Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...{jokes}




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

Полтава, сражение при

Сражение при Полтаве 27 июня 1709 года. Лармессен, Николя де IV. 1684-1753/55. Россия, 1722 г. Бумага, форт, резец.57х78,5 см. ГЭ

Полтава

Riks?nkedrottningens полк легкой кавалерии. Командир полка Einar von Strokirch. 1718.

Полтава, губернский город на р. Ворскле.

Известен боевыми действиями русской и шведской армий в 1709 г. (в Северную войну), особенно же сражением 27 июня того же года.

Петр Великий, придавая огромное значение своей операции под Полтавой, оставил потомству два литературных памятника, передающих в подробностях минувшие события: "Обстоятельная Реляция о главной баталии, меж войск Его Царского Величества Российского и Королевского Величества Свейского, учинившейся неподалеку от Полтавы" (Книга Марсова, изд. 1713 г., Спб.) и "Журнал или Поденная Записка Петра Великаго" (с 1698 г. по 1721 г.).

В марте 1709 г. шведская армия находилась в районе между Пселом и Ворсклою, занимая Решетиловку, Лютеньку, Опошню и Будище (см. Северная война). В последнем пункте находилась главная квартира Карла XII.

Реконструкция на планшете начала битвы при Полтаве

В это время русская армия располагалась в двух группах: в Лубнах (Шереметев) и на левом берегу Ворсклы, между Богодуховом, Белгородом и Харьковом (главные силы Меншикова).

При таком взаимном положении обеих армий важное значение приобретала крепость Полтава. Занятая значительным гарнизоном и расположенная у переправы через Ворсклу, в 28 вер. от Будища, она являлась опорным пунктом для набега русских на квартирный район шведов, уничтожая значение Ворсклы, как прикрытия шведского расположения с востока.

Вместе с тем, Полтава служила связью обеих групп русской армии. Кроме того, Полтава лежала на кратчайшем направлении между расположением шведов и правым берегом Днепра, откуда Карл ожидал прибытия поляков Станислава Лещинского и крымских татар.

Наконец, она была одним из главных пунктов Украйны, владение которым в значительной мере обеспечивало влияние на население Малороссии.

План сражения при Полтаве 27 июня (8 июля) 1709 г. Неизвестный гравер. Голландия, Гаага, первая треть XVIII в. Бумага, резец. 49,5х58,5 см. ГЭ

Такое её значение, вместе с необходимостью до подхода подкреплений и подвоза боевых снарядов, не возобновлять прерванного наступления в центральную Россию, заставили Карла принять решение овладеть Полтавой. Для этой цели 24-го и 25-го апреля он направил дивизию Шпара (8 полков) из Лютеньки к Полтава 27 и 28 апреля к Полтаве перешли из Будища и главные силы шведской армии.

Для прикрытия блокады в Будище был оставлен обсервационный отряд генерал-майора Росса (2 пехотных и 2 драгунских полка).

Полтава лежала на правом высоком и крутом берегу Ворсклы, близ впадения в нее р. Коломака. Обе реки образовали в месте слияния множество рукавов, протекавших в широкой, низменной и болотистой долине, затруднявшей сообщение города с левым берегом Ворсклы.

Город состоял из крепости, расположенной на командующем пункте и предместья перед северной частью крепостной ограды. Укрепления были построены еще для защиты от набегов татар, а в течение зимы 1709 г. исправлены по приказанию Царя.

Оборонительная ограда расположена в виде неправильного бастиона, стороны которого местами имели фланговую оборону, и состояла из земляного вала, усиленного палисадом, и рва впереди вала.

Больше всего выгод для инженерной атаки представлял западный фронт, т. к. пролегавший близ крепостной ограды овраг доставлял осаждающим первоначальное укрытие и сокращал траншейные работы.

Гарнизон крепости состоял из 4.182 солдат (3 полка), 91 пушкаря и 2.600 вооруженных жителя.

Комендантом был энергичный полковник. Алексей Степанович Келен.

Полтава была обильно снабжена продовольственными припасами, но боевых гарнизон имел недостаточно.

Руководство осадными работами было поручено Карлом генерал-квартирмейстеру шведской армии Гилленкроку.

Имея ограниченное число орудий и боевых припасов, Гилленкрок не верил в успех осады и пытался отговорить Карла от его намерения, но король стоял на своем. Убеждение шведов в слабой обороноспособности Полтавы повело к тому, что до начала осадных работ сделали попытку взять Полтава штурмом.

Два штурма 29 и 30 апреля не имели успеха, а потому шведы приступили к осаде.

В ответ на это Келен сделал вылазку и, оттеснив сторожевые части, завладел шанцевым инструментом противника, а затем вернулся в крепость.

Шведы спешно двинули свежие части, которые, не найдя уже русских в окопах, направились к крепости.

В 1 ч. ночи 1 мая на крепостной ограде закипел горячий бой, окончившийся отступлением шведов.

В ночь на 2 мая противник снова приступил к работам. Новая вылазка временно приостановила их, но существенной пользы не принесла, поскольку шведы быстро исправили все разрушенное.

3 мая Келен произвел еще одну вылазку и опять выбил противника из апрошей и разрыл траншею. Однако, несмотря на столь энергичное сопротивление гарнизона, осадные работы шведов подвигались вперед и к вечеру 3-го дошли до крепостного вала.

Карл, считая штурм еще трудным, приказал продолжать инженерные работы, а гарнизон, производя вылазки, замедлял его работы.

К началу осады Полтава русские полевые войска располагались: 700 драгун Ренне находились около устья Коломака; Шереметев стоял в Лубнах, а кн. Меншиков — в Богодухове. Лишь 6 мая Меншикову стало ясно положение Полтавы; на собранном им в этот же день военном совете было решено произвести диверсию к стороне Опошни и тем отвлечь к северу от Полтавы главные силы Карла и заставить его снять блокаду крепости. Но эта попытка и бой при Опошне (см.) не привели к желанным последствиям, и наши войска отошли за Ворсклу.

Приведенные же Карлом к Опошне войска (2 гвардейских батальона и 4 драгунских полков), узнав об отходе русских на левый берег Ворсклы, утром 8 мая перешли в Будище. Здесь Карл оставался 8 и 9 мая, но видя, что русские больше ничего не предпринимают, 10-го выступил к Полтаве.

В это же время Меншиков получил от Петра письмо, в котором Царь предлагал ему или совершить диверсию на Опошню, с целью отвлечь внимание шведов от крепости, или перейти к Полтаве и стать у города по левом берегу Ворсклы и установить связь с гарнизоном.

Т. к. первый из рекомендованных Петром способов уже был испытан, то оставалось идти на соединение с отрядом Ренне.

12-13 мая Меншиков двинулся по левому берегу Ворсклы к д. Крутой Берег, лежавшей против Полтавы, а 14-го его передовые части уже находились близ крепости. В ночь на 15-е Меншикову удалось усилить гарнизон Полтавы 900-1.200 ч. бригадира Головина и построить редут в близком расстоянии от моста через Ворсклу, обеспечивавший сообщения армии с Полтавой.

Шведы, в свою очередь, 16 мая приступили к постройке редута на правом берегу Ворсклы в 300 сж. от русского редута. Это положило начало инженерной борьбе, в которой русские стремились сохранить за собою сообщение полевой армии с гарнизоном крепости, а шведы — отрезать Полтаву от помощи извне.

При такой обстановке оказать помощь гарнизону по кратчайшему направлению сделалось невозможным и пришлось ограничиться набегами небольших отрядов конницы, несколько раз переправлявшейся через Ворсклу и тревожившей шведов на флангах.

18 мая, когда уже выяснилось сосредоточение войск Карла у Полтавы, произошло объединение русских отрядов, разбросанных по Украйне. Фельдмаршалу Шереметеву было приказано, оставив в распоряжении гетмана Скоропадского 3 драгунских полка генерал-майора кн. Волконского, с остальными конными и пехотными идти «в случение к Полтаве».

Соединение Шереметева и Меншикова произошло 27 мая.

Русская армия заняла широкое расположение между дд. Крутой Берег и Искровка. Скоропадскому 21 мая было приказано двинуться вверх по Пселу и стать при Сорочинце. Между тем, шведы прилагают все усилия овладеть Полтавой.

К 15 мая противник прошел сапами через ров и вышел к палисаду. Заложенная под валом мина, с целью взрыва части вала, цели не достигла; русские обнаружили подкоп и вынули бочки с порохом. Неудача минной атаки, сосредоточение к Полтаве главных сил Петра и усиление гарнизона повлекли за собою штурмы 15, 23 и 24 мая, которые были отбиты.

