Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...
"Как бы плохо не приходилось, никогда не отчаивайся, держись, пока силы есть."
Граф А.В. Суворов-Рымникский.




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

Словцов, Пётр, тенор, «Сибирский соловей»

"Сибирский соловей» – тенор Пётр Словцов

С детства мне часто приходилось слышать фамилии певцов: Лабинский, Словцов, Ланская, Кошиц.

Пётр Словцов на сцене
Пётр Словцов на сцене

О них упоминала моя бабушка, рассказывая о моём деде, оперном певце и педагоге В.А. Соковнине.

Пока она была жива, я все эти рассказы пропускал мимо ушей, не придавая значения столь бесценным фактам очевидца. Более того, бабушка пела с дедом в Тюменском радиокомитете. Ведь в начале 1930 годов магнитофонов не существовало, и певцы пели, что называется, "живым звуком», не под "фанеру». Ну какие-то фамилии, какие-то оперы… Да мало ли что может рассказать пожилой человек, тем более и фамилии-то незнакомые. "Иваны, не помнящие родства» – о таких людях, как я, раньше говаривали в народе. Но слава богу, сумев пережить этот недостаток, я начал изучать биографию деда и соприкоснулся с творчеством людей, имевших необыкновенную популярность в первые десятилетия минувшего века, с которыми мой дед дружил и был их сценическим партнёром. Фамилию сибирского оперного певца – выдающегося тенора Петра Ивановича Словцова (1886-1934 гг.) – подавляющая часть музыковедов, увы, не знала или забыла. Это имя было известно лишь узкому кругу коллекционеров-любителей архивных граммофонных пластинок. Например, академик РАН Валентин Лаврентьевич Янин (заведующий кафедрой археологии истфака МГУ), исполнитель русских романсов и журналист Надир Ширинский прекрасно знают этого "бога» оперной сцены императорской России.

Именно поэтому моё сообщение на Научных чтениях в музее имени Глинки имело успех и, более того, не менее чудесное продолжение: музей в 2007 году, к 120-летию со дня рождения певца, выпустил компакт-диск с его архивными записями. А в январе 2008 года диск был представлен на 42-й Всемирной выставке музыкальной аудиопродукции MIDEM в Каннах (Франция). Вне всякого сомнения, творчество Петра Словцова, значительная часть жизненного пути которого прошла на сценах и клубных площадках Сибири, Урала, Кузбасса, оставило значительный след в развитии отечественного оперного искусства. Фотопортреты певца предоставлены автору обозревателем газеты "Красноярский рабочий» Натальей Сангаджиевой, за что ей выражаю огромную признательность.

В одной из крупнейших в России коллекций грампластинок – Музее музыкальной культуры – бережно сохраняется культурное наследие общемирового значения: граммофонные пластинки с записями выдающихся певцов прошлого, в том числе популярного в своё время тенора Петра Ивановича Словцова. Каждое новое поколение любителей оперного искусства заново открывает для себя ценнейшие пласты отечественной музыкальной культуры, гармонично входящие в общемировую исполнительскую культуру.

Пётр Словцов в роли Евгения Онегина
Пётр Словцов в роли Евгения Онегина

Имя П.И. Словцова – "сибирского соловья», как называли его современники, стоит в одном ряду с именами таких выдающихся теноров, как В.С. Розинг, А.М. Давыдов, Л.В. Собинов, Д.А. Смирнов, А.М. Лабинский. Он вошёл в эту замечательную плеяду как равный, с самого начала своей артистической карьеры. Певец обладал редким голосом и владел высоким мастерством драматического актёра, что позволило ему стать достойным продолжателем традиций тенора Н.Н. Фигнера, который объединил задачи музыкальные, вокальные и сценические в единую систему. В те времена запись производилась на несовершенной технике, и всё же можно с уверенностью утверждать, что голос Петра Словцова необыкновенно красив. Исключительными природными данными восхищалась не только публика, но и общепризнанные знаменитости мирового уровня. Фёдор Шаляпин, партнёр Петра Словцова по театру "Народный дом» (антреприза А. Аскарина и И. Артемьева в Петербурге в 1915-1917 г.г.), высоко ценил талант певца. На своей фотографии великий бас написал Словцову:

- "На добрую память с сердечными пожеланиями успехов в мире чудесного искусства П.И. Словцову от Шаляпина. Декабрь, 31, 1915, Питер».

