарде, под командою генерал-лейтенаита Чаплица,

 

В бою под Слонимом была разбита волонтерская польская гвардия и взят в плен её командующий генерал Конопка. Участвовал в боях нa Березине. После сражался 9 ноября при г. Борисове и за Борисовом, где был ранен в левую ногу выше колена, вследствие ранения оставил строй. Прибыл в полк в апреле 1813 г. под Люцен.

Участвовал в сражениях 20 апреля 1813 г. при Люцене; 8,9 и 10 мая при Бауцене. За отличия  в этих делах награждён орденом Св. Владимира 3 ст.;

15 июля 1813 г, назначен полковым командиром Новгородского кирасирского полка, 15 и 17 августа был в битве при Кульме, находился при корпусном командире князе Голицыне; 15 сентября за проявленную распорядительность и умелое командование пожалован в генерал-майоры.

5, 6 и 7 октября, был в сражении при Лейпциге;

26 и 27 декабря - при блокаде крепости Бельфор; 20 января 1814 г. - в сражении при м. Шато-Бриенн (Бриенн-де­-Шато); 11 февраля - при с. Мальмезоне; 8 марта - при Арсис-сюр-Об, где за отличие награждён орденом Св. Владимира 3 ст., во 2-й раз; 19 - при взятии Парижа. В 1815 г. совершил вторично поход во Францию, в эту кампанию награждён пpyccкuм орденом Красного Орла 2 ст.

 

29 августа 1814 г. назначен командиром 2-й бригады 3-й кирасирской дивизии. 6 октября 1817 г. повелено ему состоять при дивизионном начальнике 3-й драгунской дивизии, 25 июня 1820 г. назначен состоять при начальнике 2-й драгунской дивизин. 10 августа того же года назначен состоять по кавалерии без должности.

Поселясь в Москве, с 8 сентября 1828 г. по 15 ноября 1832 г. был презусом в комиссиях военного суда, учрежденных при Московском ордонанс-гаузе,

Кроме того, во время свирепствовавшей в Москве болезни холеры в 1830 г. был помощником у генерал-лейтенанта сенатора Брозина, заведывавшего Якиманскою временною больницею, где проявил энергию в своей должности.

 

Высочайшим приказом 1 февраля 1834 г. уволен со службы за раною с мундиром и пенсионом полного жалования.

 

Указ об отставке 25 ноября 1835 г.

После отставки Мосолов поселился в С.-Петербурге, где скончался 24 или 25.07. 1844 и погребён на Смоленском православном кладбище.

 

Портрет Мосолова помещён в Военной галерее Зимнего дворца. Подпись на раме: Ө.И.Мосоловъ, Генерал Maiop. Слева внизу подпись и дата: from пature bу G.Dawe RA 1826. На обороте холста иадписи: Mosoloff u Gео Dawe RA pinx.

 

Помимо сверх поименованных наград имел орден Св. Иоанна Иерусалимского и за выслугу лет орден Св. Георгия 4 кл .. серебряные медали: в память 1812 года. за взятие Парижа 19 марта 1814 года и дворянскую бронзовую; знак отличия беспорочной службы за ХХ лет. Кроме того, награждён был двумя бриллиантовыми перстнями и получил золотую медаль в память Коронования Их Императорских Величеств Государя Императора Николая Павловича и Государыни Императрицы Александры Федоровны по случаю нахождения его в должности при церемонии.

        

Относительно семейного положения Ф.И. Мосолова считалось, что он был закоренелым холостяком, об этом можно судить по стихотворению М. Ю, Лермонтова "Булевap».

Однако в опубликованных  воспоминаниях великой княгини, Ольги Николаевны, дочери императора Николая 1, носящих романтическое название "Сон юности» и написанных на французском языке,

 

в книге "Николай 1: Муж, Отец, Император», опубликованной в серии "Русские мемуары»,

 

в переводе приводится информация о женитьбе генерал-майора Федора Ивановича Мосолова на фрейлине Ольги Николаевны - Ольге Николаевне Бороздиной: "Ольга Бороздина вышла замуж уже немолодой за 60-летнего генерала Мосолова, который был богат и ужасен».

 

Отец Ольги Бороздиной - генерал-лейтенаит Николай Михайлович Бороздин был заслуженным человеком, герой Отечественной войны 1812 года, его портрет, как и портрет генерала Мосолова, был размещен в Военной галерее Эрмитажа.

 

Его имение располагалось в с. Тырново (ныне Шиловского р-на Рязанской обл,). Его соседями были заводовладельцы Мосоловы, в частности, Максим Перфильевич Мосолов, который приходился дядей отцу Фёдора Мосолова - капитану Ивану Алексеевичу Мосолову. Да и само с. Успенское, Мосолово тож, располагалось в ближней округе с. Тырново. Поэтому неудивительно, что на излете лет сошлись дороги двух видных рязанских дворянских фамилий.

     В повседневных заводских  и домашних делах всем руководили управляющие, которых подбирали Мосоловы. Так, отмеченный в 1821 г. Парфён Тимофеевич Фомин, являлся управляющим Непложским заводом и в 1858 г. В 1834 г. управляющим завода показан Яков Андреев. Ниже помещено письмо вице-адмиральши Елизаветы Ивановны Шешуковой, проживающей в Оренбургской губернии, к Парфёну Тимофеевичу Фомину. Письмо связано с подготовкой к переписи 1858 г. и является доверенностью Парфену Тимофеевичу на управление имуществом Мосоловых. Характерно начало письма:

" Парфен Тимофеев

Поручаю тебе Управлять рязанским имением моим Состоящим Спасского уезда

в селе Успенском, и пронском Уезде в селе Сапчакове…

Заканчивается письмо: "ноября дня 1854 года Сия доверенность принадлежит дворовому человеку моему Парфену Тимофееву Фомину».

 Таким образом, Парфен Тимофеевич являлся доверенным лицом Мосоловых при Непложском заводе свыше 30 лет.

                                                      

*        *        *       *

Кулечное производство.

 

В 1844 году, почти одновременно со смертью Ф.И.Мосолова, от прорвавшейся плотины погиб и Непложский железд. завод. Стечение обстоятельств или глас божий? Тоска и обещание многих бед сулила гибель завода мосоловским семьям. Остаться без работы, да еще и без земли. Но, наверное, это место действительно было от бога. Ситуацию спасло стремительное развитие в селе кулечно-рогожного производства. Здесь необходимо отметить выдающиеся заслуги людей, которые с присущим великороссам сметкой и хозяйственной жилкой взвалили на свои плечи этот казалось неподъемный труд. Эти имена значительны не только для мосоловцев, но и для всей Рязанской земли. Это столпы мужицкой России. Они глыба русского духа и веры, которые своею рукой остановили ситуацию безнадежности и безысходности, казалось уже готовой вырваться из под контроля.

Имена:

-Галочкиной Евдокии Семеновны

- Кудряшова Георгия Филлиповича

- Чуева Константина Матвеевича

- Карташова Александра Андреевича

- Костина Николая Терентьевича

- членов "Торгового Дома Василия Кузьмича Чуева с племянниками Ильей и Иваном» - достойны самого высокого почитания, эти люди спасли село от голода.

Первоначально производство кулей основывалось на местном сырье, благодаря наличию рядом липовых лесов.

Все операции производились в жилом помещении. Орудия труда для тканья рогож изготавливали местные плотники. С развитием производства все работы стали производиться из материалов скупщиков, т.к. на заготовку мочала своими силами уже не хватало людей, не только в Успенском, но и во всей округе.

Вся Рясская волость Спасского уезда работала на кулечно-рогожное производство, села и деревни Успенское, Шелухово, Рясы, Заполье, Фролово, Волково, Ивановка, Полянки, Стерлигово, Шатилово трудились в одном направлении. Даже за рекой, в Санском и Юште трудились рогожники.

В связи с нехваткой рабочих рук кулечно-рогожное производство раздвигает свою территорию. Александр Андреевич Карташов наладит его в д.Екатериновка (ныне Путятинский р-н), а "Торговый Дом Чуев В.К. с племянниками Ильей и Иваном» в д.Лупиловка (там же, рядом).Применялся в промысле наемный труд. Рабочие нанимались понедельно из своей деревни и на своих харчах. Недельная плата составляла 2 руб. 50 коп. – за изготовление мочала; 1 руб. 70 коп. – за изготовление 1 кг. тканого материала. Последним, в основном занимались женщины и дети 12-14 лет. В селах с развитым рогожно-кулечным производством даже женились только на девушках, которые знали это дело. Несмотря на 15-18 часовой рабочий день, наличие работы на дому было большим плюсом. Практически в каждой семье была взаимозаменяемость, что позволяло тем или другим членам семьи производить другие работы, но уже для семьи. Не нужно было и заниматься отхожими промыслами, как это было в большинстве шиловских сел.

Позже мочало стали закупать на Нижегородской ярмарке и доставлять водным путем до Шиловской пристани. Но закупали также в Спасском и Касимовском уездах, а иногда в Вятской и Пензенской губерниях. Материал покупали от 80 коп. до 1 руб. за пуд мочала, из пуда выходило 8-12 кулей.

Производство мочал состояло из нескольких этапов:

- мочало для производства изделий сортируют;

- на основу выделяют крепкое и длинное;

- а на уток идут небольшие концы;

- из самых мелких остатков вьют жгуты для зашивания кулей.

