Главная > "Ш" > Штейнингер Вильгельм

Штейнингер Вильгельм


16 февраля 2019. Разместил: imha

Братья Вильгельм и Килиан Штейнингеры

В списке лиц, расстрелянных одновременно с Н. Н. Щепкиным в связи с Национальным Центром, значатся имена двух братьев, Вильгельма и Килиана Ивановичей Штейнингеров. Около имени Вильгельма Ивановича значится, что он — к.-д., инженер, один из главных петербургских шпионов Антанты, известный Юденичу под кличкой «Вик», секретарь Национального Центра, переправлял Юденичу сведения, содержащие дислокацию войск и количество огнестрельных припасов. Про Килиана Штейнингера сказано, что он к.-д., брат Вильгельма, шпион Юденича, печатал донесения на имя Юденича.

Сомнения нет, что оба брата были непримиримыми врагами большевиков. А Вильгельм Иванович, будучи по складу своего характера не безответственным мечтателем, а ответственным строителем общественной и государственной жизни, не мог примириться с дезорганизаторами и разрушителями её и вступил с ними в борьбу. В этой борьбе он пал доблестно, не уступив, не погнувшись, не сдав своих позиций, защищая Россию, которой он был предан всей душой и которую любил, как истинный патриот.

В течение многих лет В. И. состоял гласным Петербургской городской Думы, принадлежа к группе новодумцев. Во время войны активно работал в различных учреждениях, созданных Петербургским городским Управлением и Всероссийским Союзом Городов в связи с войной. Так, с конца августа 1914 года, по его инициативе, был организован центральный склад, из которого раздавались по городским попечительствам о бедных заказы по шитью белья для нужд городских лазаретов. Под его председательством было организовано «Центральное Бюро трудовой помощи» для объединения деятельности попечительств в деле приискания и исполнения заказов по шитью. К концу первого года войны мастерские попечительств уже дали заработок 19.357 женщинам, получившим в общей сумме 360.000 рублей. В дальнейшем, при его участии возникла Биржа Труда. Из этого видно, куда были направлены внимание, заботы и интересы покойного Вильгельма Ивановича.

Это был большой организатор, большой практический и деловой работник, который, взявшись за дело, умел его делать в совершенстве: точно, пунктуально, с величайшей выдержкой. Но В. И. не только умел работать сам и организовывать работу в крупных масштабах, он обладал даром широко привлекать к ней людей, увлекать их своим энтузиазмом и крепкой верой в организуемое дело. Он сумел развить дело небольшой малоизвестной конторы по патентным делам «Фосс» до первоклассной конторы «Бр. Штейнингер», которую В. И. и вел совместно с братом своим Килианом Ивановичем, одновременно с ним трагически погибшим. Контора братьев Штейнингер была широко известна и высоко ценилась в России и вне её, ибо каждый, обращавшийся к братьям Штейнингерам за защитой своих прав, независимо от того, был ли то русский или иностранец и требовалась ли защита в России или за границей, твердо верил, что в братьях Штейнингерах найдет превосходных защитников. Эта уверенность покоилась на всестороннем широком техническом образовании и развитии братьев Штейнингеров, с одной стороны, и с другой — на превосходном знании ими законов, обычаев и навыков, какими руководствовались в своей практике патентные учреждения Российской Империи и большинства иных промышленных государств. Этой широкой осведомленностью нередко пользовался Отдел Министерства Торговли и Промышленности по патентным делам, прибегая в интересующих Отдел случаях к ним за советом и указаниями. Однако, В. И. не ограничивался в своих отношениях с Патентным Отделом Министерства Торговли и Промышленности лишь ролью советчика по приглашению; он, в свою очередь, проявлял инициативу, выступая с предложениями о необходимости изменений в порядке прохождения дел, как формально, так и по существу, т. е. в порядке экспертизы, а иногда и с предложением законодательного характера.

Деятельным членам партии Народной свободы хорошо была известна его скромная контора на Гороховой улице и столь же скромная при ней квартира Вильгельма Ивановича, куда им часто приходилось заходить по всевозможным партийным делам. Ибо В. И. был одним из самых деятельных, если не самым деятельным, кадетом петербургского городского Комитета партии, товарищем председателя которого он состоял много лет подряд. Для В. И., вне его профессиональных занятий, партия составляла главный интерес жизни, и партийной работе он отдавал много времени.

Как мне сообщили лица, хорошо знавшие деятельность Вильгельма Ивановича, он в последний период его жизни, после октябрьского переворота, вместе с П. В. Герасимовым, В. Н. Пепеляевым и некоторыми другими погибшими деятелями партии, целиком отдался организации борьбы с большевицкой властью, а в образовавшемся затем «Национальном Центре» заведовал петербургским информационным отделом, держал связь с деятелями белого движения и организовал переправку за границу противобольшевицких общественных деятелей и военных. Многие из русских эмигрантов обязаны своим спасением его неутомимой энергии и организаторским способностям.

По их словам, дело он вел чрезвычайно конспиративно. Его скуластое, простонародное лицо не возбуждало подозрений, когда он в одежде простолюдина ходил на опасные свидания, связанные с его конспиративной работой, которая быстро ширилась и развивалась. Но именно расширение такой работы часто бывает началом .её конца. Так случилось и со Штейнингером. В его организации оказался провокатор. В начале осени 1919-го года он, вместе с братом, помогавшим ему в его конспиративных делах, был арестован. Из Петербурга их перевезли в Москву, где в это время шли массовые аресты в связи с раскрытой там революционной работой московских членов «Национального Центра», принадлежность к которому братьев Штейнингер была установлена. Там они и были расстреляны в середине сентября.


Вернуться назад