Об этом периоде совместной работы с Ф.И. Шаляпиным в операх "Князь Игорь», "Русалка», "Фауст», "Севильский цирюльник», "Моцарт и Сальери» у Словцова остались самые счастливые воспоминания.

Слушатели того времени сходились в едином мнении: голос Словцова – лирический тенор ласкающего тембра, чистый, исключительный по силе и с бархатным звучанием – трудно поддавался описанию. Широта диапазона, изумительное природное дыхание позволяли певцу преподносить свой божественный дар всему театральному залу. По признанию многих рецензентов его голос, родственный собиновскому, был шире и теплее. С одинаковой лёгкостью Словцов исполнял и арию Ленского, и арию Алёши Поповича в опере А.Т. Гречанинова "Добрыня Никитич», которая под силу только первоклассному драматическому тенору. Современники спорили, в каком жанре Словцов лучше, в камерном или оперном, и не могли прийти к единому мнению, поскольку в любом из них певец был выдающимся мастером.

Долгие годы Словцова связывала сердечная дружба и совместная работа с такими корифеями сцены, как Л.В. Собинов, В.И. Качалов, Н.А. Обухова, А.В. Нежданова. Вот что писал журнал "Жизнь искусства» в 1928 году:

- "Редкий по качеству вокального исполнения концерт состоялся 27 ноября в Большом зале Консерватории. Шла старушка "Травиата», которой перевалило уже за 70 лет. Эта опера ожила и омолодилась, лишь к ней прикоснулось замечательное мастерство двух превосходных вокалистов, выступавших в главных партиях: Неждановой и Словцова. Много ли у нас лирических теноров, которые обладали бы такой прекрасной школой и таким хорошим высоким мастерством? Голос Словцова, мягкий по тембру, безукоризненно повинуется исполнителю».

Тот же ленинградский журнал так отзывался о творчестве певца год спустя:

- "В театре оперы и балета состоялся внеплановый спектакль, для которого была поставлена "Русалка» с участием в роли князя П.И. Словцова. Прекрасный голос этого певца, мягкий по тембру и ровный во всех регистрах, звучал очень полно и выразительно. Отлично была спета известная ария в третьем действии. Выступление Словцова было обставлено участием выдающихся сил труппы: Павловская (Наташа), Рейзен (Мельник), Преображенская (княгиня), Журавленко (сват), Самарина (Ольга) – составили очень сильный ансамбль, обеспечивший спектаклю солидный художественный успех».

Словцов был также талантливым режиссёром и педагогом. Невысокого роста, полноватый, с открытым русским лицом, он привлекал людей сердечностью и простотой обращения. В жизни этому любимцу сцены были присущи скромность, доброта, отсутствие высокомерия. Организаторские способности позволяли Петру Ивановичу сплачивать вокруг себя одарённых людей. Только в Красноярске им были организованы вокальный класс в Народной консерватории, "Трудовой оперный коллектив», общество "Музыка массам». Если учесть, что за двадцать два года творческой жизни певец дал две тысячи концертов, можно представить, насколько грандиозен масштаб личности Словцова.

А начиналось всё в далёком сибирском селе Устьянское Канского уезда Енисейской губернии, ныне Красноярского края, где в 1886 году в семье церковного дьякона родился Пётр Словцов. Когда мальчику было пять лет, умер отец, и мать с сыном переехала в Красноярск. По семейной традиции мальчик учился в духовном училище, затем в духовной семинарии, где хормейстером был композитор П.И. Иванов-Радкевич. Серебристый, звонкий дискант ребёнка привлекал внимание окружающих красотой, широким диапазоном. В семинарии на пение обращалось особое внимание, а голос Петра заметно выделялся, и ему стали поручать сольные выступления. На афише открытого музыкально-литературного вечера 30 декабря 1907 года впервые упоминалось имя Петра Словцова.