Все просто до гениальности.

Далее мочало продергивают в бердо, концы внизу крепятся к чурбану, а верх к подвешенной палке.

Бердо висит горизонтально. Уток при изготовлении небольших кулей продергивают руками, а при изготовлении крупных кулей – челноками.

Полученная ткань (рогожа) сшивается по бокам.

В центре производства, селе Успенском (Мосолово) кули изготавливали большие до 11 пудов сотня. Заказы были в основном для больших и крупных фирм, у которых их закупали различные интендантские службы.

Кули сначала и до конца готовили в одной семье.

Причем женщины и подростки занимались наиболее легкой работой – разбор мочала и сшив кулей. А все остальное делали мужчины.

Главное было – изготовить побольше больших кулей – 100 штук из 11 пудов мочала.

В летний период это давало возможность заработать 8 рублей 50 коп., а зимой – 7 руб.75 коп.

Работали исключительно на "мастерков» своего же села, получая от них как мочало, так и станы, с оплатаю 3-4 руб. за сотню, которую могут сработать за неделю ! взрослый работник с 3 подростками. "Мастерки» имели по 20-50 станов и продавали сотню кулей от 18 до 25 руб.

Без работы на кулечно-рогожном производстве жители Мосолова оставались бы без средств  существования в прямом смысле слова. У них не было земли вообще.

Сохранилась докладная Спасского предводителя дворянства Александра Ивановича Колемина рязанскому губернатору в 1848 г.

Колемин А.И. сообщает, что крестьяне Шешуковой (помещица, урожденная Елизавета Ивановна Мосолова,родная сестра г-м Ф.И.Мосолова) в селе Успенском, жаловались на то, что собственной запашки они не имеют, а помещица не дает им продовольствия.

 

В устранение этого злоупотребления, по надлежащему сношению крестьяне были обеспечены продовольствием.

 

Все дело заключается в том, что Мосоловы купили земли только под завод.

Лишней земли не было.

Пропитание нужно было зарабатывать только на заводе.

И когда завода не стало люди остались с бедой один на один.

 

И без земли.

 

Только быстрая и четкая организация кулечно-рогожного производства дала людям возможность вздохнуть свободней.

З

десь уместно будет отметить, что это производство проводилось в основном в домах, т.е.в неприспособленных помещениях. Поэтому у тех, кто работал с волокнами, возникали заболевания органов дыхания, а из регулярной стоячей работы развивались болезни ног и вен. К слову следует добавить, что и сейчас эта последняя болезнь, ног и вен, очень распространена среди учителей.

 

К 1912 году в Ряской волости в кулечно-рогожном производстве(вместе с сс.Санское, Юшта) было занято 4783 человека.

 

Интересный факт. Приведенная выше вице-адмиральша Шешукова Е.И., владелица и помещица села в 1854 г. обращается к свому управляющему Парфену Тимофеевичу Фомину с поручением о подготовке к переписи населения. В письме она именует себя вдовой вице-адмирала Шещукова Н.И. умершего в 1831 году, который был ее 2-м мужем.

По статистическим данным Рязанской губ. по селу Мосолову, и относящиеся где-то к 1886-1890 гг. показана крестьянская община, бывших Микулиной.

 Елизавета Ивановна Мосолова (по 2-му мужу Шешукова) после смерти вице-адмирала вышла замуж в 3-й раз за рязанского дворянина Микулина Аполлона Григорьевича(1.06.1805 г.р.).

 

В 1844 г.11.11. у них родился сын Виктор, через 4 года, в 1848 дочь Вера, а в 1854 г. сын Петр.

   

Со Списка дворянских фамилий 1788 г. по Сапожковскому уезду, мы видим, что у Ивана Алексеевича Мосолова и Марии Алексеевны Хотяинцевой 3-е детей: Федор-12 лет,Павел-10 лет и Александра – 16 лет. Где сын Петр? И дочь Елизавета? Через  год после составления списков Мосолов И.А. умрет.

 

В 1886 г. жена губернского секретаря Микулина Елизавета Ивановна входила в Список землевладельцев Спасского уезда имеющих право на участие в избирательном съезде для выбора гласных.(ГАРО.Ф-41.,Оп.-1.Д-72,Св.5.)

 

Размер ее имущества составлял 45 ½ дес. земли, что давало право на участие в выборе гласных через своих уполномоченных, в то время как крупные землевладельцы имели право принимать участие в выборах непосредственно.

 

Мосоловские историки-исследователи,

 так дают описание этого периода:

 

Завод Мосолова находился в районе нынешнего Дома культуры села Мосолова.

 

Для функциональной работы завода Мосолов использовал энергию воды р. Непложа, построив большую плотину (в районе нынешнего моста).

 

Работало несколько домен, два громадных молота работали с помощью энергии воды, вытягивая связное железо, железная руда для завода завозилась из Пронского уезда и из Гусь-Железного, древесный уголь из местных лесов. К заводу принадлежало немного лугов за рекой Окой, небольшое количество пахотной земли около села, которую обрабатывали крестьяне.

 

В первый год работы завода на нем числилось 122 рабочих с Урала, 45 местных крепостных крестьян и 9 вольнонаемных, которые служили приказчиками, надзирателями и десятниками.

 

Как же жили и работали заводчане? Местные крестьяне проживали с семьями по-прежнему в старых деревянных избушках с соломенными крышами, во многих избах даже не было деревянных полов. Те, которые прибыли с Урала, проживали в тесных и полутемных бараках. Мрачная и тяжелая была жизнь заводских рабочих. Работали они, как правило, по 12 часов и более, безотходно находясь у горячих домен, горнов и наковален. Питание было плохое, в основном всухомятку. Всякая санитария отсутствовала. Рабочие часто болели.

 

Тяжелые условия труда, низкая оплата вызывали среди рабочих частые недовольства, которые проявлялись в бунтах и волнениях. Недаром власти Спасского уезда настойчиво требовали у Рязанского губернатора, чтобы воинская команда постоянно была здесь на месте.

 

В таких условиях Мосоловский завод проработал несколько десятилетий, село постепенно росло. После смерти Мосолова старшего, завод и его имение перешло по наследству к его сыну примерно в 80-х годах XVIII века. Уйдя в отставку в генеральском чине, Мосолов Федор Иванович младший решил продолжить дело своего отца. Работа Непложского завода продолжалась. Продолжали работать и родственники Мосолова на Урале. Генерал Мосолов называл свое село "золотым дном».

Новый барин в центре села Успенское построил красивый барский дом, ставший впоследствии церковью. Генерал Мосолов зимой в селе не жил, а приезжал летом на короткое время.

 

В Москве он имел дом, в котором постоянно жил.

 

За него все дела завода вел управляющий Парфен Тимофеевич, высокого роста, крепкого телосложения, был очень злым человеком.

В последние годы жизни генерал Мосолов продал свой барский дом жителям села, которые решили построить из этого дома церковь. А чтобы получить разрешение на строительство церкви, была послана делегация от жителей села в Петербургский православный Синод, который и разрешил построить церковь. На средства жителей к барскому дому в 1872г. была пристроена колокольня трехъярусная. Внутри помещения был оборудован иконостас, расписаны художниками внутренние потолки и своды. По словам наших бабушек и дедушек церковь имела очень красивый вид. Колокольный шпиль и крест были позолоченными. Колокола были звонкими.

 

Церковь начала работать в 1828 году.

Она была освящена и получила название "Успение пресвятой богородицы». С этого времени наше село стало называться Мосоловым. Эта церковь просуществовала до 1935 года. Генерал-майор Мосолов Федор Иванович хорошо относился к своим крестьянам, почти не брал с них оброков. Жители села тоже уважали своего барина. Когда генерал приезжал из Москвы в свое село Мосолово, его встречали управляющий и все жители с хлебом и солью. К столу, на котором стояли хлеб и соль, привязывали большого барана.

Барин всегда был доволен, благодарил управляющего и крестьян, очень любил, чтобы в его присутствии в Мосолове собирались свадьбы, и во время венчания всегда присутствовал в церкви и любовался на молодых.. После венчания он приглашал к себе священника Федора Дмитриевича Ансерова и угощал его, затем гулял по саду, а потом ложился отдыхать на специально приспособленные кровати, как для себя, так и для гостей.

 

Генерал считал всегда за удовольствие присутствие молодых девушек, которые наряжались в самые лучшие уборы и с ветками или цветами в руках отгоняли от отдыхающего барина назойливых мух и комаров. Но как только уезжал генерал в Москву, местные начальники завода чувствовали себя полными хозяевами: гуляли и отдыхали несколько дней, к своим рабочим и жителям села относились грубо, показывая свою власть над ними. Каждый понедельник рано звонили в чугунный колокол, который стоял на плотине и звал рабочих на разводку. Сюда собирались все рабочие и здесь раздавались наряды: кто должен рубить дрова, кто обжигать и возить уголь, кто копать руду. Руду возили на лошадях. Зимой на санях, а летом на телегах.

По воскресным дням и годовым праздникам все работы останавливались, кроме домн, которые горели день и ночь.

В большие отверстия домн мужики большими ящиками засыпали руду и уголь.

Два молота, кроме праздничных дней, стучали день и ночь, звук их ударов далеко был слышен за пределами села. Раскаленное, как огонь, железо, рабочие в кожаных фартуках большими клещами вытаскивали из доменных печей. Так мосоловцы производили металл.

