Главная > "П" > Полевое управление войск

Полевое управление войск


17 мая 2017. Разместил: 996d67df0d686ca

Полевое управление войск

ПОЛЕВОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВОЙСК, совокупность органов, предназначенных в военное время для руководства стратегическо-тактической деятельностью войск и для обеспечения их всем необходимым для жизни и боевых действий.

Столь широкая область ведения полевого управления придает особенное значение правильности его организации и соответственной подготовке к формированию его при мобилизации, с целью избежать в этом деле импровизации. Также весьма важно заблаговременное разрешение вопроса о круге деятельности и пределах полномочия органов полевого управления, начинающего функционировать с момента сформирования армий, т.-е. с первых же дней войны.

Законы или правила, регламентирующие деятельность полевого управления, именовались в Российской «Положением о полевом управлении войск в военное время» и заключали в себе общие основания по распределению деятельности и определению круга ведения органов этого управления и подробности службы каждого из них.

"Положение" составляет кн. IV Свода Военных постановлений 1869 г.

Последним по времени издания является положение 1890 г. (приказ по военному ведомству № 62).

Впервые, в виде закона, организация полевого управления была установлена у нас Петром Великим в 1716 г. при издании "Устава воинского". По этому уставу, во главе армии д. б. находиться генералиссимус, или генерал-фельдмаршал, или генерал-аншеф, а начальствование над каждым родом войск вверялось: генерал-лейтенантам от инфантерии и кавалерии и генерал-фельдцейхмейстеру (след., название чина отвечало сущности должности).

Эти лица, а также генералы: квартирмейстер, инженер, кригс-комиссар, аудитор, гевальдигер (военная полиция), фискал, профос (наблюдение за арестованными и за чистотой), составляли генеральный штаб армии, к составу коего причислялись еще обер-полевой священник и доктор.

Идея "положения" Петра Великого заключалась в том, чтобы при армии были все органы для направления боевой её деятельности и для удовлетворения всех её нужд. Особенностью, и при том отрицатательною, Петровского "положения" являлись: обязательство собирать военные советы (важных дел не чинить без консилии генералов) и неподчинение строевому начальству некоторых чинов, имевших свою иерархию: квартирмейстеров, интендантских чинов, профосов и фискалов.

Устав воинский просуществовал без крупных изменений до 1756 г., когда, по мысли канцлера Бестужева-Рюмина, б. образована при Высочайшем дворе Конференция, принявшая на себя руководительство стратегическими операциями русских войск в 7-летнюю войну и лишившая главнокомандующего самостоятельности. Забвение Петровского правила, что "ближний судит лучше дальнего", сделано б. отчасти как подражание австрийскому гофкригсрату (существовавшему с 1564 г.), а больше всего в угоду властолюбию самого канцлера, желавшего держать в своих руках не только внутреннюю и внешнюю политику России, но и направление действий её армий.

В последующие царствования, — Петра III, Екатерины II и Павла I, — устройство полевого управления войск существенным изменениям не подвергалось, хотя в 1769 г., по случаю 1-ой Турецкой войны, при Высочайшем дворе снова б. образован Совет для обсуждения мероприятий по обороне государства и по ведению военных действий. Впрочем, Екатерина II скоро поняла вред от установления такого порядка и во 2-ю Турецкую войну предоставила Потемкину полную мочь.

В 1812 г. Устав воинский Петра Великого, продолжавший действовать в нашей армии, б. заменен разработанным в комиссии Магницкого "Учреждением для управления большой действующей армией", явившимся, по широте заложенных в него идей, крупным военно-законодательным памятником своего времени. Здесь впервые наше законодательство стало на правильный путь и официально предоставило полководцу полную свободу в выборе средств и способе действий для достижения целей, намеченных общим планом войны. Он б. облечен властью Его Величества и представлял собою Лицо Императора, дабы тем отстранить возможность возникновения во время войны каких-либо конференций и советов.

Органом главнокомандующего по управлению армией являлся главный штаб армии, состоявший из управлений начальников: главного штаба, артиллерии и инженеров и генерал-интенданта.

Предполагалось, первоначально первенствующее значение в полевом управлении начальника штаба армии, но государственный совет меру эту отверг, и начальнику штаба б. дано лишь условное преобладание перед прочими начальниками отделов тем, что в случае болезни или смерти главнокомандующего он обязан вступить во временное командование армией. Эта боязнь передать слишком много прав начальнику штаба армии сохранилась у нас и до настоящего времени и м. б. объяснена только опасением, что от этого как бы умалится значение самого главнокомандующего.