Словцов с супругой Маргаритой Риоли-Словцовой, которая воспитала профессора Екатерину Иоффель (Красноярск), а та, в свою очередь, – Дмитрия Хворостовского
Словцов с супругой Маргаритой Риоли-Словцовой, которая воспитала профессора Екатерину Иоффель (Красноярск), а та, в свою очередь, – Дмитрия Хворостовского

Местная печать отметила талант молодого исполнителя, уже тогда ему предсказывали блестящую артистическую карьеру. По окончании семинарии он поступил на юридический факультет Варшавского университета, куда был свободный доступ для выпускников духовных учебных заведений. Но уже через полгода, в 1908 году, Словцов оставил университет и поступил в Московскую консерваторию в класс сольного пения профессора И.Я. Горди. В то время молодёжь часто поступала в консерваторию уже состоявшимися людьми, имея первичное и, что характерно, не музыкальное образование: реальное училище (А.М. Лабинский), морской корпус (Н.Н. Фигнер), коммерческое училище (Д.А. Смирнов), университет (В.С. Розинг, М.М. Куренко).

Уже в первый год обучения Словцов исполнил сольную партию в мессе F-dur Ф. Шуберта под управлением М.М. Ипполитова-Иванова.

В архиве ГЦММК бережно хранятся программки "вечеров учеников младшаго и старшаго классов Московской государственной консерватории», где в 14 концертах упоминается имя Словцова. И вот в 1912 году консерваторию окончил, несомненно, лучший тенор 45-го выпуска со дня основания этого учебного заведения. На майском отчётном концерте или, как его тогда называли, "годичном Акте», выступление певца никого не оставило равнодушным, в том числе и критиков-"ортодоксов»:

- "Неприятное впечатление оставил тенор Словцов, певший манерно и достаточно вульгарно. Ещё обиднее было то, что публика принимала певца очень радушно. И это на акте консерватории!»,

писала "Русская музыкальная газета». Рецензент, возможно, таким образом, пытался дискредитировать профессора И.Я. Горди, чья преподавательская деятельность была раскритикована тем же автором в одном из последующих номеров.

Тем не менее, с 1912 года имя Петра Словцова не сходит с афиш в крупнейших русских городах.

После майских концертов певца на родине "Сибирская мысль» отмечала:

- "Свежий, красивый тенор Словцова производит чарующее впечатление. Особенно ярко подчёркивается красота голоса Словцова в сравнении с недавно певшим Давыдовым. С одной стороны – артист императорских театров, с другой – начинающая сила, и какая разница в чёткости, подвижности связок. В пении Словцова видна хорошая школа, владеет он своими связками великолепно на всех регистрах».

Словцов успешно выступал на оперных сценах Киева (1912-1914), Саратова (1914), Петербурга (1915-1917), Нижнего Новгорода (1917), Свердловска (1919 и 1930), Москвы (Большой театр, 1929 и 1932), Ленинграда (конец 1920 – начало 1930 года).

До 1917 года разными фирмами было записано 72 произведения в исполнении Словцова, что свидетельствует о высокой популярности певца. В разные годы его партнёрами, помимо перечисленных знаменитостей, были: Р.Г. Горская, А.М. Брагин, Л.Я. Липковская, М.О. Рейзен, М.Н. Риолли-Словцова, М.М. Куренко. Среди лучших его партий следует назвать: князь ("Русалка» А.С. Даргомыжского), Владимир Игоревич ("Князь Игорь» А.П. Бородина), Фауст ("Фауст» Ш. Гуно), Надир ("Искатели жемчуга», Ж. Бизе), Ромео ("Ромео и Джульетта», Ш. Гуно), Владимир ("Дубровский» Э.Ф. Направника), молодой цыган ("Алеко» С.В. Рахманинова), Ленский ("Евгений Онегин» П.И. Чайковского), Джеральд ("Лакмэ» Л. Делиба), индийский гость ("Садко» Н.А. Римского-Корсакова) и другие, исполнявшиеся в сопровождении оркестров под управлением М.М. Голинкина и А.М. Пазовского.