Со временем завод требовал ремонта, но средств у хозяина не было, поэтому завод начал работать с перебоями. Наступил май 1840 года.

 

День был праздничный.

Около 10 часов утра жители с. Мосолова услышали страшный гул в районе плотины, все люди бросились к плотине, как на пожар.

 

Они увидели страшную картину: бурные потоки воды, прорвавшие плотину, стремительно уносили вниз по течению элементы сооружения.

Плотины не стало.

Против такой стихии, собравшиеся возле плотины, люди ничего не смогли сделать.

 

Речка Непложа снова вошла в свои берега, а люди собирали рыбу, которая осталась на берегах.

 

Об этой страшной новости сообщили Мосолову в Москву, но барин был уже старый и дряхлый.

 

У него в Москве был из Мосолова секретарь Трофим, которому он поручил написать бумагу, что он отпускает жителей села Мосолово на волю.

 

Вскоре генерал умер, оставив большие долги.

 

Управляющий заводом продал земли, которые были в небольшом количестве, продал луг, который заливало прудом и примыкавшего к границе помещика Ржевского.

 

На долю крестьян с. Мосолова осталось 209 десятин удобной и неудобной земли.

 

В нашем селе в это время было до 150 домов.

 

Люди остались без завода, который просуществовал целый век, остались без дела. Каждый житель сам находил себе работу. Многие ходили бурлачить.

 

Эти люди из г. Моршанска сплавляли на баржах хлеб и др. товары до г. Нижнего Новгорода и далее по Волге. Так жили Мосоловцы 10 лет. Никакого управления в селе не было. Мосолово в это время входило административно в состав Спасского уезда.

 

В последнее десятилетие, после смерти генерала Мосолова из г. Спасска приезжал начальник — непременный член Духанин, который собирал сходки жителей с. Мосолова и объяснял им, что имение генерала заложено в казне за известную сумму и вот вам надо дать согласие идти на выкуп, т.е. уплатить сумму задолженности бывшего хозяина в течение нескольких лет и тогда все будет ваше, что осталось от завода.

 

Но жители с. Мосолова на это не соглашались, никто ничего не хотел платить.

 

В скором времени из г. Спасска приехало начальство и объявило, что жители с. Мосолова теперь находятся под владением госпожи Никулиной, которой они должны платить оброк.

 

Госпожа Никулина была родственницей(Родная сестра- А.И.Кондрашов) генерала Мосолова и имение ей должно достаться по наследству. Она внесла известные проценты в казну, т.е. рассчиталась за генеральские долги и теперь стала владетельницей с. Мосолово.

 

Она назначила своих управляющих для сбора оброков. Мужики-мосолята зашумели, как пчелы в улье. Все решили не признавать госпожу Никулину.

 

В ответ на это Никулина вызвала из г. Спасска роту солдат и начала пороть мосолят за "непочтение родителей». Никулина обложила оброком крестьян села, но они платили очень плохо. У Никулиной был еще свой медеплавильный завод в Оренбургской губернии. Она решила половину населения отправить на работу туда, а молодых парней и девушек отправить куда-то под Москву на торфяные работы. Все те, кто остался в Мосолове, платили Никулиной оброк.

 

Через 3 года после этого (1861г.) открылась воля и все стали свободными. Семей десять вернулись обратно в Мосолово, некоторые остались на месте.

 

Были и такие, которые уехали из Мосолова в Оренбургскую губернию к своим родственникам. Вот этими событиями кончилась Мосоловская металлургия, просуществовавшая целый век — век тяжкого и угнетенного, непосильного труда наших предков — мосоловцев.

В 1848г. в Рязанскую губернию пришла чума, которая охватила и Мосолово, в результате чего население села и окрестностей резко сократилось. Люди были бессильны бороться с ней. Тогда они обратились с молитвами к преподобному Ефимию и чума отступила.

 

С этого времени в Мосолове православной церковью был установлен престольный праздник "Ефимия», который отмечается жителями ежегодно 28 октября.

 

Умершие люди от чумы были похоронены на отдельном кладбище, которое впоследствии было названо "Крестовкой».

 

(Кладбище было названо КРЕСТОВКОЙ - по причине ее нахождения, рядом с летней резиденцией Ржевских, сельцом Крестовка - А.И.Кондрашов).

 

Это кладбище находится недалеко от нынешнего, за "Серным» оврагом, недалеко от д. Воружки.

 

Еще до войны на "Крестовке» стояла часовня в память об усопших от чумы. Ежегодно, до 1935г. в день престольного праздника в церкви проводилась панихида по усопшим от чумы.

 

В нашей церкви с 1828г. по 1935г. служили священники:

Федор Дмитриевич Ансеров — с 1829-49г.г.,

Павел Петрович Зимин — с декабря 1849-57г.г.,

Дмитрий Иоаннович Милидеев — с 23 декабря 1857-бЗг.г.,

Иринарх Федорович Любомиров — с 21 февраля 1863г.

Его сменил сын — Владимир Иринархович Любомиров, который прослужил в церкви до 1919 года.

После его смерти обязанности священника до 1935 г. выполнял дьякон Дмитриевский Константин Андрианович.     

 

*      *      *      *

В конце 19 века село Успенское описывалось так:

 " Село Успенское, Мосолово тож, расположено в лощине, близ многоводной р. Непложи. Ближайшая станция ж/д Хрущево, за 35 верст. В селе бывают еженедельно, по воскресеньям, базары и ежегодно в начале октября ярмарка, впрочем, весьма плохая. Имеется земская больница и школа, есть ветряная мельница, постоялый двор, винная, 3 чайных и 7 лавок с разным товаром. Неприписанных проживает 19 семей (55 м. и 63 ж.)

 

Мосолово (Масалово, Мосолов завод, Успенское) Спасского у. Успенская церковь.

 

 1889 - Утвержден попечителем местной церкви священник Иринарх Любомиров (1889, №23).

 

Церковный староста - крестьянин Федор Григорьев (на место умершего крестьянина Федора Абрамова) (1869/70, №18).

 

Церковный староста (с 1869 г.) - крестьянин-собственник Федор Григорьев (1871/72, №16).

 

Церковный староста - крестьянин-собственник Федор Григорьев (1874/75, №20).

 

Мосолово (Масалово, Мосолов завод, Успенское) Спасского уезда.Церковные старосты.

 

 1869–1870 – кр–н Федор Абрамов (1868/69, №14)

 

1870–1909 (?) – кр–н Федор Григорьев (1869/70, №18; 1871/72, №16; 1874/75, №20)

 

1909–1917 – кр–н Василий Чуев (1909, №17)

/Печатается по: "Сборник справочных материалов по истории Рязанского края».Автор М.Б.Оленев. Под ред. проф. Б.В.Горбунова .Компьютерная верстка И.Ж.Рындина. В з-х книгах. Книга-3.Часть-1. Рязань.ПервопечатникЪ.2014/.

 

Община крестьян, бывших г. Микулиной

 

Земледелие общинное. Земля поделена по наличным душам от 18 до 60 летнего возраста. Последний общий передел земли был в 1886 году, сроком на 4 года и каждому домохозяину земля приурочена к усадьбам, полей почти нет, а больше огороды. Лугов и леса нет.

Надел отведен в одной окружной меже и представляет вид многоугольника. Поселок расположен среди надела. Длина душевых полос 40 сажен, а ширина 10 сажен.

Почва суглинистая и супесчаная.

Пашни ровные, выгон по речке и близ усадеб, он отводится под новые усадьбы, а потому недостаточен.

Землю удобряют весьма немногие.5. 4 домохозяина имеют 342 десятины собственной земли, из того чмсла одному принадлежит 236 дес. пашни, а другому

71 дес. пашни, 2 дес. луга 11 дес. леса.

Община снимает у арендатора казенной Липской Засеки (Липская Засека являлась частью систем засек на юго-востоке русского государства перед Диким Полем.

В Мосоловской местности она начиналась от с.Константинова и шла на юг вдоль берега речки Ярославки на Сапожок. Свое имя "Липская засека» получила от большого массива липового леса, который от "Большой дороги» шел широкой полосой на юг.

Ранее эта липовая лесная территория входила в Воинский уезд, граница  которого на западе шла по речке Непложе, а на востоке по речкам Крутица и Ибреда.

По сути, Липская Засека шла по западной окраине Шишевского леса, который начинался от Задубровья. Долгое время эта территория принадлежала Рязанской епархии и кишела в древности бортниками - А.К.) – крестьянина Любимова, до 400 дес. полей и суходольных по лощинам лугов для пастбищ с платою за всё 200 руб.

Затем 25 домохозяев каждый для себя арендуют 9 дес. пашни за 73 руб., 58 2/1 дес. луга за 430 руб. и 1 1/1 дес. луга исполу.

Душевые наделы сдают за подати по 1 руб. Наймом обрабатывают…обработать надел обходится от 1 до 1 ½ руб.

 

Кроме близ протекающей р.Непложи, в селе имеется 4 колодца, вода везде хорошая и ее всегда достаточно.

Для топлива покупают сучья и дрова. Сбыт и покупка всяких продуктов производится на базарах своего села. За столетнее существование завода Мосоловыми было переселено       много крестьян из других своих селений.

Поэтому имеющейся земельный надел крестьян постоянно сокращался.

 

К концу 19 столетия, из местных прмысловых мужчин – 9 нанимаются в работники к хозяевам ткать кули, 2 торговца мочалою и кулями, 3 портных, 3 сапожника, 2 плотника, 1 столяр, 1 слесарь, 1 кузнец, 1 колесник, 1 мельник, 3 калачника, 1ё пчелинец, и 1 сторож.

Из женщин – 15 нанимаются к хозяевам ткать кули, 4 портнихи, 1 поденщица и 1 торговка вином.

Отхожими промыслами занимаются 24 мужчины и 7 женщин.

Насчитывается из мужчин – 11 ткачей кульков, 3 торговца кулями и мочалою, 4 кузнеца, 1 бондарь, 1 огородник, 1 полицейский, 1 дворник, 1 кучер, и 1 чернорабочий.

Из женщин -  5 ткачей кулей, 1 кухарка, и 1 чернорабочая.

 

На заработки уходят в Оренбург, Пензу, Москву и ее губерния и в Ряжский уезд.

Из промышленных и торговых заведений есть ветряная мельница, винная лавка, 3 чайные и 3 лавки с разным товаром.

Общественных несчастий последнее десятилетие не было.

Дети учатся в школе своего села 7 ½ месяцев. Общественных зданий нет. Доходных статей не имеется.

4 семьи – 10 мужщин и 12 женщин и в 2-х семьях 3 их члена принадлежат к старообрядцам поповщинского толка. Одна семья – 5 мужщин и 4 женщины, и в другой 3 ее члена – безпоповщинского толка.

 

 Крестовка, вотчина Ржевских в черте с.Мосолово.

 

Владелец,Григорий Павлович  Ржевский.18.10.1763 – 11.05.1830.

 

Действительный камергер, генерал, вице-губернатор Рязани, пронский и спасский уездный предводитель дворянства. Поэт-любитель, знавший А.С. Пушкина, автор книг "О частных должностях в полку" (М., 1793) и "Новые басни и разные стихотворения Григория Ржевского" (СПб, 1827). Среди последних немало удачных по содержанию и по гладкости стиха. В 1812 издал в Москве "Оду министру полиции Балашову". Печатал стихи в "Дамском Журнале". Владелец крепостной балетной труппы, дававшей представления в имении хозяина при с. Исады Спасского у., в губернском городе Рязани, столичном городе Москве, орловском театре графа Сергея Михайловича Каменского. В 1824 вся труппа была приобретена в казну Московской театральной дистанцией почти по 1000 руб. за танцовщицу.

 

26.01.1773 записан на службу в л.-гв. Семеновский полк. В 1780 – сержант того же полка. С 28 марта по 2 сентября 1790 был в походе в Финляндии. 1.01.1792 вышел в отставку в чине капитана. 17.06.1793, при посредничестве кн. Юрия Владимировича Долгорукова, был назначен командиром 4-го батальона Лифляндского егерского корпуса с производством в подполковники армии. С 2.07.1794 был в походе в Польшу и участвовал в сражениях: 6 сентября – при с. Крунчицах и 8 сентября – при Брест-Литовске, за что получил золотую шпагу с надписью "За храбрость". 24.04.1796 снова оставил службу и, будучи богатым рязанским помещиком, был избран пронским уездным предводителем дворянства с переименованием в коллежские советники; 14.09.1802 оставил службу вовсе, при чем был пожалован в камергеры. С 6.06.1806 – рязанский вице-губернатор. 12.06.1809 снова вышел в отставку и был причислен к Герольдии; в октябре 1811 – в силу указа 3.04.1809, как не занимающий штатной должности, лишен камергерского звания. В 1816 – 19 состоял в Рязанской губ. спасским уездным предводителем дворянства и был снова пожалован в действительные камергеры.

 

В 1800 за ним состояло в 140 душ в с. Бежавино, 3 души в сц. Коротново Пронского у.; 35 душ в с. Верхняя Ряса, 38 душ в с. Дурово, 62 души в д. Руднево, 118 душ в д. Карламаново, 397 душ в с. Исады Спасского у.

 

21.07.1830 завещал сыну Михаилу, состоявшие за ним имени Рязанской губ. Спасского у.

 

в с. Верхние Рясы 109 душ, доставшиеся ему 17.09.1789 по купчей от секунд-майора Петра Павловича Р. и 31.08.1816 от губернского секретаря Михаила Соловкинва,

 

а также в новопоселенной д. Ворожка 24 души муж. п., доставшиеся ему по купчей от секунд-майора Р., в п. Ворге с лесом 106 дес. – по купчим: 7.12.1801 от поручика Александра Степановича Плишкина и 19.11.1803 от статского советника Никола Васильевича Смирнова с выстроенной самим Григорием Павловичем на п. Ворге дачей с господским домом, садом, оранжереями, мельницей и всякими хозяйственными заведениями, строениями, скотом и с движимостью; в д. Григорьевка 6 душ крестьян вместе с землей и всяким угодьем, полученных по купчей от его тетки девицы Авдотьи Матвеевны Р. в 1804;

 

в с. Заполье 137 душ муж. пола, полученных по купчей от надворной советницы Надежды Платоновны Гончаровой 22.06.1815 и 12.12.1817; от действительной статской советницы Елизаветы Марковны Олениной – 30.01.1803, от Авдотьи Матвеевны Р.

 

в 1804 и от гв. ротмистра Михаила Петровича Глебова переведенных в Кашинский у. из с. Копаново; в с. Михали 144 души муж. пола, полученных от коллежского советника Владимира Петровича Бахметева 7.09.1815 и от подпоручицы Екатерины Петровны Вельяминовой в 1817;

 

в с. Тырновская Слобода 38 душ муж. пола, купленных у подпоручика Петра Дмитриевича Евреинова 31.08.1816, от подпоручика Полозова в 1816 и от его сына подпоручика Михаила Р. 21.01.1821;

 

в г. Спасске дворовые люди 14 душ муж. пола, полученных от сыновей штабс-капитана Павла 5.01.1821 и поручика Михаила Р. 21.01.1821, а также еще не причисленного Николая Иванова сына Кирилова от девицы Варвары Николаевны Шарыгиной 29.01.1817 и Власа Михайлова от генерал-поручицы Елены Николаевны Р. 14.07.1827;

 

лесная дача, выделенная из казенной Липецкой засеки от секунд-майора Петра Павловича Р. 17.09.1789 с выстроенной им самим винокуренным заводом с медной, железной и деревянной посудой, мельницами и всяким строением, заведением, припасами и прочей движимостью;

 

Никольский луг у с. Исад 12 1/2 дес., доставшийся от князей Александра и Алексея Борисовичей Куракиных в 1797;

 

луг за р. Окой к дачам с. Дехтяного 19 дес., доставшегося от подполковника Ивана Артамоновича Кожина 16.08.1816;

 

лесная дача близ железо-обрабатывающего завода г. Мосалова по правую сторону речки Непложи из казенной Липецкой засеки 26 дес. и что окажется дошедшим от подпоручика Степана Андреяновича Аксакова 12.01.1821;

 

дача сц. Фролово, близ п. Ворги, расчищенной от мелколесья 3 дес., доставшейся по купчей от подпоручика Полозова 17.07.1816;

 

в г. Спасске деревянные дома с надворными строениями, усадьбой, купленные у разных лиц и отведенная под усадебные места городская земля в 1-м квартале, на которую ему выдан билет, со всем в этих домах имуществом, мебелью, экипажем, лошадьми и прочей движимостью;

 

Раненбургского у. вотчина в сц. Митягино 306 душ муж. пола с конским и упраздненным сахарным заводами, с мельницами, домом, хлебом и скотом, дошедших ему по покупке с аукционного торга 28.02.1819;

 

Спасского у. в д. Шелуховой 10 душ, купленных в Рязанском приказе Общественного призрения в сентябре 1828;

 

да без земли купленных им с аукционного торга в 1829 6 душ крестьян муж. пола Спасского у. в с. Княжино;

 

без земли 5 душ муж. пола, доставшихся по купчей в январе 1830 от подпоручика Михаила Александровича Барышникова в с. Старой Рязани 5 душ муж. пола;

 

в с. Рясы пахотной и усадебной земли 42 1/2 четв. с чернолесьем, доставшейся от корнета Сергея Николаевича Замятнина в 1828; по течению р. Варги на левом берегу 5 дес. земли, доставшейся по купчей от гг. Плишкиных 23.01.1825 и доставшееся по купчей от 23.06.1828 от кн. Андрея Ивановича Горчакова имение в п. Настина Поляна (Кутуково) пашни 3 четв. с четвериком.

 

Всего: 801 душа с женами и детьми и землею в Спасском и Раненбургском уездах Рязанской губ.; все имение общей стоимостью в 321000 рублей.

 

Ж.: графиня Мария Михайловна Каменская (1772 – 1853), дочь генерал-фельдмаршала графа Михаила Федотовича Каменского (8.05.1738 – 12.08.1809) и кж. Анны Павловны Щербатовой (26.09.1749 – 16.11.1826).

 

Сын, Михаил Григорьевич Ржевский

 1795 – 1856.

Отставной гв. капитан. Коллежский советник. Спасский уездный предводитель дворянства (1842 – 47).Проживал в с-це Крестовка.

 

Вступил в л.-гв. Семеновский полк из камер-пажей Е.И.В. прапорщиком 26.03.1816;

произведен в подпоручики (январь 1818).

