Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...
Немножко более сердца, немножко более внимания к солдату со стороны офицера, и успех верен.
М. И. Драгомиров




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

НЕСКОЛЬКО ШТРИХОВ К ПОРТРЕТУ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА.

НЕСКОЛЬКО ШТРИХОВ К ПОРТРЕТУ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА.

В ком есть сознанье ясное

И мужество в груди,

Под знамя черно-красное

К Корниловцам иди!..

Дружно, Корниловцы, в ногу!

С нами Корнилов идет!

Спасет он, поверьте, свободу,

Не выдаст он русский народ!..

Пусть кругом одно глумленье,

Клевета и гнет -

Нас, корниловцев, презренье

Черни не убьет!...         

Имя генерала Л.Г. Корнилова было необычайно популярно среди солдат и офицеров Русской армии. Даже после сдачи им командования генералу М.В.Алексееву за ним, с легкой руки его адъютанта, туркмена-текинца поручика Разак-Бека Хана Хаджиева, закрепилось звание "Верховный» - несмотря на то, что многие чины, в том числе генерал А.С. Лукомский и генерал Романовский, а также два другие его адъютанта – поручик Долинский и штаб-ротмистр Корнилов – неоднократно просили Разак-Бека не называть генерала Корнилова "Верховным». Поручик Долинский, по воспоминаниям современников, никогда не называл генерала Корнилова "Верховным», а всегда именовал его просто "генерал». Полковник для поручений при Верховном, Владимир Васильевич Голицын, одобрил общее желание, высказанное ему Разак-Беком, и согласился на его просьбу именовать генерала Корнилова "Верховным». Текинцы конвоя Верховного величали его в переводе на свой язык "Сердар» ("глава»), или, по старой памяти, "Уллы-Бояр»  - "Великий Бояр(ин)» (под названием "Великий Бояр» Хан Хаджиев издал в 1929 г. в Белграде свою книгу воспоминаний о генерале Корнилове).

      

Так он и остался для своих соратников навеки Верховным. С той минуты, как он сдал свой пост генералу М.В.Алексееву, все окружавшие его в Ставке, сочувствующие его идее полковники и генералы величали Корнилова "Ваше Превосходительство», а все в чинах ниже полковника – "Ваше Высокопревосходительство». Единственное исключение составлял генерал Деникин, называвшие его по имени-отчеству "Лавр Георгиевич». А чины Корниловского Ударного отряда (позднее – полка) полковника Неженцева и Офицерского (позднее – Марковского) полка за глаза называли генерала Корнилова "Батька».          

9 февраля 1918 г. Верховный, до этого носивший потертый темный штатский костюм с брюками, заправленными в сапоги, вышел в 1-й Кубанский (Ледяной) поход впервые в военной форме.

Он никогда не носил форму ударников-корниловцев с черно-красными погонами, серебряными черепами, черно-красным "ударным» шевроном и голубым нарукавным щитком с белыми скрещенными мечами под "Адамовой головой» и пылающей красной гренадой.          

В походе "Батька» был одет в простой армейский защитный китель с генеральскими погонами, темно-синие брюки с красными широкими лампасами и высокие сапоги без шпор. Сверх всего этого на нем были надеты перешитый из солдатской шинели полушубок с генеральскими погонами на плечах, а на голове – простая солдатская папаха с белой ленточкой вместо кокарды, как у простого добровольца.          В день соединения Добровольческой Армии с Кубанским отрядом в ауле Шенджий ротмистр князь Султан-Гирей Клыч (будущий генерал соратник белых казачьих атаманов П.Н. Краснова, А.Г. Шкуро и Гельмута фон Паннвица во II Гражданской войне, казненный вместе с ними в Москве в 1947 г.) подарил Разак-Беку черную кавказскую бурку, которую Хан Хаджиев, в свою очередь, преподнес генералу Корнилову. Верховный принял бурку с благодарностью, но не носил ее, а употреблял в походе, как одеяло, а иногда клал на служившую ему постелью охапку соломы, как тюфяк.          

В день гибели "Батьки» от большевицкого снаряда на ферме под Екатеринодаром эта бурка лежала на постели в занимаемом им доме, и часть ее свисала с кровати, доходя до самого пола. Большевицкая граната пробила стену дома и прошла через бурку, прежде чем убить Верховного. Это было уже третье ранение Корнилова, оказавшееся смертельным. До этого он был ранен в ногу и в левую руку во время Великой (I мировой) войны. Так, в бою 26 ноября 1917 г. Корнилов не мог сам остановить взбесившегося под ним жеребца и просил Разак-Бека удержать его, сказав, что его собственная раненая рука бессильна удержать коня.          

Снарядом, сразившим генерала Корнилова 31 марта 1918 г., был убит и раненый кубанский казак, лежавший на операционном столе в соседней комнате занимаемой Верховным хаты. Этот казак вместе с однополчанами чистил во дворе фермы пулемет и был ранен предыдущим большевицким снарядом, разорвавшимся во дворе фермы несколько ранее, разметавшим пулеметную прислугу и убившим еще одного казака. Верховный приказал внести раненого казака в операционную, оборудованную в доме, и позвать с позиции доктора, чтобы скорее облегчить его страдания. Но доктор подоспел не к скончавшемуся до его прибытия казаку, а к лежавшему при смерти Главнокомандующему.        

Когда тело Л.Г. Корнилова привезли в станицу Елизаветинскую, его внесли в первую попавшуюся хату и стали готовить к погребению. Раздев покойника, Разак-Бек, казачка-хозяйка дома и сестра милосердия (жена ротмистра Натанзона, также являвшегося адъютантом Корнилова и в свое время, в походе из Быхова на Дон, своей пламенной речью удержавшего текинцев, павших духом и готовых разбежаться со словами: "Плохо дело, Бояр! Что текинец может сделать, когда вся Россия – большевик?!»), положили тело в цинковую ванну и стали обмывать теплой водой. Обмывать Верховного пришлось трижды, так как из тела продолжала сочиться кровь, которую никак не удавалось остановить. Обмыв, наконец, тело Корнилова, его переодели в чистое и положили на стол в углу хаты, поставив часовыми туркмен-текинцев с кривыми саблями-клычами наголо.        

Пришел православный священник – тот самый батюшка, в чьем доме Корнилов со штабом останавливался в день прихода добровольцев в Елизаветинскую, и отслужил панихиду. Весть о гибели Верховного мгновенно разнеслась по станице, и все, даже раненые, кто еще мог самостоятельно передвигаться, приходили поклониться телу любимого Вождя. Закаленные офицеры-фронтовики, прошедшие огонь и плен, видевшие тысячи смертей, рыдали, как малые дети. Их любовь к Верховному была так велика, что, пока тело Корнилова обмывали и готовили к погребению, его черная бурка, брюки, полушубок и папаха с белой лентой, оставленные для просушки, были разрезаны пришедшими проститься с "Батькой» на куски и разобраны на память. С тех пор у многих добровольцев бережно, как величайшие святыни, хранились кусочки одежды Верховного.



НазадВперед
Название статьи:   НЕСКОЛЬКО ШТРИХОВ К ПОРТРЕТУ ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА.
Категория темы:   Гражданская война Вольфганг Акунов Белое движение
Автор (ы) статьи:  
Дата написания статьи:  4 октября 2009

Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!

Комментарии (0)  Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна!

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"



I Мировая война Артиллерия Белое движение Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Донское казачество Древняя Русь История полков Кавалерия Казачество Крымская война Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация Французская армия







ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru