Главная > "Г" > Гумры, осада

Гумры, осада


16 ноября 2015. Разместил: 996d67df0d686ca

Гумры

Гумры, старая азиатская крепость на р. Арпачае, вблизи границ Турции, Персии и Закавказских владений России

Гумры, старая азиатская крепость на р. Арпачае, вблизи границ Турции, Персии и Закавказских владений России, была зачислены в число штатных крепостей 2 кл. в 1832 г.

В 1837 г. было повелено крепость перестроить, и тогда же 31 октября Гумры были переименованы в Александрополь (см.).

Гумры неоднократно имели значение в войнах России с Персией и Турцией.

В 1804 г., готовя экспедицию на Эривань (см. Русско-персидские войны), кн. Цицианов направил в принадлежавшую Эриванскому хану пограничную Шурагельскую обл. отряд генерал-майора Тучкова (Кавказский гренадерский полк и 2 батальона Тифлисского полка при 8 орудиях); в начале июня отряд, рассеяв по пути персидскую конницу, приблизился к Гумры, уже занятым противником. Здесь присоединились к отряду 2 армянских архиепископа, прибывшие из Эчмиадзина с сотней конных армян; от последних узнали, что невдалеке находятся до 2 т. семейств, бежавших из Эривани. Для спасения их Тучков с зарею 10 июня двинулся к Гумры и встретил противника на пути около с. Караклиса. Завязалась перестрелка. Тучков с фронта ввел в дело только 1 батальон, а с остальными быстро обошел персов и занял в тылу их горный проход, — единственный путь, по которому они могли возвратиться в свой лагерь.

При известии об этом, весь персидский отряд бежал в окрестные горы. Тучков занял Гумры и дал возможность переселенцам продолжать путь.

Через 2 дня в Гумры прибыл кн. Цицианов и, сосредоточив здесь весь отряд, 15 июня двинулся к Эчмиадзинскому монастырю.

Весной 1807 г., после отступления гр. Гудовича из турецких пределов (см. Русско-турецкие войны), турки перешли в наступление.

Эрзерумский сераскир Юсуф-паша с анатолийскими войсками двинулся к Карсу, послав генералу Несветаеву дерзкое письмо с требованием положить оружие.

Несветаев, желая занять более сосредоточенное расположение и приблизиться к Гудовичу, стоявшему в это время на Цалке, сосредоточил свой отряд (Саратовский полк, по батальону от Кавказского гренадерского (потом Гренадерский, № 14-го Грузинский Генерала Котляревского полк, см.), Троицкого и 15-го егерский полки и 2 казачьих полка, всего 1.200 ч.) у с. Гумры.

Между тем, сераскир прибыл к Карсу и выслал против Несветаева 7-тыс. отряд.

19 мая турки бросились на Гумры; их стремительной атакой войска наши были выбиты из передовых окопов, и ожесточенный бой завязался на улицах селения. Только к вечеру удалось отбросить турок.

20-го подошли главные силы сераскира, который, расположившись в 7 вер. от русских позиций, послал Несветаеву требование выйти с ним драться в открытое поле. Несветаев отвечал, что будет защищаться в окопах.

2 июня турки атаковали, но после упорного боя понесли полное поражение.

Донесение об этой победе застало Гудовича на пути к Гумры; получив еще 25 мая донесение о приближении сераскира, главнокомандующий немедленно двинулся (с 10 батальонами и несколькими эскадронами и сотнями) форсированными маршами на помощь Несветаеву, отправив вперед на казачьих лошадях снаряды.

Опасаясь, что промедление может повлечь гибель отряда Несветаева, он отправил 4 июня из Бекан всю конницу генерал-майора С.А. Портнягина. В это время турки, уведомленные о приближении Гудовича, напрягали все усилия, чтобы смять Несветаева: весь день 5 июня следовали их атаки на наш малочисленный отряд, но все они были отбиты; и когда к вечеру на рысях подходила к Гумрам конница Портнягина, то противник уже отступил по всему фронту.

8 июня подошел, наконец, отряд Гудовича; утомленным войскам пришлось дать почти недельный отдых, чем и воспользовался сераскир, чтобы укрепиться на правом берегу Арпачая, у д. Тихнис (Дигнис), и притянуть к себе анатолийские ополчения, усилившись до 25 т.

У Гудовича, вместе с отрядом Несветаева, было не более 5 тыс. Несмотря на такую несоразмерность сил, он все-таки решил атаковать сераскира; план состоял в том, чтобы главными силами обойти турок с правого фланга и отрезать их от Карса, ведя с фронта демонстративную атаку отрядом Несветаева, которому для этой цели дано 3 батальона и 2 полка казаков.

Атака неприятельского лагеря была назначен на 18 июня. Накануне с утра поднялась буря и целый день лил дождь; почва размякла, дороги испортились, но, тем не менее, с наступлением темноты Гудович, оставив обозы у Гумры, повел главные силы вниз по левому берегу Арпачая, в обход лагеря. Войска двигались в 4 каре, одно в затылок другому: 1-е — генерал-лейтенант бар. Розена (2 батальона Кавказского и Херсонского гренадерского полков), 2-е — генерал-майор Титова (2 батальона Херсонского гренадерского полка), 3-е — генерал-майор Портнягина (4 батальона 9 и 15-го егерского полков) и 4-е — резервное, майора Ушакова (1 батальон Кавказского гренадерского полка и 3 эскадрона Нарвских драгун).

Всю ночь шли колонны; утомление людей было так велико, что, пройдя не более 10 вер., пришлось остановиться на продолжительный отдых, почему Гудович отказался от первоначальных намерений выйти в тыл туркам на Карскую дорогу и решил выждать рассвета и атаковать противника.

Между тем, сераскир Юсуф-паша, узнав о движении русских, решил сам перейти в наступление, чтобы атаковать их неожиданно на марше. Оставив часть войск для охраны лагеря, турки выступили из Тихниса и начали переправляться через Арпачай как раз против места отдыха отряда Гудовича. Поднялась тревога, намерения Гудовича были раскрыты, почин в действиях упущен, и ему приходилось теперь, вместо наступления, обороняться, для чего он повернул отряд фронтом к р. Арпачаю, выдвинув в 1-ю линию 3 головное каре, а 4-е оставив в резерве.

Турки, устроившись после переправы, густыми колоннами стремительно атаковали левофланговое каре Розена, бросив одновременно конницу на среднее каре Титова.

Опасаясь за прорыв центра, Гудович двинул вперед резервное каре Ушакова; меткий дружный огонь отбросил здесь турок, которые, быстро устроившись, продвинулись влево и всеми силами обрушились на правофланговое каре Портнягина, с целью отрезать отряд от Гумры.

Т. к. резерва уже не было, Гудович повел на поддержку правого фланга среднее каре Титова и Нарвских драгун, но этих сил было слишком недостаточно, чтобы оказать действительную помощь каре Портнягина, которое расстреливалось 25 орудиями и против которого готовилась атака всех турецких сил.

Тем временем, Несветаев медленно наступал на фронт неприятеля, стараясь отвлечь внимание последнего от войск Гудовича; увидев же, что большая часть турецкого корпуса переправляется через Арпачай и атакует обходную колонну Гудовича, Несветаев, по собственной инициатива, двинул отряд на слабо прикрытый лагерь турок. Это сразу вывело обходную колонну Гудовича из критического положения: турки прекратили атаку и начали поспешно переправляться на правый берег Арпачая, где их встретил Несветаев; здесь ими овладела паника, и они обратились в бегство, преследуемые Несветаевым, которому и принадлежали все трофеи этого дня: 12 орудий, знамена, два турецких лагеря с огромным количеством боевых и продовольственных запасов.

Наши потери: 2 штаб-офицера и 12 нижних чинов убитыми и 1 генерал (Розен), 4 офицера и 66 нижних чина ранено.

Это сражение, за которое Гудович был возведен в звание фельдмаршала, решило на Кавказском фронте участь всей кампании: турецкая армия рассеялась, остатки её засели в крепостях и о наступательных операциях уже и не помышляли.

16 июля 1826 г.

Эриванский сардар внезапно, без объявления войны, напал с многочисленной конницей на один из наших отрядов (в Мираке, 3/4 батальона и 2 орудия), охранявших границу Закавказья с Эриванским ханством (см. Русско-персидские войны).

Начальник этих пограничных войск, полковник кн. Севарсамидзе, опасаясь быть отрезанным от Гумры, приказал начать отступление. 5-тыс. конница Гассан-хана ураганом пронеслась по всему Шурагелю, истребляя все на своем пути, и достигла М. Караклиса, лежащего в 7-8 вер. от Гумры.

Прибыв в Гумры, кн. Севарсамидзе приказал укрепить его и, усилив пост в Амамлах, где сходились дороги из Баш-Абарани и Гумры, собрал в последнем пункт все население окрестных деревень, после чего возвратился с 2 ротами Тифлисцев в Б. Караклис.

Узнав об этом, неприятель тотчас же обложил Гумры, и все сообщения между Амамлами, Караклисом, Бекантом, Гумры и Гергерами были прерваны. Известие о вторжении персов Ермолов получил в Тифлисе 17 июля и немедленно направил из Тифлиса и Белаго Ключа на Каменную речку батальон с 4 орудиями, предписав удерживать только Балыкчайский пост, а Гумры очистить и все отряды сосредоточить в Памбакской провинции, дабы не допустить противника за Безобдал. Но Балыкчайский пост удержать не удалось, а с его падением дальнейшее удержание опорных пунктов Памбакской провинции и Шурагеля был признано Ермоловым бесполезным, и он приказал отвести все отряды за Безобдал.

Но отступление не могло уже совершиться без больших затруднений.

В ночь на 31 июля гарнизон Гумры с обозом в 1.200 арб начал отступление, тихо двигаясь за проводником-армянином, который провел его мимо персидских караулов; отступление было замечено только тогда, когда отряд отошел на 20 вер.; бросившись преследовать, персы настигли арьергард, но в это время появился на помощь из Караклиса свежий сводный батальон, посланный Ермоловым.

Персы прекратили преследование, и, присоединив по дороге роты из Беканта и Амамлов, отряд благополучно достиг Б. Караклиса.

Литература в ст. Русско-турецкие и Русско-персидские войны.


Вернуться назад