Переведен в Изюмский гусарский полк штаб-ротмистром 16.04.1818.

За непозволительный поступок понижен в звании до подпоручика и переведен в 13-й Егерский полк 2.06.1818.

 

С 19.04.1828 был волонтером на Черноморском флоте, следуя из г. Севастополя на судах адмирала Грейса в команде генерал-адъютанта кн. Меньшикова. 6 мая с боем участвовал в десанте под крепостью Анапой против черкес и турок и в последующих сражениях 12, 18 и 28 мая.

 

Затем участвовал в осаде Анапы до ее сдачи 12 июня, а с того числа при отражении набегов черкес на лагерь при Анапе.

 

С 1 по 20 июля снова на Черноморском флоте на судах и сухим путем до г. Варны, где с 25 июля находился при ее осаде.

 

Был в сражениях 9, 14, 28 августа и 1 сентября, где ранен картечью и обожжен порохом от взрыва бомбы.

 

За отличие в Турецкую кампанию в 1828 под Варной награжден орденом Св. Анны 3-й ст. с бантом и серебряной медалью на Георгиевской ленте за Турецкую войну 1828 – 29.

 

29.09. и 8.12.1828 "за примерное мужество и неустрашимость" при осаде Варны и удостоился получить Высочайшие благоволения.

 

Таковые же получил за смотр гвардейского корпуса при местечке Тульчине 21.06.1829;

 

за ученье 10.02.1830; за вступление гвардии в СПб. 25.04.1830; за смотры и маневры 5,7, 18 сентября 1830. 6.12.1830 произведен в капитаны;

 

11 декабря за ранами уволен с мундиром и полным пенсионом в отставку.

 

13.12.1833 избран спасским уездным предводителем дворянства. 2

5.08.1841 избран мировым посредником.

12.01.1842 избран предводителем спасского дворянства на 3-й срок.

9.12.1845 пожалован в коллежские советники.

20.10.1847 причислен к роду отца.

 

Ж.(30.01.1833): Екатерина Соломоновна Мартынова (1813 – между 1863 и 1871),

дочь пензенского дворянина, полковника, московского винного откупщика Соломона Михайловича Мартынова и Елизаветы Михайловны Тарновской (1783 – 1851),

старшая сестра майора Николая Соломоновича Мартынова (1815 – 75),

 

от руки которого на дуэли погиб поэт М.Ю. Лермонтов.

 

За ней в 1842 состояло купленное имение Рязанской губ. Спасского у. в с. Рясы – 202 души, с. Заполье – 141 душа, с. Михали – 150 душ, с. Тырновская Слобода – 55 душ, д. Шелухово – 9 душ и д. Варгинка – 61 душа.

 

Мосолово, история  села на границе Воинского уезда Старорязанского стана

 

Кротков Федор Григорьевич (Род. 16(28).2.1896г., с. Мосолово, (Спасского у.) Шиловского р-на Рязанской обл.-Ум.20.XI.1983г. и похоронен в Москве). Герой Социалистического Труда.

 Советский гигиенист, один из основоположников военной и радиационной гигиены в СССР, создатель научной школы, заведующий кафедрой радиационной гигиены при Центральном институте усовершенствования врачей, академик АМН СССР, генерал-майор медицинской службы.

УПВС СССР от 31 марта 1966 г.

 

Родился в селе Мосолово Спасского уезда, что ныне Шиловского р-на Рязанской обл. в большой(5 детей) крестьянской семье Григория Петровича и Афимии Владимировны Кротковых.

 

Русский. С 13 лет, при поддержки владельца сельца "Крестовка»(Ныне в черте с.Мосолова) Вл.Ржевского( У которого приказчиком и управляющим в имении работал отец, Григорий Петрович) и выдающегося организатора кулечного производства в с.Мосолова, купца из мосоловских крестьян Василия Кузьмича Чуева, работал на аптекарском складе уездного земства и учился в гимназии.

 

С началом войны призван в армию. Военное образ.: 3-я Киевская школа прапорщиков, в службе с 1915 как новобранец в 60, 207 пех. зап. полках, как офицер в 447пп – на Германском фронте в 1917-18гг.

 

В 1917 году был избран членом полкового комитета.

Полковой адъютант, прапорщик. Делопроизв. мед. отдела Спасского уездного совета.

 

С 1918 года возглавлял отдел здравоохранения в Спасском уезде Рязанской губернии.

С 1919 г. член ВКП(б). С 1919 года участвовал в гражданской войне в качестве комиссара армейских и фронтовых военно-медицинских учреждений на Восточном фронте, на Северном Кавказе и Украине.

Последующую службу в Красной Армии совмещал с учёбой на медицинском факультете Харьковского университета, а затем – в Военно-медицинской академии (с 1924), которую окончил в 1926 году.

В дальнейшем работал там же на кафедре общей и военной гигиены, под руководством Г.В.Хлопина окончил аспирантуру, вёл доцентский курс по военной гигиене. Ф.Г.Кротков был соавтором первого в СССР "Руководства по военной гигиене» (1933).

 

Он возглавлял Институт авиационной медицины имени И.П.Павлова (1935-1937), отдел Научно-исследовательского испытательного санитарного института Красной Армии (1937-1942), одновременно (с 1937) был профессором кафедры военной гигиены и эпидемиологии Центрального института усовершенствования врачей, а в 1947-1957 годах начальником кафедры военной и радиационной гигиены военного факультета того же института. В период Великой Отечественной войны возглавлял гигиеническую службу в Советской Армии (1941-1944).

 

В 1944 году по его инициативе был создан Институт питания Красной Армии, который он возглавлял до 1946 года. Опыт гигиенического обеспечения войск в Великой Отечественной войне был обобщён Ф.Г.Кротковым в 33-м томе "Опыта советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Важное значение имели его работы, опубликованные в период войны: "Водоснабжение войск в полевой обстановке» (1942), "Витамины в питании войск» (1942), "Советская гигиена в Отечественную войну» (1944), "Профилактика авитаминозов в войсках и Военно-морском флоте» (1944).

В 1946-1947 годах работал заместителем министра здравоохранения СССР, возглавлял санитарно-эпидемическую службу страны.

В 1946 году возглавлял советскую делегацию на Международной конференции по здравоохранению в Нью-Йорке (США), которая разработала и приняла Устав Всемирной организации здравоохранения. В 1944 году он был избран действительным членом (академиком) АМН СССР. В 1947-1950 годах академик-секретарь, а в 1953-1957 годах вице-президент АМН СССР. После ухода в отставку (1957) он возглавил вновь созданную кафедру радиационной гигиены при ЦИУ врачей (до 1976).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1966 года заведующему кафедрой радиационной гигиены при Центральном институте усовершенствования врачей академику АМН СССР Кроткову Фёдору Григорьевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот». Ф.Г.Кротков участвовал в работе I и II Женевских конференций по мирному использованию атомной энергии. Большой интерес вызвал его доклад на III Женевской конференции (1964) на тему "Пути решения проблемы санитарной охраны внешней среды от загрязнения радиоактивными отходами в Советском Союзе».

В том же году на Международном конгрессе по радиационной защите он выступал с докладом "Принципы охраны труда при работе с ионизирующими излучениями». Ф.Г.Кротковым написан учебник "Радиационная гигиена» и учебное пособие на ту же тему, в которых освещены гигиенические проблемы защиты от ядерного оружия, охраны окружающей среды от загрязнения радионуклидами, удаления и захоронения радиоактивных отходов, профилактики радиационных аварий, радиационной безопасности пациентов и медицинского персонала.

 

Кроме того, он опубликовал более 200 научных работ, в том числе 30 учебников и монографий, посвящённых различным проблемам общей, военной, радиационной гигиены и гигиены питания.

 

Был председателем Всесоюзного научного общества гигиенистов (с 1957), членом комитета экспертов Всемирной организации здравоохранения по радиационной защите (с 1962).

Жил в Москве.

Скончался в 1984 году.

Похоронен в Москве.

Генерал-майор медицинской службы (10.10.1943).

Награждён:

-3 орденами Ленина,

-орденом Октябрьской Революции,

-2 орденами Красного Знамени,

-орденами Отечественной войны 1-й степени,

-Трудового Красного Знамени,

-Красной Звезды,

-"Знак Почёта»,

-медалями.

-Лауреат Государственной премии СССР (1981).

 

Жена: 1.Александр Порфирьевна, из семьи кубанского казака.

 

2.Ирина Леонидовна.

Сын Федор(1945г.р.)

Дочь Ирина(1949г.р.)

 

Примечание:

1.Военные врачи -участники Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.-СПб.-1995.

2.Кузьмин М. К. Учёные-медики — Герои Социалистического Труда.М.1988.

3.Cайт "Герои Страны». Кротков, Фёдор Григорьевич.

4.Герои Социалистического Труда. Биобиблиографический словарь.- Т. 1.М. 2007.

5.Кротков Ф.Г.//БСЭ. 3-е изд.-Т.13. М.1970.-С.483.

6.Кротков Ф.Г.// Выдающиеся медики-уроженцы Рязанского края.Рязань.1991.-С.54-57.

7.Кротков Ф.Г.// Рязанская энциклопедия. Справочный материал.-Т.1.- Ч.1.Рязань.1992.- С.56-58.

8. Герои-рязанцы-подрастающему поколению//Под ред. Б.В.Горбунова.Рязань.Пресса.2010.