Велки Солечники. Штаб-квартира. Ночь с 8 на 9 июля 1812 г. Адам, Альбрехт (Альберт). 1786-1862. Германия, Между 1815 - 1825 гг. Журнал русской кампании 1812 г. от Вилленберга в Пруссии до Москвы принца Евгения, вице-короля Италии. Бумага, масло, гуашь. 21х30 смВелки Солечники. Штаб-квартира. Ночь с 8 на 9 июля 1812 г. Адам, Альбрехт (Альберт). 1786-1862. Германия, Между 1815 - 1825 гг. Журнал русской кампании 1812 г. от Вилленберга в Пруссии до Москвы принца Евгения, вице-короля Италии. Бумага, масло, гуашь. 21х30 см

Велки Солечники. Штаб-квартира. Ночь с 8 на 9 июля 1812 г.
Адам, Альбрехт (Альберт). 1786-1862. Германия, Между 1815 - 1825 гг. 
Журнал русской кампании 1812 г. от Вилленберга в Пруссии до Москвы принца Евгения, вице-короля Италии. Бумага, масло, гуашь. 21х30 см. Эрмитаж

Очень смело в Учреждении поставлен вопрос о продоволсьтвии и реквизициях; как правило, довольствие полагалось производить от земли, армией занимаемой. К существененным недостаткам положения относится двойственное подчинение специальных органов и отсутствие точного определения прав и круга деятельности отдельных лиц и управлений.

В 1815 г. Учреждение было применено и к управлению армией в мирное время, при чем соответствено б. реорганизовано и центральное управление, в состав которого вошли: начальник штаба Его Величества, военный министр, инспекторы артиллерии и инженеров и другие чины, ведавшие отраслями военного управления. Но как ни заманчива мысль иметь в мирное время высшее военное управление приспособленным к переходу на военное время, однако, опыт 1815 г. показал, что достижение этого на практике является трудно осуществимым, почему от применения Учреждения в мирное время пришлось отказаться уже в начале царствования Николая I; однако, как законоположение специально для военного времени оно продолжало действовать до 1846 г., когда на замену его б. издан "Устав 1846 г." для управления армиями и корпусами в мирное и военное время.

В последнем б. сохранены главные основания закона 1812 г., но широкая и идейная постановка вопросов исчезла, а на её место явилось столь свойственное той эпохе формально-канцелярское отношение к делу с нагромождением параграфов о правах и обязанностях различных чинов полевого управления.

Состав управления был громаден: 18 генералов, 109 штаб- и обер-офицеров, 314 чиновников, 767 нижних чинов, 800 повозок и 2.500 лошадей.

Существенное изменение, по сравнению с Учреждением 1812 г., заключалось в уничтожении двойственности подчинения штабов (и своему строевому начальству и высшим штабам).

В начале царствования Александра II б. произведены крупные преобразования в строевом управлении войск, и, м. пр., образованы военные округа и упразднены штабы армий и корпусов, которые впредь д. б. формироваться только в военное время. При этом естественно "Устав 1846 г." не м. уже более сохранять свою силу, и нужен б. новый устав, приспособленный к изменившемуся порядку управления.

При пересоставлении Устава 1846 г. решено б. назвать его "Положением о полевом управлении войск в военное время", чтобы более резко отличить это законоположение, специально для военного времени предназначенное, от законов, действующих в мирное время.

При составлении нового Положения приходилось учесть опыт последних войн, постепенно возраставшую численность армий, новый могучий фактор войны — железные дороги, и, кроме того, новый строй всего нашего военного управления, которое само только что проводилось в жизнь и испытано не было. Однако, сколь ни внимательно разрабатывалось "Положение 1868 г.", в нем не удалось избежать значительных недостатков, из коих важнейшими были: переобременение начальника штаба делами мелкого порядка (благодаря упразднению должности дежурного генерала); штаты полевого управления не были установлены, а д. б. устанавливаться каждый раз особо; еще более, чем прежде, урезаны б. права по части пользования местными средствами, и нормальным способом довольствия б. признан подвоз с базы; организацация отдела по Устройству сообщений оказалась несоотвенной современным условиям.