В 1918 году Словцов получил приглашение в Петроградский академический театр оперы и балета.

Но в это время в Сибири начался мятеж чехословацкого корпуса, и связь с европейской частью страны прервалась. Однако, несмотря на вызванные гражданской войной социальные потрясения, музыкальная жизнь Красноярска не затихала. Достаточно сказать, что в 1917 и в 1920 годах существовал симфонический "Интернациональный оркестр», состоявший из военнопленных, опытных музыкантов Берлинской оперы, воспитанников Венской и Пражской консерваторий. После их отъезда в 1920 году оркестр состоял из преподавателей и учащихся Народной консерватории, где супруги Словцовы создали образцовый вокальный класс. Сценическим партнёром и одновременно супругой выдающегося певца была талантливая и обаятельная Маргарита Николаевна Анофриева, выступавшая под сценическим псевдонимом Риоли (лирико-драматическое сопрано), связавшая навсегда с ним свою жизнь в 1915 году. Она окончила Московскую консерваторию по классу сольного пения профессора В.М. Зарудной-Ивановой годом раньше Словцова. Вместе с ней по классу вокала профессора У.А. Мазетти завершила курс замечательная певица Н.А. Обухова, с которой в течение многих лет их связывала крепкая дружба, начавшаяся ещё в консерватории.

- "Когда будешь знаменитой, – написала Обухова на своей фотографии М. Риоли, – не отказывайся от старых друзей».

В характеристике, данной дипломнице М.Н. Анофриевой профессором В.М. Зарудной и её мужем, композитором и дирижёром М.М. Ипполитовым-Ивановым, был отмечен не только исполнительский, но и педагогический талант. Они считали, что Анофриева может вести педагогическую работу и в средних музыкальных заведениях, и в консерваториях. Но Маргарита Николаевна любила оперную сцену и достигла здесь совершенства, исполняя ведущие партии на оперных сценах Тифлиса, Харькова (с 1913 года), Екатеринбурга (1915-1916), Петрограда (Народный дом), Томска, Иркутска, Красноярска. Ею были исполнены партии: Наташа ("Русалка» А.С. Даргомыжского), Горислава ("Руслан и Людмила» М.И. Глинки), Тамара ("Демон» А.Г. Рубинштейна), Фатима ("Кавказский пленник» Ц.А. Кюи), Маша ("Дубровский» Э.Ф. Направника), Лиза ("Пиковая дама» П.И. Чайковского), Мария ("Мазепа» П.И. Чайковского), Оксана ("Черевички» П.И. Чайковского), Иоланта ("Иоланта» П.И. Чайковского), Рукайя ("Измена» М.М. Ипполитова-Иванова), паж Урбан ("Гугеноты» Дж. Мейербера), Миньон ("Миньон» А. Тома), Недда ("Паяцы» Р. Леонковало), Микаэла ("Кармен» Ж. Бизе), Таис ("Таис» Ж. Массне), Татьяна ("Евгений Онегин» П.И. Чайковского), Купава ("Снегурочка» Н.А. Римского-Корсакова), Ася ("Ася» М.М. Ипполитова-Иванова), Маргарита ("Фауст» Ш. Гуно), Шарлотта ("Вертер» Ж. Массне), Флория Тоска ("Тоска» Дж. Пуччини), Аида ("Аида» Дж. Верди), исполнявшиеся в сопровождении оркестров под управлением М.М. Голинкина, И.П. Палиева.

Её партнёрами в разные годы были: С.В. Балашов, Е.Ф. Петренко, Ф.И. Шаляпин, П.И. Словцов.

Маргарита Николаевна окончила консерваторию не только как певица, но и пианистка, и у Петра Ивановича, выступавшего в камерных концертах, любимым аккомпаниатором стала его супруга, отлично знавшая весь его репертуар и великолепно владевшая концертмейстерским искусством.

Нужно сказать и о других аккомпаниаторах певца. Речь пойдёт о наиболее изученном красноярском периоде жизни Словцова.

В разные годы с ним работали Н.В. Семенкович, Г.В. Годин и М.Г. Окнинский.

Наталия Владимировна Семенкович окончила Московскую консерваторию в 1914 году по классу К.Н. Игумнова – создателя одной из крупнейших русских пианистических школ. Преподавала в музыкальном техникуме, воспитала многих талантливых пианистов.

Среди них был и будущий аккомпаниатор Словцова – Георгий Васильевич Годин. Окончив Ленинградскую консерваторию, он много выступал как солист, был прекрасным аккомпаниатором, увлекался пением, беря уроки у Словцова, а в период его гастрольных отлучек вёл вокальный класс.

Среди питомцев Г.В. Година значится и заслуженный работник культуры РСФСР Лариса Петровна Крючкова, директор детской музыкальной школы города Канска, сделавшая её образцовой в Красноярском крае. Там преподавала моя мать, учились мы с сестрой. Таким образом, это ещё одна, хоть и косвенная нить, которая связывает нашу семью с творчеством Словцова.

Поражал красноярцев искромётностью исполнения джазовых импровизаций другой аккомпаниатор певца – Михаил Григорьевич Окнинский, имевший несомненный исполнительский талант виртуоза-пианиста. По свидетельству современников, на фортепианные концерты Окнинского в красноярском кинотеатре "Арс» собирался весь город. Значительной была организаторская и общественная деятельность П.И. Словцова, ставшая сродни деятельности тенора Владимира Сергеевича Розинга, руководителя Международной американской оперной компании. Но не следует забывать, что Сибирь после опустошительной гражданской войны и насильственной коллективизации, индустриализации и воинствующего атеизма существенно отличалась от Америки, и творить в России было куда труднее и опаснее. Время 1920–1930 годов было голодным, более того, грозившим разного рода опасностями издержек переходного периода развития экономики. Тем не менее, материалы о концертной, педагогической и режиссёрской деятельности певца, опубликованные в газете "Красноярский рабочий», позволяют сделать вывод о поистине трудовом героизме Словцова – певца, режиссёра, педагога и продюсера.

В конце 1924 года оперный коллектив, организованный Словцовым, преобразовался в оперную группу "Трудовой оперный коллектив». В нём принимали участие свыше 100 человек, членами правления и художественными соруководителями стали виртуозскрипач и дирижёр А.Л. Марксон, хормейстер С.Ф. Абаянцев. Личный друг Словцова А.Л. Марксон пользовался особой популярностью и уважением музыкальной общественности Сибири. Как солист-скрипач, он часто включал в программы концертов виртуозные произведения П. Сарасате, Г. Венявского, К. Сен-Санса. Являлся бессменным дирижёром симфонических и оперных оркестров.

Когда в 1960 годах мы жили неподалёку от Красноярска в городе Канске, у родителей в гостях появился родственник Марксона, разделившего, надо сказать, трагическую судьбу моего репрессированного в 1937 году деда. И вот выяснилось, что этот человек слушал концерты Словцова именно в то время, когда его сценическим партнёром был мой дед, Виктор Александрович Соковнин. Отзывы о голосе Словцова мы услышали самые восторженные. Словцов пригласил из Ленинграда и других городов Советского Союза ведущих солистов: М. Петипа (колоратурное сопрано), В. Полфёрова (лирико-драматический тенор), Л. Андрееву-Дельмас, Мамонтову (сопрано), Кравцова (бас), Г. Орлова (баритон). Одна из лучших работ знаменитой певицы Л.А. Андреевой-Дельмас – партия Кармен, вдохновила Александра Блока на создание цикла стихотворений "Кармен». Оперный коллектив поставил 14 опер: в Красноярске с большим успехом и по нескольку раз шли оперы "Русалка», "Травиата», "Дубровский», "Севильский цирюльник» и "Фауст» в постанове режиссёра Словцова.