 

М.Ш.Кнопов,В.К.Тарануха Ж-л «Гигиена и санитария»№4.,2013 ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования», 123995, Москва.

 

В ряду крупных ученых нашей страны до-стойное место по праву принадлежит выдающе-муся отечественному ги- гиенисту, талантливому организатору здравоох-ранения, известному об-щественному деятелю, замечательному педаго-гу, одному из осново-положников военной и радиационной гигиены в стране, академику АМН СССР, лауреату Государ-ственной премии СССР, Герою Социалистическо-го Труда, генерал-майору медицинской службы про- фессору Федору Григорьевичу Кроткову.

Плодотворная практическая деятельность и солидные труды в различ-ных областях гигиены снискали ему всеобщее уважение и признание. Развитие гигиенической науки и практики в нашей стране прочно связано с его именем.Ф.Г. Кротков родился 28 февраля 1896 г. в селе Мосолове Спасского уезда Рязанской губернии в крестьянской семье. Окончив сельскую школу, с 13 лет начал работать учеником на аптечном складе в Спасске. В 1915 г. был призван на военную службу, которую проходил в Там-бове, после чего окончил Киевское военное училище прапорщиков и продолжал службу в Моршанске. Уча-ствовал в Первой мировой войне в качестве командира взвода 447-го Белгородского пехотного полка. После де-мобилизации из армии в 1918 г. работал в Спасске, где возглавлял уездный отдел здравоохранения исполкома Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В годы гражданской войны был комиссаром армейских и фронтовых медицинских учреждений на Восточном и Кавказском фронтах. После окончания войны служил в должности комиссара санитарной части Харьковского военного округа и одновременно учился в Харьковском медицинском институте. В 1924–1926 гг. Ф.Г. Кротков продолжал учебу в Военно-медицинской академии РККА, по окончании которой был оставлен в адъюнктуре при кафедре об-щей и военной гигиены, руководимой выдающимся отечественным ученым-гигиенистом проф. Г.В. Хлопи-ным. Это событие во многом предопределило его даль-нейший жизненный путь.

Творческое влияние школы Г.В. Хлопина особенно сильно сказалось на формиро-вании научного мировоззрения и определило основные направления гигиенической и организаторской деятель-ности Ф.Г. Кроткова. Учитывая определенный опыт Ф.Г. Кроткова в области медицинского обеспечения войск, Г.В. Хлопин предложил своему молодому иссле-дователю с первых дней заняться разработкой вопросов военной гигиены. Этой отраслью гигиенической науки Федор Григорьевич занимался в течение всей своей жиз-ни. Г.В. Хлопин требовал от своих учеников глубоких знаний по всем разделам гигиенической науки, а также в области фундаментальных медико-биологических наук. В связи с этим наряду с занятиями на основной кафедре Ф.Г. Кротков прошел стажировку в лаборатории выдающегося отечественного физиолога И.П. Павлова.

Именно в этот период у него сформировалось убеждение в неразрывной связи гигиены с биологическими и медицинскими науками. Он стал горячим сторонником пред-ставления о гигиене как одной из ведущих медицинских дисциплин, главная цель которой – управление здоровьем человека путем оптимизации условий его жизни.После окончания адъюнктуры в 1929 г. работал младшим и старшим преподавателем, а с ноября 1931 г. – профессором кафедры военной гигиены Военно-медицинской академии РККА. его самостоятельная работа уже на этом начальном этапе получила высокую оценку. В одной из первых аттестаций, имеющихся в архивных документах, читаем: «Человек, несомненно, с большой волей и выдающейся работоспособностью, за-мечательный организатор и талантливый преподаватель, хорошо знающий военную гигиену. Отличается чрезвы-чайным усердием в области научно-исследовательской работы, результатом чего явился ряд ценных работ обо-ронного значения. Весьма трудолюбив и аккуратен. Дисциплинирован, требователен к себе и подчиненным, в обращении деликатен, но настойчив. Уделяет много внимания общественной работе. Занимаемой должно-сти вполне соответствует. Подлежит продвижению во внеочередном порядке» [1].

В 1935 г. Ф.Г. Кротков был назначен начальником Института авиационной медицины в Москве, где он фактически возглавил создание новой отрасли гигие-нической науки – авиационной гигиены. Он руководил гигиеническим обеспечением исторических переле-тов В.П. Чкалова и М.М. Громова СССР–США. В этот период под его руководством был подготовлен труд «Физиолого-гигиеническое обеспечение стратосфер-ных полетов», сыгравший важную роль при решении ряда вопросов освоения космического пространства. В 1937–1942 гг. Федор Григорьевич возглавлял гигиенический отдел Научно-исследовательского испытатель-ного санитарного института, который являлся научным и конструкторским учреждением, обеспечивавшим все многогранные потребности военно-медицинской службы, и одновременно заведовал кафедрой военной гигие-ны и эпидемиологии военного факультета Центрального института усовершенствования врачей. В 1942–1944 гг. Ф.Г Кротков являлся главным гиги-енистом Красной Армии. В эти годы он неоднократно выезжал на различные фронты для оказания практиче-ской помощи на местах (Донской, Сталинградский, Ка-лининский, Северо-Западный, Западный, Волховский, 1-й и 2-й Украинские, 1-й и 2-й Прибалтийские фронты).

Под его руководством или при непосредственном уча-стии в войсках действующей армии проводился широ- кий комплекс санитарно-гигиенических мероприятий: профилактика авитаминозов, медицинский контроль за размещением, питанием и водоснабжением войск, включая гигиеническую оценку и обеззараживание воды, санитарная очистка мест расположения и боевых действий войск и др. Благодаря проведенным гигиени-ческим мероприятиям в Красной Армии практически не было массовых заболеваний, связанных с недостатками санитарно-гигиенического обеспечения. Ф.Г. Кротков внес существенный вклад в совершенствование санитарно-гигиенического звена медицинской службы Вооруженных Сил в годы войны, что выразилось в соз-дании Института санитарных инспекторов по питанию и водоснабжению.

В аппараты начальников медицин-ской службы фронтов и армий были введены должно-сти инспекторов по питанию и водо снабжению. В качестве армейских и фронтовых гигиенистов в период войны успешно работали е.е. Аксенов, П.А. Вавилин, А.И. Волков, Б.л. Гордин, А.Я. Губкин, Н.З. Дмитриев, Д.Н. Калюжный, М.Г. Маркарян, И.е. Рамм, В.е. Стаммер и др.

В период Великой Отечественной войны Ф.Г. Кротковым был опубликован ряд научных работ, которые имели большое значение для военных врачей. Среди них: «Война и задачи санитарно-эпидемиологической защиты» (1941), «Водоснабжение войск в полевой обстановке» (1942), «Витамины в питании войск» (1942), « Медицин-ский контроль за питанием войск» (1943), «Профилактике- и непосредственной помощи фронтовым и армейским специалистам. Достоин присвоения воинского звания "генерал-майор медицинской службы" [2].В 1944–1946 гг. Ф.Г. Кротков возглавлял созданный им Институт питания Красной Армии и одновремен-но упомянутую выше кафедру.

В 1946–1947 гг. Федор Григорьевич был на ответственном посту – являлся пер-вым заместителем министра здравоохранения СССР и руководителем санитарно-эпидемиологической службы страны.

В 1944 г. вместе с рядом ведущих ученых страны он участвовал в основании Академии медицинских наук СССР, где в 1947–1950 гг. был академиком-секретарем отделения гигиены, эпидемиологии и микробиологии, а в 1953–1957 гг. – вице-президентом АМН СССР.В 1957 г. Ф.Г. Кротков увольняется из Вооруженных Сил, которым отдал более 40 лет жизни. На заключительном этапе военной службы Федор Григорьевич про-должал работать так же интенсивно, как и в годы войны.

Вот строки из аттестации от 8 августа 1957 г.: «Генерал-майор медицинской службы, действительный член Академии медицинских наук СССР профессор Ф.Г. Кротков является одним из крупнейших гигиенистов Советского Союза и крупнейшим специалистом по военной гигиене. Тов. Кротков является отличным педагогом, прекрасным лектором и методистом, что привлекает в его аудитории широкие круги врачей-гигиенистов. Как начальник ка-федры и научный руководитель он внес огромный вклад в дело подготовки научно-педагогических кадров гигиенистов. Пользуется большим и заслуже нным авторите-том» [3]. После увольнения из армии Ф.Г. Кротков руководил созданной по его инициативе кафедрой радиационной гигиены Центрального института усовершенствования врачей (ныне Российская медицинская академия после-дипломного образования), где плодотворно трудился до последних дней жизни. Ф.Г. Кротков оставил многогранное и богатое научное наследие. Им опубликовано более 200 научных работ, в том числе более 30 учебников, руководств, моногра-фий, справочников.

Особого упоминания заслуживают следующие: «Военно-санитарный справочник» (1932), фундаментальное «Руководство по военной гигиене», (1933, 1939), переведенное на многие иностранные языки, «Военная гигиена» (1936, совместно с Н.Ф. Галани-ным), «Сбережение сил на походе» (1952), «Организация гигиенического обеспечения войск» (1955, т. 33 «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»), «Военная гигиена» (1959), «Человек и радиация» (1968), «Радиационная гигиена» (1976, 1982) и др. Наиболее характерными чертами разносторонней деятельности ученого были умение увязать развитие гигиены с социальными задачами нашего общества, наце-ленность на использование научных достижений в практической деятельности санитарно-эпидемиологической службы страны, постоянное внимание к прогнозиро-ванию возможных последствий воздействия научно-технического прогресса на здоровье человека. Впервые в стране Федор Григорьевич экспериментально изучал ряд вопросов, касающихся гигиенического обеспечения специальных родов войск, и опубли-ковал ряд работ по вопросам гигиены бронетанковых войск, оборонительных сооружений, гигиены размещения, полевого водоснабжения, питания, одежды и обуви, авиационной гигиены, радиационной гигиены и радиа-ционной защиты.

Благодаря его научной и практической деятельности во время Великой Отечественной войны в действующей армии успешно осуществлялась профи-лактика авитаминозов, пищевых отравлений, отмороже-ний, инфекционных заболеваний.Ф.Г. Кротков явился одним из основоположников но-вой гигиенической дисциплины – радиационной гигие-ны. Им были подготовлены получившие в последующем широкое признание и являвшиеся настольными книгами для специалистов учебник и руководство по радиаци-онной гигиене. В этих изданиях, а также в ряде других его книг нашли отражение современные гигиенические проблемы радиационной безопасности применительно к населению и контингентам работающих с радиоактив-ными веществами и источниками ионизирующих излу-чений.Всюду, где бы ни работал Ф.Г. Кротков, вокруг него быстро сплачивался коллектив квалифицированных специалистов, в высшей степени преданных гигиени-ческой науке. Многие его ученики работали в разных уголках нашей страны, развивая идеи Ф.Г. Кроткова и разрабатывая актуальные проблемы современной ги-гиены. Он был блестящим педагогом. Под его руковод-ством подготовлены и защищены 20 докторских и 35 кандидатских диссертаций. Только на кафедре радиа-ционной гигиены Центрального института усовершен-ствования врачей им было подготовлено более 4 тыс. гигиенистов и более 25 тыс. клиницистов. Он щедро делился идеями и мыслями со своими учениками и соратниками, нередко возвращаясь к поучительному опыту медицинской службы в тяжелые годы Великой Отечественной войны, о чем можно прочитать на стра-ницах «Военно-медицинского журнала» [4].

Важно отметить, что Ф.Г. Кротков и его школа прежде всего брались за разработку самых злободневных гигиени-ческих проблем, которые ставила жизнь перед наукой. Вот почему школа Ф.Г. Кроткова всегда отличалась перспективностью научных направлений, постоянным поступательным движением. Он пользовался огромным авторитетом и уважением в широких кругах медицинской общественности страны и за ее пределами. личное обаяние, огромный практический опыт и широта образования делали его замечательным лектором, докладчиком, собеседником.Ф.Г. Кротков был крупным общественным деятелем нашей страны. Он являлся бессменным председателем созданного им в 1956 г. Всесоюзного научного общества гигиенистов, председателем Экспертного совета ВАК по гигиене, эпидемиологии, организации и истории здраво-охранения, редактором раздела «Гигиена» Большой ме-дицинской энциклопедии, членом Комитета экспертов Всемирной организации здравоохранения по радиаци-онной защите, редактором и членом редколлегии журна-лов «Медицинская радиология», «Военно-медицинский журнал», «Гигиена и санитария», «Health Physics» и «Excerpta Medica», членом пленума Всесоюзного обще-ства «Знание», заместителем председателя научного совета по гигиене АМН СССР, членом ряда ученых со-ветов и проблемных комиссий Минздрава СССР, АМН СССР, Государственного комитета СССР по использова нию атомной энергии, председателем Всесоюзной ассо-циации по радиационной защите.Федор Григорьевич достойно представлял отече-ственную гигиену за рубежом, неоднократно выступая с докладами на международных конгрессах и съездах. В 1946 г. в США он возглавлял советскую делегацию на ассамблее Всемирной организации здравоохранения ООН; был активным участником 1-й и 2-й женевских конференций по мирному использованию атомной энер-гии в Швейцарии. Оживленный интерес и обсуждение вызвал его доклад на 3-й женевской конференции «Пути решения проблемы санитарной охраны внешней сре-ды от загрязнения радиоактивными отходами в Совет-ском Союзе».

В 1955 г. Ф.Г. Кротков возглавлял группу ученых-медиков нашей страны, посетивших Китай. На Международном конгрессе по радиационной защите он выступил с докладом «Принципы охраны труда при ра-боте с ионизирующими излучениями» (1964).

За большой вклад в дело санитарно-гигиенического обеспечения Красной Армии в период Великой Отече-ственной войны, плодотворную научно-педагогическую, врачебную и общественную деятельность Ф.Г. Крот-ков был награжден

тремя орденами ленина,

орденом Октябрьской Революции,

двумя орденами Красного Знамени,

орденами Отечественной войны 1-й степени,

Трудового Красного Знамени,

Красной Звезды,

«Знак Почета» и многими медалями.

Федор Григорьевич Кротков умер 20 ноября 1983 г.

Имя Федора Григорьевича Кроткова – выдающегося ученого и видного общественного деятеля, талантливо-го организатора и замечательного педагога, чрезвычайно доступного и доброжелательного человека для всех, кто его окружал, – навсегда вошло в историю отечественной медицины и по праву стоит рядом с именами творцов гигиенической науки и практики в нашей стране. Литература 1. Центральный архив Министерства обороны Российской Фе-дерации (ЦАМО РФ), личное дело Ф.Г. Кроткова, инвентар-ный номер 0479004. 2. ЦАМО РФ, личное дело Ф.Г. Кроткова, инвентарный номер 0479004. 3. ЦАМО РФ, личное дело Ф.Г. Кроткова, инвентарный номер 0479004. 4. Военно-медицинский журнал. 1975; 5: 79–80. References1. Central Archives of the Ministry of Defense of the Russian Federation, personal matter F .G . Krotkova, Accession Number 0479004.2. Central Archives of the Ministry of Defense of the Russian Federation, personal matter F .G . Krotkova, Accession Number 0479004.3. Central Archives of the Ministry of Defense of the Russian Federation, personal matter F .G . Krotkova, Accession Number 0479004.4. Voenno-meditsinskiy zhurnal. 1975. 5: 79–80.Поступила 04.03.13

 

 

 

Ржевский Григорий Павлович.

 

   Ржевский Григорий Павлович - помещик сельца Крестовка, в южн. черте села Мосолова. Рязанский вице-губернатор, писатель;

 

сын генерал-поручика Павла Матвеевича Ржевского (родившегося в 1734 году, умершего в 1793 году) и первой жены его Прасковьи Григорьевны, рожденной княжны Мещерской, и близкий свойственник поэта князя И.М.Долгорукова; родился 18-го октября 1763 года и 26-го января 1773 года записан был на службу лейб-гвардии в Семеновский полк;

с 28 марта по 2-е сентября 1790 года Ржевский был в походе в Финляндии;

прослужив в Семеновском полку до 1-го января 1792 года, он вышел в отставку с чином гвардии кап Ритана; а через 1,5 года (17-го июня 1793 года), при посредстве князя Юрия Владимировича Долгорукого, был назначен командиром 4-го батальона Лифляндского егерского корпуса с производством в подполковники; со 2-го июля 1794 года он был в походе в Польшу и участвовал в сражениях: 6-го сентября – при селе Крупчицах и 8-го сентября – при Брест-Литовске, за что получил золотую шпагу с надписью "за храбрость»;

24 апреля 1796 года Ржевский снова оставил службу и, будучи рязанским помещиком, вскоре избран был Пронским уездным предводителем дворянства, переименован в коллежские советники, а в 1802 году оставил службу, при чем вскоре пожалован был в камергеры (14-го сентября 1802 года);

с 6 июня 1806 года Ржевский был Рязанским вице-губернатором, 12-го июня 1809 года снова вышел в отставку и был причислен к Герольдии, а в октябре 1811 года, в силу указа 3-го апреля 1809 года, как не занимавший штатной должности, лишен был камергерского звания;

 

в 1816 – 1819 гг. он состоял Спасским, Рязанской губернии уездным предводителем дворянства и был снова действительным камергером. Ржевский был женат на графине Марии Михайловне Каменской, дочери графа Михаила Федотовича и графини Анны Павловны, рожденной княжны Щербатовой, которая была приятельницей Екатерины Ермолаевны Блудовой, матери Дмитрия Николаевича (впоследствии графа).

 

Вообще Ржевский "слыл большим любителем театра и составил из своих крепостных хорошую балетную труппу, которая в 1824 году была приобретена в казну Московской Театральной Дирекцией» чуть ли не по 1000 руб. за танцовщицу.

 

В это же время он продает свое поместье в Исадах,и на южной окраине Непложского железноделательного завода,

на своих землях строит усадьбу, имевшую позже название Крестовка.

 

По этому случаю Грибоедов написал эпиграммы, не известные, однако, в печати. По словам А.Я.Булгакова, который съязвил, что Ржевский на свои театральные затеи "пробухал четыре тысячи душ» - для нас особенно важно, что основой Большого театра России, стал высококвалифицированная труппа Г.П.Ржевского, сформированная из Рязанских девушек, в основном из селений нынешнего Шиловского района.