Важным нововведением явилось сокращение прав главнокомандующего, который по Положению не являл собою Лица Императора и приказания коего имели силу только Высочайших повелений, но не именных, как было раньше. Против этого выступил с резкой критикой фельдмаршал кн. Барятинский, находивший, что новым законом значение и власть главнокомандующего понижены и что военному министерству был открыт доступ к вмешательству в распоряжения по армии.

Формально Барятинский был прав, но по существу Милютин имел основание к некоторому сокращению прав главнокомандующего.

В 1812 г. эти права были расширены, чтобы не возникало мысли о каком-либо гофкригсрате, а кроме того, тогда не было ни железных дорог, ни телеграфа, и главнокомандующий мог, действтельно, нуждаться в широких полномочиях.

Во 2-ю же половину XIX ст. таких условий быть уже не могло.

Положение 1868 г. просуществовало только 5 л., когда, под влиянием опыта франко-прусской войны, б. приступлено к его пересоставлению в комиссии генерала Непокойчицкого.

Новое положение б. утверждено 1 ноября 1876 г. и объявлено в приказ по военному ведомству № 304, а приложения к нему выпускались разновременно до 1877 г. включительно. Однако, опыт войны 1877-78 гг. показал, что Положение 1875 г. страдало следующими крупными недостатками: главнокомандующему трудно б. непосредственно управлять корпусами, и их пришлось сводить в более крупные соединения — отряды, для которых, однако, Положение не предусматривало формирования штабов и управлений, почему они и являлись несамостояиельными, особенно, по административной части; отсутствие полномочных органов в тылу армии и при войсках затрудняло деятельность полевого управления, т. к. даже мелочные распоряжения д. б. исходить от главнокомандующего; власть распорядительных органов была мала; организацация полевого управления оказалась неудачной — главнокомандующему подчинялось непосредственно 11 лиц, а на начальнике штаба лежала обязанность руководить деятельностью мелких органов (комендант главной квартиры, инспектор госпиталей, военно-медицинский инспектор, начальник полевого почтового управления); артиллерия и инженерные войска находились в двойственном подчинении — строевому начальству и начальнику артиллерии или начальнику инженеров; интенданство сохранило свою особую иерархию и мало б. связано с войсками.

Хотя это Положение и д. б. быть построено на указаниях опыта 1870-71 гг., но в действительности, применитительно к данным этой войны, б. переработан лишь отдел по Устройству военных сообщений. Как нововведение, по Положению 1876 г., армии б. приданы: полевые главные казначей и контролер, главноуполномоченный общества Красного Креста и заведывающий гражданскими делами; все они б. подчинены главнокомандующему, но права и обязанности их определены не были, с войсками же они почти никакой связи не имели.

Благодаря обнаруженным на опыте русско-турецкой войны недостаткам Положения 1876 г., в 1881 г. б. приступлено к выработке нового Положения, которое вышло в 1890 г. и действует до конца Империи.

В течение исследованного нами периода времени в отношении власти главнокомандующего (до 1890 г. командующих армиями не было) замечалось резкое колебание во взглядах: от фактической полномочности при Петре Виком — к полному подчинению Конференции в 1756 г. и Совету в 1769 г., затем полномочность достигает зенита в 1812 г. и вновь сокращается в 1868 и 1876 гг.

По числу подчиненных главнокомандующему лиц в выгодную сторону выделяются: Учреждение 1812 г., Устав 1856 г. и Положение 1868 г. (5-6 лиц); по уставу же 1716 г. и по Положению 1876 г. таких лиц было 11-12.

Неофициально значение начальника штаба армии постепенно возрастало, но официально по своим правам он никогда не был выше прочих начальников отделов. Отдел по службе генерального штаба б. достаточно полно развит еще при Петре Виком, но при Елисавете пришел в упадок, а при Павле I и в окончательное расстройство; затем при Александре I он б. приведен в порядок.

Начальники артиллерии и инженеров ведали соответственым снабжением войск и, кроме того, начальствовали над артиллерийскими и инженерными частями армий.

Постепенный рост армий и связанные с этим затруднения по их продовольствованию отражались на постепенном росте значения и прав интенданта, но эти права расширялись только в смысле количества рублей, которыми интентант мог распорядиться, свобода же его в выборе средств и способов довольствия постепенно суживалась, достигнув в этом смысле предела в войну 1877-78 гг.

Предварительно издания Положения 1890 г. б. выработан проект его в 1886 г. особой комиссией генерал-майора Лобко. Он б. разослан на заключение старших войсковых начальников, в 1888 г. подвергся переработке в новой комиссии Великого Князя Николая Николаевича Старшего, а в 1890 г. (приказ по военному ведомству № 62) новое "Положение о полевом управлении войск" был введено в действие.