Пётр Словцов в опере "Лакме"
Пётр Словцов в опере "Лакме»

Главные роли супруги Словцовы исполняли сами. Остальные сольные партии пели артисты, приезжавшие на гастроли в Красноярск: Л.А. Аракина (меццо-сопрано), Л.Н. Балановская, В.И. Касторский, Г.С. Пирогов, П. Агеева, М. Николаев, Н.М. Калинина, И. Лавров (тенор), Н.А. Шевелев (баритон), Р.И. Чаров (тенор), А.А. Коломийцева (колоратурное сопрано), Н. Сурминский, Бучинская (сопрано) и красноярские певцы: Н.И. Озеров (бас), В.А. Соковнин (бас), а также учащиеся музыкального техникума: теноры Сисин, Поляков (класс Словцова) и баритон С.И. Подпорин (класс Н. Озерова). Ученик Словцова – тенор Григорий Поляков впоследствии стал ведущим солистом музыкального театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, а затем и его директором. Спектакли шли в сопровождении симфонического оркестра под управлением дирижёров А.Л. Марксона, С.И. Симакова, А.И. Кляйстера, В.И. Прокофьева, Зеленовского и хора, численность которого порой доходила до 200 человек, под управлением С.Ф. Абаянцева.

В 1924 году Пётр Иванович осуществил заграничную гастрольную поездку в Харбин. Одна из многочисленных рецензий, хранящихся в Красноярском краеведческом музее, отмечала:

- "Русский музыкальный гений обретает на наших глазах всё более совершенных исполнителей. Божественный голос, серебряный тенор, которому, по общему мнению, нет сейчас равных в России. Лабинский, Смирнов и другие в настоящее время, по сравнению с ослепительным богатством звука у Словцова, – всего только драгоценные пластинки для граммофонов "невозвратного прошлого».

А Словцов – это сегодняшний день: солнечный, рассыпающийся алмазами музыкального сверкания, о котором Харбин не смел мечтать. С первой же арии вчерашний успех выступлений Петра Ивановича перешёл в овацию. Овации горячие, бурные, несмолкаемые превратили концерт в настоящий триумф. Сказать так – значит лишь в слабой степени определить чудесное впечатление от вчерашнего концерта. Словцов пел несравненно, пел божественно. П.И. Словцов – певец исключительный и единственный». Здесь же был отмечен успех в этом концерте и М.Н. Риоли, которая не только прекрасно пела, но и аккомпанировала супругу.

В 1928 году Словцов совместно с рядом музыкальных деятелей создал в Красноярске общество "Музыка массам», которое пропагандировало оперную и камерную классическую музыку.

Вызывает глубокое уважение труд музыкантов, проведших ряд спектаклей и концертов, сборы от которых пошли в различные фонды: "Красный Крест», "Дирижаблестроение», "Наш ответ Чемберлену», "Помощь беспризорникам», "Заповедник "Столбы»», "Помощь артистам сгоревшего цирка г. Иркутска», "В помощь пролетариату Японии». К числу общедоступных спектаклей относятся поставленные Словцовым в разные годы оперы "Травиата», "Риголетто», "Фауст», "Русалка», "Евгений Онегин».

Благодаря личному знакомству Словцова с оперными певцами Москвы и Ленинграда стали возможными гастроли в Красноярске солистов Большого театра СССР: А.М. Лабинского (тенор), Л.В. Собинова, И.П. Росова (бас), Е.Н. Поповой (сопрано) и В.Я. Викторова, Л. Бечасновой (сопрано), Е.К. Шувалова, П.И. Цесевича (бас), Рогатина (баритон), Лориной (лирическое сопрано). Общество "Музыка массам» пропагандировало не только оперное искусство, но и давало концерты камерной и симфонической музыки.

Пётр Иванович Словцов и Маргарита Николаевна Риоли продолжали успешные гастроли по городам СССР.

В 1928 году Словцова пригласили профессором пения в Московский центральный комбинат искусств (позднее ГИТИС, ныне РАТИ).

30 ноября того же года газета "Известия» писала:

- "С певческим искусством Словцова нужно ознакомить широкие слушательские массы».