 

Не менее, чем к театру, Ржевский имел слабость к литературе. Начав с специального "Сочинения  о частных должностях в полку» (М. 1793 год), Ржевский в 1812 году, в Москве издал "Оду министру полиции Балашову», печатал стихи в "Дамском Журнале», а в 1827 году, в Петербурге, выпустил сборник "Новых басен и разных стихотворений», в который вошли, кроме басен, экспромты, Эпитафии, стихи в альбом, послания, романсы, песни, сказки, шуточная поэма "Кулюшка», а также переводы из Вольтера, Ламартина и других французских писателей.

 

При полном отсутствии стихотворной техники, в сочинениях Ржевского не заметно, "и тени дарования: все написанное им бессодержательно и носит на себе печать безвкусия, а местами и пошлости». Будучи знаком с князем П.А.Вяземским, Ржевский старался сблизиться и с другими писателями  Гнедичем, Батюшковым и Пушкиным;

с последним он виделся на Кавказе ( в июне – августе 1820 года), на Горячих водах; как воспоминание этой встречи, сохранилась в сборнике стихотворений Ржевского стихотворная, очень слабая по форме, "Записка, писанная к А.С.Пушкину на Кавказе, у Горячих вод, прежде, нежели он читал мне стихи свои».

 

Ржевский умер в Петербурге 11-го мая 1830 года и погребен на Смоленском кладбище.

 

На 1.1.1997 в Мосолово 1509 жителей, леспромхоз (АООТ), ТОО "Мастер" (производство кирпича), ТОО "Мир" (свиновод­ство), лесхоз, амбулатория, медпункт, школа-интернат, средняя школа, библиотека,  ДК.

 

Знаменитые уроженцы Мосолова времен Российской и Советской империй.

 

1.Управляющий заводом Парфён  Тимофеевич Фомин.

 

2.Организаторы кулечного производства

-Галочкина Евдокия Семеновна

-Кудряшов Георгий Филлипович

-Чуев Константин Матвеевич

-Карташов Александр Андреевич

-Костин Николай Терентьевич

-члены "Торгового Дома Василия Кузьмича Чуева с племянниками Ильей и Иваном»

 

3. Кротков Федор Григорьевич, генерал-майор медицинской службы. Организатор и создатель Медицинской академии наук СССР. Герой Социалистического Труда.

 

Знаменитые уроженцы Мосолова  времен Новейшей истории.

 

Фомин Василий Михайлович – свыше 25 лет возглавляет Шиловский район Рязанской области.

 

Фомин Аркадий Васильевич - депутат  Государственной Думы России V созыва по списку партии "Единая Россия».

С апреля 2010 года – депутат Рязанской областной Думы V созыва, избран по списку партии "Единая Россия». Председатель Рязанской областной Думы. Член фракции "Единая Россия». Секретарь политического Совета рязанского регионального отделения партии "Единая Россия».

 

 

Примечание.

1.Арх. ИА: Ф.5. Ед. хр. 21. Л.16.

2.Мансуров А.А. 1930. С. 26; Арх. ИА: № 8888. Л. 7-9.

3.Арх. ИА: № 8888. Л. 5,6.

4.Арх. ИА: № 8888. А. 12,13.

5.Мансуров А.А. 1930. С. 26; Арх. ИА: № 8888. Л.9-12.

6.Сотная грамота, данная в 1567-м году (1568-м г.?) писцами Иваном Юрьевичем Траханиотовым с товарищами на земельныя владения рязанского и муромского владыки / Писцовые книги Рязанского края XVI век. Т.1. Выпуск первый / Сост.  А. И.  Цепков.  – Рязань: Русское слово  1996.

7.Павленко, Н. И. История металлургии в России ХVIII века. Заводы и заводовладельцы / Н. И. Павленко. - М. : Изд. АН СССР, 1962. – 566 с.

8.Мосоловские рудники // Большаков, Л. Оренбургская пушкинская энциклопедия / Л. Большаков.

9.Гудков, Г. Ф. Незаконченная повесть С. Т. Аксакова "Наташа» / Г. Ф. Гудков, З. И. Гудкова. - Уфа: Башкирское книжное издательство, 1988, - 232 с.

10.ГАРО, Ф 5. Оп. 1. Д 1634. Л. 285.

11.Черников, С. В. Помещики и крепостное крестьянство Рязанского уезда в 20-60-х гг. XVIII века (по материалам первой и третьей ревизий) / С. В. Черников // Рязанская старина, 2004-2005 / Сост. А.О. Никитин, П.А, Трибунский. - Рязань: Край, 2006. - Вып. 2-3. – С. 31-89.

12.Материалы по истории Башкирской АССР. Т. 5. - М. : Изд. АН СССР, 1960.

13.Русская родословная книга. - Спб: Изд-ние Русской старины, 1873.

14.Саитов, В. Петербургский некрополь / В. Саитов.Т. 3.  - 1912.

15.ЦГА БАССР. Ф.2. Оп. 1 Д 1874.

16.Русский биографический словарь. Т. 23.

17.Кусова, И. Г. Мосоловы / И. Г. Кусова // Рязанская энциклопедия.  Т. 1. - Рязань, 1999.

18.Чекурин, Л. В. Рязанские мануфактуры и рынки в конце ХVIII века / Л. В. Чекурин // Труды Рязанского исторического общества / Отв. ред. Б. В. Горбунов. – Вып. 1. – Рязань, 1977. – 184 с.

19.Димперан, Л. В.Развитие мануфактурной промышленности в Спасском уезде в ХVIII век / Л. В. Димперан, М. В. Федоткина // Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Т.2. - Рязань, 2001. - С. 42 – 50.

20.РГИА. Ф 1375. Оп. 1. Д. 41. Л. 62.

21.ЦГВИА. Ф. БАУ. Ед. хр. 18986. Л. 19.

22.Пpoxoдцoв, И. И. Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Ч. 2. / И. И. Проходцов. - Рязань: Издание Рязанской губернской учёной архивной комиссии. Типография Н.В. Любомудрова, 1915. – 633 с.

23.ГАРО. Ф. 920. Оп. 1.Д 1031.Л.97 0б.

24.Нагорнов, В. П. Благотворительная деятельность рязанских заводчиков­-металлургов в церковной сфере (XVII-XIХ вв.) / В. П. Нагорнов // Кошелев и eгo время. Материалы международной научной конференции, посвящённой 200-летию со дня рождения А. И. Кошелева. 23-25 мая 2006 года. - Рязань, 2007.

25.ЦГИАМ. Ф. 2199. Оп. 1. Д. 167. Л. 196.

26.Струмилин. С. Г. История черной металлургии в СССР. Т. 1. Феодальный период (1500 - 1860 гг.) / С. Г. Струмилин. - М. : Изд. АН СССР, 1954. - 534 с.

27.Нагорнов, В. Основные вехи истории и описание Кирицкого металлургического завода Рязанской губернии / В. Нагорнов // История и современность: новый взгляд: Тезисы докладов студенческой научной конференции, 3 апреля 2006 года / Отв. за выпуск О. И. Шмелёва; Ряз. гос. ун-т им. С. А. Есенина. - Рязань, 2006. - С. 77 - 80.

28.Нагорнов, В. П. Ибердский (Ибердецкий) завод - одни из пионеров рязанской металлургии / В. П. Нагорнов // Материалы Первых краеведческих чтений памяти В.И. Гаретовского (7 декабря 2004 г.) / Под ред. Б. В. Горбунова. - Рязань: Изд. "Старт», 2006. - С. 42 - 47.

28.Нагорнов, В. П. Ибердский металлургический завод / В.П. Нагорнов // Ряжская энциклопедия / В. П. Нагорнов; Под ред. Б.В. Горбунова.  - 2-е изд., испр., перераб. и доп. - Рязань: Изд-­во Ряз. обл. тип., 2007. - С. 228 - 231.

29.Нагорнов, В. П. Сынтульский завод - рязанское предприятие металлургической империи Баташёвых / В. П. Нагорнов // Российский научный журнал. - 2007. - №1. - С. 111.

30.Военная галерея 1812 года. (1812 - 1912). Издано по велению государя императора. - С.-Петербургъ: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1912. - ­296 с. + 83 л. ил. (портреты).

31.Николай 1: Муж, Отец, Император / Н. И. Азарова, Л. В. Гладкова;  Сост., коммент.,

пер с фр. - М. : Слово. 2000. - 616 с. (серия "Русские мемуары).

32.Лит.: Левошин Н. Мосолово: Название на карте // Приокская правда. -1975. - 13 дек.;

33.Населенные места Рязанской губ.-Рязань,  1906. - С.680. - № 9047.

34РЭ. – Т.1. – С.637.

35.ГАРО. Ф. Р-5039, оп. 1, д. 455, л. 61.

36.ски населенных мест Российской империи. — СПб., 1862. — Т. 35. — С. 138;

37.Добролюбов И. В. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епар­хии... — Рязань, 1891. — Т. 4. — С. 336;

38.Россия. Полное геогра­фическое описание нашего отечества. — СПб., 1902. — Т. 2. — С. 322;

39.Овсянников А. А. Экономическое положение Рязанского края в 60-е гг. XVIII в. по данным Вольного экономического общества // Рязанский край: История. Природа. Хозяйство. — Рязань, 1991. — С. 23;

40.Бабурин А. В. Мосолово // РЭ. — Рязань, 1999.— Т. 1. —С. 637.

41.РЭ. – Т.3. – С. 318.

42.ГАРО.Ф-41.,Оп.-1.Д-72,Св.5.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Вернуться назад