Главная > "Г" > Глинка-Янчевский, Станислав Казимирович, инженер-капитан

Глинка-Янчевский, Станислав Казимирович, инженер-капитан


10 июля 2014. Разместил: 996d67df0d686ca
Все свои соображения и выводы, как результат критического разбора современных ему типов крепостных фортов, Глинка-Янчевский выразил в проекте собственного форта
Все свои соображения и выводы, как результат критического разбора современных ему типов крепостных фортов, Глинка-Янчевский выразил в проекте собственного форта

ГЛИНКА-ЯНЧЕВСКИЙ, Станислав Казимирович, отставной инженер-капитан, писатель и публицист, родился в 1844 г.

Военное и специальное образование получил в Николаевском инженерном училище и академии и был назначен в 1865 г., в чине поручика, в Туркестанскую саперную роту (см. Краткая хроника саперных частей), где прослужил до выхода в отставку в 1875 г.

В военной литературе Глинка-Янчевский известен, гл. обр., своим сочинением: "Основные положения долговременной фортификации. — Крепости-лагери", 1886 г. Ярко полемического и критического характера, оно в то время произвело известную сенсацию, вызвало много возражений и послужило предметом особого доклада автора в академии Генерального штаба в начале 1887 г., сопровождавшегося обширными прениями, коими руководил бывший в то время начальником академии генерал-адъютант М. Н. Драгомиров.

Взятое в своей сущности, это капитальное сочинение Глинки-Янчевского, в связи с его докладом и прениями, имеет, несомненно историческое значение и отразилось на последующем развитии русского военно-инженерного искусства по вопросам устройства больших крепостей и в частности — на типах и устройстве крепостных фортов; оно оказало оживляющее влияние на развитие в России фортификационных идей в области крепостного строительства и указало на необходимость выхода их на путь более свободного и самостоятельного творчества.

Хотя положения и предложения Глинки-Янчевского не являлись чем-либо совершенно новым и лично ему принадлежащим, но живой и страстный апологет их, он талантливо и со своего рода фортификационной чуткостью сконцентрировал в них все те новые и нарождавшиеся боевые и технические факторы, которые требовали перехода к иным фортификационным формам и иному их применению.

Последующая эволюция того и другого подтвердила целесообразность многого из того, что отстаивал Глинка-Янчевский, а также правильность его смелой критики существовавших в то время типов крепостных оборонительных сооружений.

Так, указывая на преобладающее значение в крепостной войне артиллерии и на необходимость, поэтому, сохранить, возможно, дольше действительный артиллерийский огонь крепости, Глинка-Янчевский определенно высказался за удаление тяжелой артиллерии с фортов на смежные и промежуточные между фортами батареи, — идея, которая только что начинала бродить в нашей военной литературе; форты превращались, т. обр., из фортов-батарей в форты-редуты, в опорные пункты пехотного или, как теперь правильнее определяют, ближнего боя.

Потом это требование для фортов являлось основным и не подлежало оспариванию.

В связи с удалением с фортов артиллерии явилась возможность понижения профили форта и достижения через это лучшего применения форта к местности и лучшей его маскировки.

С особенной страстностью, но менее убедительно, Глинка-Янчевский обрушился на каменные преграды и казематированные фланкирующие постройки в фортах.

Признавая их по меньшей мере не достигающими цели, он их отверг совсем (на напольных и боковых фасах), предлагая вместо них фронтальную ружейную оборону ближайших подступов с форта с соответствующей для этой цели изменением профили форта и расположением искусственных препятствий впереди.

Впрочем, вопрос о рациональности применявшихся типов каменных преград и фланкирующих построек в фортах в то время вообще уже возбуждал сомнения, в виду появления первых известий об изобретении бомб-торпедо (позднейших фугасных бомб).

Радикальное же решение этого вопроса Глинки-Янчевского не нашло себяв его доводах достаточного обоснования для полного отказа от фланкирования рвов и от преград долговременного характера и замены их оборонительными средствами больше полевого свойства.

Все свои соображения и выводы, как результат критического разбора современных ему типов крепостных фортов, Глинка-Янчевский выразил в проекте собственного форта (см. черт.).

М. б., именно потому, что он хотел в проекте устранить все недостатки фортов того времени и сосредоточить в нем все новое и желательное, проект оказался с крупными недостатками и техническими несовершенствами и не типом форта, а больше проектом-иллюстрацией.


Вернуться назад