Главными основаниями, на которых построено Положение, явились следующие: вновь повышено значение главнокомандующего восстановлением указания, что он представляет собою Лицо Императора; вместо прежних отрядов, установлено формировал армии под начальством командующих армиями; помимо полевого управления при главнокомандующем, таковые же управления установлены при каждой армии и их ведению переданы хозяйственные заботы, а командующим армиями — хозяйственные права, которыми прежде пользовался главнокомандующий, при чем управление последнего не имело уже никаких органов для объединения хозяйственно-административной деятельности армии; заведедение эксплуатациею железнодорожной сети театра войны оставлено в руках главнокомандующего; уничтожена двойственность подчинения специальных войск, и должности начальников артиллерии и инженеров переименованы в инспекторов этих родов войск; хозяйственные права начальников отделов повышения, и на эти отделы возложены распорядительные функции, а исполнительными органами д. б. военно-окружные управления.

Т. к. при каждой армии д. б. свое полевое управление, то штаб главнокомандующего получил ограниченный состав (схема № 1): начальник штаба и 3 отдела — управление генерал-квартирмейстера (часть генерального штаба), управление дежурного генерала (инспекторская часть) и железнодорожный отдел (общие распоряжения по эксплуатации железных дорог, распределение её линий и средств между армиями). Командующему армией, кроме войск с их управлениями, подчинены губернии в районе действий армии.

Полевое управление армии (схема № 2) составляют 8 главных и 7 второстепенных отделов и несколько отдельных лиц.

Главные отделы (или управления): генерал-квартирмейстера (часть генерального штаба); дежурного генерала (части инспекторская и санитарная); начальника военных сообщений (части дорожная, этапная, транспортов, почтово-телеграфное и гражданское управление краем); интенданта; инспектора артиллерии (снабжение оружием и боевыми припасами; инспектора инженеров (производство инженерных работ и снабжение армии предметами инженерного довольствия); полевого главного контролера; полевого главного казначея.

Первые 3 отдела подчинены начальнику штаба армии и вместе с канцелярией штаба (второстепенный отдел) образовывал полевой штаб армии.

Из прочих второстепенных отделов и лиц подчинены: дежурному генералу — полевое военно-госпитальное управление (хозяйственно-административная часть врачебных заведений), полевое военно-медицинское управление, главноуполномоченный общества Красного Креста, заведующий военно-судной частью, комендант главной квартиры и духовенство.

Начальнику военных сообщений подчинены управления: этапное, дорожное, почт и телеграфов, и транспортов армии.

При посредстве этих органов, начальник военных сообщений заведует Устройством и содержанием всех видов сообщения, подвозом к армии довольствия и вывозом из нее всего излишнего. Положительными сторонами нового закона о полевом управлении войск являются следующие: прочно организовано управление не только группами корпусов, сведенных в армии, но и группами армий; число лиц, непосредственно подчиненных командующему армией (по-прежнему — главнокомандующему), уменьшено с 11 до 6; предусмотрен порядок формирования полевого управления при мобилизации (из окружных управлений); состав управления значительно сокращен; разработаны права и обязанности начальников отделов. Вообще, для своего времени новое Положение, по отзывам наших строевых начальников, б. признано разработанным основательно. Оно б. приурочено к войне на западном фронте тремя разобщенными друг от друга в начале кампании армиями, сформированными из войск Киевского, Варшавского и Виленского военных округов.

При дальнейшем ходе войны эти армии д. б. сблизиться, впереди ли — при наступлении, или же сзади — при отступлении (например, у Смоленска, как в 1812 г.).

В обоих случаях их тыловые районы, сближаясь постепенно, слились бы, при чем от управления тылом частных армии пришлось бы отказаться и понадобилось бы соединить его в одно общее тыловое управление. Но такого объединения Положение не предусматривало, и управление при главнокомандующем соответствующих органов не имело. Это обстоятоятельство д. было отнесено к самым крупным недочетам нового Положения. Из числа других недостатков обращают на себя внимание: необоснованное увеличение значения главнокомандующего; излишне большие права по части награждения чинами и орденами, что, как и показал опыт 1904-05 гг., ведет к дискредитированию боевых наград; значение начальника штаба осталось официально прежним, т.-е. он не поставлен по правам выше начальников других отделов; инспекторам артиллерии и инженеров создано положение (главные отделы) и чинопроизводство, обращающие эти должности в синекуру; полное отсутствие руководящих указаний по продовольственной части и боязливом отношение к вопросу об использовании местных средств; отсутствие инструкций по части службы и деятельности административных органов, создающихся к тому же только на время войны и, следовательно, не могущих иметь практики мирного времени. Наше Положение 1890 г., хотя и строилось по образцу аналогичных иностранных законов, но явилось с ними схожим лишь по внешности; тогда как в Германии, Австрии и Франции признана необходимость иметь хозяйственные административные органы и при главнокомандующем, и при командующих армиями, мы в своем Положении от этого отказались, и, как показал опыт войны 1904-05 гг., к полной невыгоде для дела.

В главной своей части полевого управления германской, австрийской и французской армий организуются ныне по следующих схеме.

В Германии: при главнокомандующем-императоре (схема № 3) единственным докладчиком по делам управления армиями состоит начальник генерального штаба, которому подчиняются 3 лица: генерал-квартирмейстер, генерал-интендант и генерал инспектор железеных дорог; через них он руководил как оперативной, так и хозяйственной деятельностью армии. При командующем армией в состав полевого управления (схема № 4) входили: начальник штаба, начальники артиллерии и инженеров, интендант и главной врач.

В Австрии у главнокомандующего в непосредственном подчинении (схема № 5) являются 2 лица: начальник штаба, ведающий стратегической частью, и начальник главного этапного управления, в руках которого находятся все хозяйственные вопросы и служба тыла. Полевое управление при командующем армией также состояли из 2 самостоятельных отделов: главные квартиры и хозяйственные части.

Во Франции, (схема № 6): у главнокомандующего армией — начальник штаба и начальник железных дорог, а у командующаго армией — начальник штаба и начальник этапов и служб армии (артиллерийская, инженерная, интендантская и проч. части).

Уже в 1899 г. б. замечены главные недостатки нашего Положения и б. поднят вопрос о необходимости произвести некоторые изменения в нем, чтобы сократить штат полевого управления каждой армии и расширить полевое управление при главнокомандующем, включив в него органы для заведования общим тылом армий, действующих на одном и том же театре.

Затем в 1902 г. корпусная генерал-майора Макшеева выработала для организацации полевого управления новую схему, близкую к германской. Рассмотрение предложенной организацации б. прервано в 1904 г. войной с Японией, когда пришлось формировать полевое управление по Положению 1890 г.; однако, говорить о применении этого Положения в эту войну нельзя, где оно там почти не применялось. Произошло это отчасти вследствие особенной политической обстановки, при которой велась война (единственная железнодорожная база за несколько тысяч верст, война на территории чужого нейтрального государства и т. п.), а отчасти и потому, что само использование Положения во 2-й период войны было своеобразным: штаты ломались и перекраивались, не замечалось стремления к экономии ни в лицах, требовавшихся для новых формирований, ни в денежных средствах. С самого начала войны б. перемешаны функции полевого управления при главнокомандующем с таковыми же управлениями при командующих Манчжурскими армиями, что, конечно, не способствовало работе тыловых органов; кроме того, созданием особой должности начальника санитарной части утяжелялось и без того громоздкое полевое управление; и увеличивалось без надобности число лиц, непосредственно подчиненных командующему армией. Впрочем, для одной Манчжурской армии больших неудобств от принятой организацации не ощущалось.

Вид арки Главного штаба зимой. Садовников В.С. 1800-1879. Россия, Санкт-Петербург, 1830-е гг. Бумага. Акварель. 23,6х38,8 смВид арки Главного штаба зимой. Садовников В.С. 1800-1879. Россия, Санкт-Петербург, 1830-е гг. Бумага. Акварель. 23,6х38,8 см

Вид арки Главного штаба зимой.
Садовников В.С. 1800-1879. Россия, Санкт-Петербург, 1830-е гг. Бумага. Акварель. 23,6х38,8 см.
Эрмитаж

Когда же б. образованы 3 армии, то возник вопрос, как поступить с образованием полевых для них управлений. Первым начало формироваться полевое управление 2-ой армии, которое б. сформировано почти по полному штату 1890 г. Этот же штат б. затем распространен на 1-ю и на 3-ю армии (схема № 7). Затем предстояло разрешить вопрос о распределении тыла между тремя армиями, выбрав одну из двух комбинаций: или вполне по Положению 1890 г., т.-е. с предоставлением каждой армии полной самостояиельности по хозяйственно-административной части, или хозяйственная часть и тыловую службу армий сосредоточить в центральных органах при главнокомандующем, с предоставлением армиям только необходимой минимальной самостояиельности по части административно-хозяйственных дел, и, кроме того, оставить одно общее военно-окружное управление (в Харбине).