Журнал "Жизнь искусства» (№48, 1928) дал наиболее объективную оценку творчеству Петра Ивановича:

- "Лет десять тому назад обратил на себя внимание молодой артист П.И. Словцов, выступавший в лирических теноровых партиях. Уже тогда можно было предположить, что из даровитого певца выработается впоследствии крупная художественная величина. Так оно и случилось. Судьба закинула Словцова на провинциальные сцены, где он с каждым годом креп в своём вокальном искусстве. А вместе с тем росла и известность артиста. Сейчас артист снова появился в Ленинграде, но уже вполне законченным вокалистом. В самом деле, много ли у нас теноров, которые обладали бы такой прекрасной итальянской школой и таким хорошим вокальным материалом? Можно смело сказать: раз, два – и обчёлся.

С этой точки зрения двукратные выступления Словцова в Большом зале филармонии представили незаурядный интерес. Голос Словцова, мягкий по тембру, безукоризненно повинуется исполнителю. Прекрасная ровная кантилена, отличное mezzo-voce, мастерское филирование звука, большое дыхание, выравненность регистров, чёткая фразировка – всё это составляет крупные достоинства певца, которые были подчёркнуты его выдающимся успехом у переполнившей зал аудитории. Старая итальянская школа, видимо, всё ещё имеет кредит доверия у любителей хорошего пения. Но когда вспомнишь, как ограничен репертуар лирического тенора, невольно задаёшься мыслью: "Ну, хорошо, сложившиеся мастера могут ещё продолжать петь Вертера, Надира, Ленского, Дубровского и так далее. А что же будут петь формирующиеся молодые артисты? Ведь нового репертуара нет!» Или, может быть, амплуа лирического тенора – вырождающаяся профессия?»

Пётр Иванович и Маргарита Николаевна сочетали педагогическую работу с концертной деятельностью, выступали в различных городах Советского Союза, и везде их выступления получали самую восторженную оценку. К сожалению, чрезвычайные нагрузки, связанные с концертной и педагогической деятельностью, не прошли даром. После зимнего концерта в 1934 году в Кузбассе певец заболел ангиной и скончался.

На Покровском кладбище Красноярска стоит беломраморный памятник. На нём высечены слова из оперы "Вертер»:

"О, не буди меня, дыхание весны». Здесь покоится один из знаменитых русских певцов, с любовью называвшийся современниками "сибирским соловьём».

М.Н. Риоли-Словцова после смерти Петра Ивановича в течение двадцати лет продолжала свою педагогическую деятельность в Красноярске. Умерла она в 1954 году и похоронена рядом с мужем.

В некрологе, подписанном ведущими музыкальными деятелями страны, среди которых – народные артисты СССР М.М. Ипполитов-Иванов и Л.В. Собинов, отмечалось, что смерть Словцова "глубокой болью отзовётся в сердцах широких слушательских масс. Музыкальная общественность долго будет помнить прекрасного певца и большого артиста».

Красноярцы чтят память своего выдающегося земляка. И с 1986 года в городе периодически проходят фестивали "Мастера оперы и балета России», носящие имя выдающегося русского певца Петра Словцова.

См. также:

Музыкальный раут;



Название статьи:   Словцов, Пётр, тенор, «Сибирский соловей»
Категория темы:   Российская Государственность
Автор (ы) статьи:  
Дата написания статьи:  23 февраля 2013

Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!

Комментарии (0)  Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна!

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"




I Мировая война Австрийская армия Античный мир Артиллерия Белое движение Великая Отечественная война Военная медицина Военно-историческая реконструкция Военно-монашеские ордена Вольфганг Акунов Выставки Германская империя Гражданская война Декабристы Донское казачество Древняя Русь Инфантерия История Фашизма История полков Кавалерия Казачество Крымская война Кубанское казачье войско Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Пажеский корпус Петр I Покорение Кавказа Польская кампания 1831 г. Просто Большевизм Революционные войны Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русская армия Русско-Австро-Французская война 1805 г. Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1828-29 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Русско-японская война 1904-1905 гг. Рюриковичи Фортификация Французская армия


Военно-историческая реконструкция

ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй






{sape_teaser}



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru