Главная > "О" > Орханийский перевал

Орханийский перевал


30 октября 2017. Разместил: imha

Орханийский перевал

Орханийский перевал

Орханийский перевал

Орханийский перевал, в Болгарии, в Балканском хребте; отделяет Софийские Балканы от Этропольских; по нем проходит шоссе из Плевны в Софию. Обходные пути неудобны.

В сентябре 1829 г. через Орханийский перевал прошел отряд генерал-адьютанта Гейсмара (4 батальона, 8 эскадронов, 5 сотен и 30 орудий), занявший Софию.

В русско-турецкую войну 1877-78 гг. Орханийский перевал и окружающая его местность явились районом важных военных действий, имевших влияние на весь дальнейший ход войны.

После боев у Правеца и Этрополя (см.), веденных войсками западного отряда генерал-адьютанта Гурко, двинутого в первых числах ноября против софийской армии Мехмет-Али-паши, турецкие войска отступили: от Правеца к Орхание и от Этрополя к Араб-Конаку. Мехмет, находя свои силы недостаточными для одновременного занятия Орхание и Араб-Конака, решил, оставив передовые отряды у Врачеша и Лютикова для удержания выходов из гор, сосредоточить все силы на позиции у Араб-Конака. Об этом распоряжении Мехмет телеграфировал в Константинополь, но там их отменили: ему было приказано удержать позиции у Орхание и наступать к Плевне. Это вынудило Мехмета усилить войска Шакира-паши, бывшие у Орхание. Между тем, Гурко, оставя у Правеца, для обеспечения своего правого фланга, отряд генерал-майора Эллиса, сосредоточил у Этрополя остальную часть своих войск. 15 ноября, обозрев позицию турок у Араб-Конака, он приказал генерал-майору Дандевилю (2-я бригада 3-ей пехотной дивизии, 2 орудия, Екатеринославский драгунский полк и 16-я конная батарея) двинуться 16-го к горам Вратешка и Шандорник.

Дандевиль выступил в 41/2 ч. утра по двум путям. По левому, кратчайшему и удобнейшему, двинулась колонна полковника Зубарева (2 батальона Псковский полк, 1 эскадрон и 4 орудия).

По правой, заброшенной дороге двинулась колонна Дандевиля (2 батальона Великолуцкий полк, 2 орудия и 1 эскадрон). В резерве, на "Драгунском биваке" оставлены 2 батальона, 2 эскадрон и 2 орудия.

После непродолжительной перестрелки правая колонна (батальоны Великолуцкого полка) двинулась на штурм каменистого перевала Грехотак (Греата), которым и овладела около 4 ч. дня, после значительных усилий. Турки отошли по направлению главного редута.

К вечеру левая колонна достигла леса на полугоре Шандорник, где и заночевала. Ночью турки не беспокоили нас. Утром 17 ноября обе наши колонны, усиленные ночью 2 батальонами лейб-гвардии Измайловского полка, выдвинули свою артиллерию и начали обстреливать неприятельские укрепления на Шандорнике.

После полудня батальоны Псковского полка (из левой колонны) атаковали это укрепление, но неудачно. Ожидая нашего общего перехода в наступление как со стороны Этрополя, так и Орхание, Мехмет лично руководил боем 16 и 17 ноября у Шандорника. Одновременно он послал во Врачеш приказание Шакиру-паше сжечь все собранные там запасы и немедленно идти к главным силам.

В боях 16-17 ноября потери в отряде Дандевиля, успешно выполнявшего трудную задачу захвата Греаты, составляли: офицеров — убито 1 и ранено 4, нижних чинов — убито 61, ранено 229.

17-го на подкрепление Дандевиля была двинута сводная бригада генерал-майора Рауха (лейб-гвардии Семеновский и Финляндские полки и 2 батареи лейб-гвардии 1-ой артиллерийской бригады; Раух направил Финляндский полк на поддержку Псковского, а Семеновский на поддержку Великолуцкого и Измайловского полков. Артиллерия, задержанная трудным горным путем, прибыла только 19-го.

Между тем, Шакир-паша утром 17 ноября с 14 батальонами прибыл с позиции у сел. Врачеш на главную, Шандорник-Араб-Конакскую. Мехмет решил упорно обороняться, усиливая свою позицию, которая к 20 ноября представляла сплошной ряд сильных укреплений. Между тем, в ожидании скорой развязки под Плевной, в главной квартире решено было повременить наступательными действиями против софийской армии, почему Гурко приказал всем отрядам ограничиться укреплением позиций и усиленным бомбардированием. К утру 21-го на позициях против Араб-Конака и Шандорника имелось 27 батальонов и 38 орудий, всего 18 т. Удаление наших батарей от турецких: на правом фланге — 31/2 в., на левом — 11/3 в. Все протяжение фронта отряда Гурко (36 т. чел.), от Врачеша до Златицкого перевала, к 21 ноября составляло по прямой линии до 40 в.

Узнав 19 ноября об очищении турками горы западнее шоссе, Мехмет приказал начальнику штаба, Музаффер-бею, с 3 батальонами на следующий день вновь занять эту гору. 20-го Музаффер попытался исполнить это, но успеха не имел. Тогда Мехмет отдал то же приказание на 21-е Шакиру-паше, результатом чего явились бои на Араб-Конаке 21-23 ноября (см.), после которых наши войска прочно утвердились на Балканском хребте.

22 ноября Мехмет было отозван в Константинополь, а командование софийской армией возложено на Шакир-пашу. После боев на Араб-Конаке обе стороны оставались в бездействии до половины декабря, терпя много лишений от сильных морозов; болезненность сильно развилась и уменьшила состав в ротах.

После падения Плевны Великим Князем Главнокомандующим решено было безотлагательно приступить к переходу через Балканы, который и начат с отряда Гурко, у Орхание.

На усиление западного отряда были двинуты в начале декабря из-под Плевны 3-я гвардейская пехотная дивизия и IX армейский корпус, сосредоточившийся с 7 по 12 декабря у Орхание и Новачина.

С прибытием этих подкреплений численность отряда дошла до 60 т. чел. при 318 орудиях. Шакир-паша (30-35 т. чел.), признавая невозможным удержание Орханийского перевала, просил разрешения отойти к Адрианополю; однако, сераскериат, упорствуя на обороне всей линии Балкан, не только отверг это предложение, но в начале декабря двинул 30 т. чел. из восточной Турции к Татар-Базарджику и Софии. Гурко, зная численный перевес своего отряда и силу турецких позиций, решил, оставя заслон (генерал Криденер — 20 батальонов, 52 орудий) против турок (17 т. чел.) у Араб-Конака и 2 небольших заслона против Лютикова (генерал-лейтенант Шильдер-Шульднера — 9 батальонов, 7 эскадронов и 38 орудий) и Златицы (генерал-майор Брок — 53/4 батальона, 3 сотни и 2 орудия), с главными силами (генерал Каталей — 313/4 батальона, 16 эскадронов и 44 орудия), решил обойти левый фланг позиции противника на Чурьяк.

Для обеспечения же главной колонны и для отвлечения внимания турок были направлены еще 2 колонны: генерала Вельяминова (6 батальонов, 16 эскадронов, 14 орудий) — на Умургач — Желяву, а другая, генерала Дандевиля (9 батальонов, 6 эскадронов и 14 орудий), в обход правого фланга на Буново. 13 декабря все 3 колонны двинулись по указанным направлениям, но встретили громадные затруднения при подъеме на горы: артиллерию всюду пришлось тащить на людях; особенно труден был подъем для правой колонны.

К вечеру 14-го часть авангарда главных сил (генерал Раух — 13 батальонов, 11 сотен и 20 орудий) достигла Чурьяка. 15-го Гурко приказал авангарду свернуть на Негошево; лейб-гвардии Преображенский полк после незначительной перестрелки овладел этою деревней, а 123-й пехотный Козловский полк был выдвинут к Потопу; в то же время кавказская казачья бригада вышла вечером на Софийское шоссе и, т. обр., отрезала туркам путь отступления на Софию.

16-го авангард начал спуск к Негошеву; он оказался по крутости еще труднее подъема; к вечеру 16-го авангард собрался у Негошева и наскоро возвел здесь укрепления из снега. В правой колонне, после 3-дн. попыток вскарабкаться по ледяной горе на Умургач при подъемах в 30-45°, лишь 2 батальонам авангарда удалось взойти на вершину, откуда 1-й батальон Тамбовского полка спустился по пояс в снегу и 16-го соединился с 3-м батальоном Козловцев. Путь же на Желяву оказался совершенно недоступным для артиллерии, почему Гурко разрешил Вельяминову свернуть на Чурьяк, куда его пехота и артиллерия прибыли 16-го; кавалерия правой колонны ночевала под Умургачем.

Левая колонна, Дандевиля, 13-го и 14-го взобралась на Бабу-гору (см.). Между тем, Шакир-паша 15 декабря, получив донесение о занятии нами Негошева, направил Бекер-пашу (7 батальонов, 7 орудий) к Ташкисену, приказав ему занять и укрепить там позицию, для обеспечения отступления армии к Татар-Базарджику. В ночь на 16 декабря Али-паша очистил Лютиковскую позицию и отошел к Софии; 16-го эта позиция была занята полком с батареей из отряда Шильдер-Шульднера; 2 батальона были направлены к Чурьяку, а сам Шильдер-Шульднер, с 1-ой бригадой 5-ой пехотной дивизии и 3 батареями, двинулся на соединение с войсками бар. Криденера.

16 декабря вечером, при 12° мороза, разразилась жестокая буря с метелью, продолжавшаяся всю ночь и утро 17-го; сообщение главных сил отряда Дандевиля с авангардом было прервано и приказание авангарду отойти к нему не дошло; собравшись же 18-го у Этрополя, отряд не досчитал 13 офицеров и 813 нижних чинов обмороженными и 53 нижних чинов замерзшими (см. Баба-гора); несмотря на эту бурю, 17-го продолжалось движение через горы прочих частей западного отряда. 18 декабря главные силы стянулись к Чурьяку, употребив 6 дней на прохождение 16 в.

Между тем, у Софии сосредоточились 23 турецких батальона. Но в эту решительную минуту Сулейман-паша, под предлогом более удобного управления всеми операциями, уехал из Софии в Адрианополь, не сделав никаких распоряжений и предоставив Шакира и Османа-Нури (начальствовавшего у Софии) самим себе.

Осман решил 20-го идти на соединение с Шакиром, а последний 19-го предполагал отступить на Татар-Базарджик, но 19-го отряд Бекера-паши (4 т. чел.) был атакован у Ташкисена нашими главными силами и принужден к бегству (см. Ташкисен).

Что касается Шакира-паши, то он, видя угрозу его пути отступления с Араб-Конакской позиции, поспешно и скрытно снялся с позиции и отступил в Татар-Базарджик, после чего нашим войскам был открыт проход через Балканы.


Вернуться назад