Первая комбинация, при одной железнодорожном и одном военно-окружном управлении, являлась совершенно непригодной, хотя она и строго соответствовала бы Положению 1890 г.; 2-я комбинация, хотя и не предусмотренная Положением, вызывалась обстановкой и вполне удовлетворительно разрешала вопрос, но требовала сокращения штатов. Мы выбрали среднее: оставили полевые управления при армиях в том виде, как они были, и установили полностью, как в армиях, административно-хозяйствененные органы при главнокомандующем (схема № 8). Получилось сложная управление тылом, где деятельность тыловых органов переплеталась и перепутывалась, распорядительные функции перемешивались с исполнительными, в территориальном отношении образовалась значительные черезполосица, а армейские тыловые органы имели весьма мало дела. Можно определенно сказать, что временном положение об управлении армиями, установленное в ноябре 1904 г., боевые испытания не выдержало и оказалось построенным на ложных основаниях, не согласованным ни с теорией вопроса, ни с сложившейся в Манчжурии обстановкой.

После остановки на Сыпингайских позициях мы видоизменили организацацию управления тылом, предоставив каждой армии собствененный тыловой район длиною в несколько переходов, сократив при этом состав полевого управления при главнокомандующем и предоставив ему только распорядительную роль.

Эта новая организацация была очень пригодна на случай отхода армий к р. Сунгари, но в случае энергичного наступления вперед она также, как прежняя для отступления, оказалась бы несоотвеннной, п.ч. органам полевого управления армий немедленно пришлось бы обратиться от роли исполнительной к распорядительной, т.-е. к роли заказчика, не имея, однако, лиц и органов, к которым надо было бы обращаться с заказами. Кроме того, потребовалось бы вновь объединить тыловую деятельность армий, для чего при управлении главнокомандующего соотвенных органов уже не оказалось бы.

Т. обр., при создании в 1890 г. нового Положения мы не пожелали последовать германскому образцу, исправленному немцами в 1872 г. по опыту войны 1870 г., и на собственном боевом опыте в 1904-05 гг. убедились, что оно современном обстановке войны не соответствует; поправки же, введенные нами в Положение в 1904-05 гг., тоже оказались нежизненными. Поэтому тотчас после войны пришлось приступить к разработке проекта нового Положения, что и б. поручено комиссии генерала от кавалерии барона Бильдерлинга.

Существенным отличием выработанного этой корпусной проекта от Положения 1890 г. явилось расширение полевого управления при главнокомандующем и установление управлений главным тылом и тылом каждой частной армий, с целью отделения в штабах главнокомандующего и командующих армиями заведения оперативною частью и личным составом от заведения административно-хозяйственной частью.

Этот проект, построенный в существенной части на основаниях, принятых в австрийском полевом управлении, утверждения не получил, т. к. применение его на практике повело бы все к тем же затруднениями, которые вызвали самый пересмотр Положения 1890 г.

Т. обр., у нас продолжало действовать Положение 1890 г., которое, однако, м. было применено лишь для войны на таких замкнутых театрах, как Кавказ или Туркестан, где, по местным и политическим условиям, едва ли может действовать больше одной армии.

Полевое управление отдельного корпуса, по Положению 1890 г., состояло из штаба (подразделяющегося на управления обер-квартирмейстера, дежурного штаб-офицера и начальника военных сообщений, и канцелярию), управлений: интенданта, инспектора артиллерии, инженера, врача, контролера и казначея, и корпусного суда. Боевого применения это полевое управление еще не имело. Полевое управление неотдельного корпуса, по Положению 1890 г., состояло из штаба, с подчиненными ему управлениями корпусных инженеров и коменданта, и управлений: инспектора артиллерии, интенданта, врача, контролера и казначея и корпусного суда.

Полевое управление дивизии, с учреждением дивизионных интендантов, ничем не отличалось от управления мирного времени.

Полевое управление корпуса и дивизии применялось нами в японскую войну 1904-05 гг. и оказалось отвечающим своему назначению.


Вернуться назад