Одновременно с инженерной атакой и штурмами, шведы прибегали к бомбардированию, но безуспешно. 1 июня, раздраженный рядом неудач, Карл произвел бомбардирование, от чего произошел пожар; несмотря на это, произведенный штурм был отбит.

2 июня на предложение Рейншильда сдаться на "акорд", Келен произвел вылазку, при чем захватил 4 неприятельские пушки и разрушил часть шведских окопов. 4 июня к армии прибыл царь Петр Великий.

Первым его делом было собственноручным письмом, переброшенным в крепость в пустой бомбе, сообщить коменданту о своем прибытии и поблагодарить его, гарнизон и граждан за ревностные подвиги, а равно известить о том, что "он, — Великий Государь, немедленно приложит старание освобождения города Полтавы, чтобы в том упование имели на Бога".

Келен в ответном письме Царю, тоже перекинутом в бомбе, выражал радость войск и граждан по случаю прибытия к армии Монарха и извещал о воскресшей надежде на освобождение, а вместе с тем просил Петра прислать в крепость бомб и пороху.

Оглядев войска и ознакомившись с общим положением дел, Петр пришел к заключению, что Карл или попытается овладеть Полтавой при помощи штурма, или снимет осаду и начнет отступление в Польшу. И в том и в другом случае Царь решил помешать Карлу, хотя бы для этой цели пришлось принять решительное сражение.

Положение Полтавы не представлялось Петру безнадежным, а потому, считая генеральное сражение крайним средством и поджидая 40 т. калмыков, высланных с Волги ханом Аюкой, Царь решил: "поутрудить" шведов еще некоторое время осадой, продолжая вместе с тем ослаблять их отдельными нападениями; принять меры, к тому, чтоб помешать Карлу XII отступить в Польшу, и подготовиться к быстрому сосредоточению своих сил в случае необходимости принять бой.

6 июня Государь приказал Скоропадскому занять переправы на рр. Пселе и Груне и тем преградить Карлу все пути в Польшу. Сведения о противнике к 12 июня сводились к следующему: главные силы шведов, под начальством короля, были сосредоточены около Полтавы, Мазепа с казаками занимал д. Жуки; Ст. Сенжары и Нов. Сенжары были заняты отрядами шведов.

Наличный состав шведской армии сильно уменьшился, в некоторых полках насчитывалось лишь 250 ч.

7 июня на письмо Меншикова Келену, посланное по приказанию Государя, с запросом о состоянии продовольственных запасов, был получен ответ, что "на будущий месяц провианту не будет и на 3 дня", вследствие чего "не только солдатам, но и всем будет нужда". Считая на основании этих сведений опасным продолжать "утруждать" шведов дальнейшей осадой Полтавы, Петр 12 июня собрал совет, на котором было принято решение немедленно принять меры к тому, чтобы снять осаду крепости, для достижения чего было избрано демонстративное нападение на шведскую армию с нескольких сторон.

Нападения эти, произведенные 14 и 15 июня, причинив шведам большое беспокойство, не заставили Карла снять осаду. Тогда 16-го Петр вновь собрал военный совет, на котором пришли к заключению, что сопротивление гарнизона не м. б. продолжительным, а потому для спасения Полтавы необходимо решиться на "генеральную баталию".

Генеральное сражение действительно было необходимо. Уже 9 л. тянулась война, и Петр избегал встречи с Карлом, стремясь создать себе обстановку, способную обеспечить победу. Только теперь настала минута, когда можно и необходимо было решиться свести свою армию с армией шведского короля. Перед закаленной боевыми испытаниями, ныне уже опытной и отличной по качествам, регулярной русской армией стоял еще недавно, грозный, а теперь измученный, ослабленный и упавший духом противник, ощущавший недостаток в продовольствии и боевых припасах. Позволить Карлу овладеть Полтавой значило передать ему в руки оборонительную линию Ворсклы, а главное, поднять дух шведской армии и вновь укрепить веру в непобедимость шведского короля.

Понимая в то же время, что от исхода задуманного боя зависело все будущее России, Петр, несмотря на большую численность своей армии (50 т. ч. против 30 т. шведов), назначил для боя 29 июня, рассчитывая на присоединение калмыков. Но, боясь, что гарнизон не выдержит осады до 29-го, Царь решил теперь же перевести свою армию на правый берег Ворсклы, чтобы быть в состоянии в любую минуту помочь осажденным. Еще в ночь на 16 июня, выполняя последнюю попытку Царя прорвать блокадную линию шведов со стороны Ворсклы, Ренне, усиленный пехотой, произвел демонстративную переправу на правый берег у д. Петровки, а дивизия Алларта к этому времени начала свои приготовления к переправе в 1 вер. ниже Полтавы.

Ренне, переправившись и оттеснив сторожевые части противника, к утру 16-го построил тет-де-пон, прикрывавший переправу. Карл, получив донесения о передвижении русских, двинул против Ренне Рейншильда, а сам с особым отрядом выступил против Алларта. Вовремя рекогносцировки король был ранен в ногу и принужден вернуться в лагерь, а Алларт переправился через Ворсклу и приступил к постройке укреплений.

В то же время Рейншильд выступил с частью войск к д. Петровке и, узнав, что русские уже укрепились на правый берег, вернулся в лагерь. В этот же день Келен произвел новую вылазку, но, встретив сильный отпор, принужден был отступить. Оценив значение обеих переправ — у Петровки и в 1 вер. ниже Полтавы, Петр решил воспользоваться, для переброски армии на левый берег Ворсклы, переправой у Петровки, как дававшей возможность, в случае неудачи, отступить в центральную Россию.

19-го ночью главные силы русской армии выступили вверх по левому берегу к д. Черняхово, 20-го перешли через Ворсклу по мостам у д. Петровки и бродами у д. Семеновки и приступили к устройству укрепленного лагеря у последнего пункта, в 8 вер. от Полтавы.

Этот укрепленный лагерь был необходим для прикрытия переправ. Однако, ознакомившись с местностью и найдя ее слишком пересеченной и труднопроходимой, а равно считая, что, оставаясь у д. Семеновки русская армия слишком удалена от Полтавы и не будет в состоянии подать своевременную помощь гарнизону, Царь решил передвинуться к д. Яковцам, предварительно выждав присоединения Скоропадского.

24-го к Семеновке подошел Скоропадский, а 25-го армия перешла к д. Яковцам.

Передвижение было совершено скрытно под вечер, а к утру 26-го б. уже построен новый укрепленный лагерь, подобный лагерю у Семеновки. Новый лагерь находился в 5 вер. севернее Полтавы. С тыла он прикрывался Ворсклой, с его правого фланга тянулся глубокий овраг, а с левого к нему примыкал густой, труднопроходимый лес, тянувшийся вплоть до Полтава Перед фронтом лагеря на 28 вер. простиралась открытая равнина, оканчивавшуюся лесом между дд. Мал. Будище и Тахтаулова, замыкавшим равнину с с.-з. Между этим лесом и расположенным на левом фланге лагеря оставался промежуток около 1 вер. шириной, который, при тогдашних линейных построениях являлся наиболее удобным подступом, как для русских в случае их наступления от д. Яковец к Полтава, так и для шведов в случае движения их от Полтава к Яковцам. Дать сражение раньше 29 июня, т.-е. до подхода калмыков, Петр не хотел, а потому, предполагая, что Карл, по свойству своего решительного и нетерпеливого характера, не станет ждать атаки, а сам перейдет в наступление, Царь принял меры для принятия боя в наиболее выгодных для себя условиях. Меры эти свелись к укреплению подступов со стороны противника к лагерю с помощью инженерных сооружений и соответствующей группировке войск. Ознакомившись с окрестностью д. Яковцы, Петр приказал преградить промежуток между обоими лесами 6 редутами, один от другого на расстоянии огневой ружейной связи, и, кроме того, возвести еще 4 редута, перпендикулярно первым. К вечеру 26 июня постройка 8 редутов (кроме 2 передних) была закончена. Редуты, вместе с укреплённым лагерем, д. б. образовать укрепленную позицию, которая, в случае нападения шведов, передавала все выгоды инициативы от наступающего на сторону обороняющегося. И на самом деле, не будучи в состоянии двигаться по лесистой местности, шведы, наступая по открытым промежутку, д. б. встретить 4 продольных редута, а, следовательно, д. б. или штурмовать их (т.-е. нести большие потери), или пройти мимо, что позволяло защитникам этих редутов обстреливать их во фланг.

При дальнейшем наступлении шведская армия встречала линию поперечных редутов и снова д. б. или атаковать их, или прорываться под перекрестным огнем между ними.

25 и 26 июня Петр осматривал конницу, артиллерию и пехоту, распределил пехоту по дивизиям и, вызывая вперед офицеров, разъяснял им значение предстоящего боя.

К вечеру 26-го постройка 8 редутов (кроме 2 передовых) б. окончена, и русская армия (61 батальон пехоты, 23 полка и 1 эскадрон драгун, несколько тыс. казаков и 72 орудий, — всего 50 т. ч.) заняла следующее расположение: 2 батальона Белгородского полка с несколькими орудиями составили гарнизон редутов; вся регулярная конница Меншикова б. поставлена за поперечной линией редутов; главные силы (59 батальонов и 70 орудий) остались в укрепленном лагере; казачье войско Скоропадского расположилось в районе между дд. М. Будище и Решетиловка, преградив все удобные пути от д. Яковцы (через Кременчуг и Переяславль) в правобережную Украйну и Польшу.

Т. обр., шведам при неудаче оставался свободным для отступления лишь один путь к Переволочне, но, бросившись в этом направлении, шведы д. б. попасть в мешок, образуемый Днепром и Ворсклой.

Получив сведения 21 июня о переходе русской армии через Ворсклу, Карл приготовился встретить противника атакой и не допустить его до Полтавы. Но, обнаружив, что русские, дойдя до Семеновки, остановились, Карл переменил свое решение и, не желая оставлять у себя в тылу, во время боя, крепость, повел на нее с необычным упорством штурм 21 и 22 июня. Неся громадные потери, храбро устремились шведы к захвату крепостного вала, но в те минуты, когда казалось цель была уже достигнута, измученный гарнизон находил в себе новые силы, сбрасывая противника с вала.

Поздно 22 июня шведы прекратили свои атаки, потеряв около 2 ? т. убитых и раненых. Поняв, что в стремлении овладеть Полтавой лишь бесплодно разбивается армия, Карл вновь все внимание сосредоточивает на армии Царя.

Положение шведской армии в это время было трудное: в продовольственных и боевых припасах ощущался недостаток, в тылу находилась неприятельская крепость, а с севера грозила вдвое более многочисленная армия, конные отряды которой все время тревожили шведский лагерь.

Надежда на помощь турок и Станислава Лещинского постепенно исчезала, и в то же время король получил известие о движение 40 т. калмыков на присоединение к Петру. При этих обстоятельствах только сражение с решительной победой могло изменить к лучшему положение дел. Все это вызвало решение Карла атаковать русскую армию, не ожидая наступления Царя.

Днем атаки было назначено 27 июня.

Подготовка Карла к предстоящему бою свелась к разделению пехоты на 4 колонны, за которыми в 6 колоннах д. б. следовать конница.

26 июня войскам был объявлен состав колонн.

В состав колонн не вошло около 6 т. ч., оставленных под Полтавой, и частью разбросанные посты по Ворскле. Остальные войска (23-24 батальона пехоты, 41 эскадрон и 4 орудий, — всего 25 т. ч.) д. б. принять участие в бою.

Для моральной подготовки предстоящего боя Карл вечером 26-го велел пронести себя на носилках перед выстроенными войсками. Весело, спокойно, не обнаруживая своих страдая и от полученной им раны, король разговаривал со своими солдатами, шутя приглашая их на пир в шатры московского царя. Во 2-м ч. ночи на 27-е, еще в темноте, двинулись шведские колонны из своего лагеря по направлению к редутам. Впереди шли 4 колонны пехоты, имея головы на одной высоте; за пехотой, в том же порядка, 6 колонн кавалерии. Карл, предполагая, несмотря на рану, лично распоряжаться ходом боя, велел везти себя за пехотою. Движение шведов б. обнаружено разъездами, высланными Меншиковым, который послал об этом донесение Царю и, желая дать время армии изготовиться к бою, выстроил конницу в боевой порядок и двинулся навстречу противнику.

Шведы, заметив наступление конницы, быстро, сквозь промежутки пехотных колонн, продвинули вперед конницу, и на рассвете (в 3-м ч. утра 27-го) перед выстроенными редутами уже закипел бой. Меншиков несколько раз опрокидывал конницу шведов, но последняя, поддерживаемая пехотой, медленно, но все же продолжала приближаться к редутам. Так дело тянулось около часа. За это время главные силы русской армии успели изготовиться, а потому настал момент оттянуть конницу Меншикова к главной позиции (укрепленному лагерю).

В 4-м ч. утра, объехав пехотные полки и артиллерию и убедившись в их полной готовности к бою, Петр решил, что дальнейший бой Меншикова с превосходящими силами шведов становится бесцельным, а потому приказал Меншикову отвести конницу к правому флангу укрепленного лагеря. Но Меншиков, упуская из виду общий план действий и забыв ограниченную задачу, возложенную Царем на конницу, полагал возможным при небольшой поддержке из главных сил сдержать натиск шведской армии, стремясь, т. обр., перетянуть бой к редутам, имевшим по существу значение лишь передовой позиции. Объясняя приказание Петра отступить его недостаточной ориентировкой в положении дел, Меншиков продолжал бой, а Царю послал донесение, в котором указывал, что отступление нашей кавалерии вредно отразится на ходе боя и что присылка, ему на помощь нескольких пехотных полков склонит победу на его сторону.

Между тем, бой продолжался, и в 5 ч. утра шведам удалось овладеть двумя головными редутами. Попытки взять следующие 2 продольных редута не увенчались успехом. Тогда Карл решается обойти эти редуты с северной стороны, т.-е. пройти между продольными редутами и Будищенским лесом. Отойдя несколько назад и плотно сомкнувшись, шведы двинулись севернее редутов. Но этот маневр своевременно был замечен нашей кавалерией, которая, быстро продвинувшись к северу закрыла промежуток между редутами и Будищенским лесом, стараясь не допустить шведов до поперечной линии редутов; снова завязался бой.

14 шведских штандартов и знамен явились трофеями наших драгун в этом бою.

Как раз в это время Меншиков получил второе приказание Петра об отступлении; и вновь Меншиков решил не исполнять этого приказания, а для того, чтобы успокоить Царя, он шлет ему наглядные доказательства своих успехов — захваченные штандарты и знамена и "всепокорнейше" доносит, что с его отступлением неприятель овладеет остальными редутами, а при присылке Петром "сикурса" шведы не будут в состоянии пройти линию редутов. Между тем, часть боевого порядка шведов не поместилась на узкой поляне между редутами и Будищенским лесом, и 6 батальонов с несколькими эскадронами, наступавшие на правый фланг, под начальством генерала Росса и Шлиппенбаха, оказались отрезанными редутами от остальных войск и, опасаясь отдельного поражения, укрылись в южном монастырском лесу.

Внимательно следя за ходом боя и видя, с одной стороны, возможность разбить отдельно войска Шлиппенбаха и Росса, а с другой — стремясь направить бой согласно заранее намеченному плану, Петр приказывает: Меншикову с 5 батальонами Ренцеля и 5 конными полками Генскина атаковать шведов, укрывшихся в южном лесу; Боуру принять от Меншикова начальствование над остальной конницей и сейчас же начать отходить к правому флангу укрепленного лагеря. Меншиков оставил поляну у редутов и направился к монастырскому лесу, а Боур начал медленно отступать к правому флангу укрепленного лагеря. После отступления русской кавалерии шведы произвели всеми силами атаку на 6 поперечных редутов, но потерпели при этом неудачу и были вынуждены отступить. Тогда Карл, видя, что войска несут большие потери, приказал им пройти между редутами.

Несмотря на сильный ружейный огонь из редутов, шведы выполнили благополучно этот маневр, после чего стали продвигаться на северо-восток, стремясь настигнуть медленно отступавшую перед ними конницу Боура. При этом движении правого фланга шведской армии оказался в 30 сж. от укрепленного русского лагеря.

Воспользовавшись такою близостью противника, русская артиллерия, находившаяся в укрепленном лагере, открыла сильнейший огонь ядрами и гранатами во фланг неприятельской армии. Движение шведов вслед за русской конницей остановилось, и часть неприятельской армии подалась влево, стараясь выйти из сферы губительного огня. При сложившейся обстановке нельзя было и думать о сложной перемене фронта, а потому Карл приказал остальным своим войскам также отходить к лесу, находившемуся к северо-западу от укрепленного лагеря.

Выйдя из сферы огня и встретив по пути логовину, укрывавшую армию, Карл остановил свои войска и начал приводить их в порядок. Пока разыгрывался описанный эпизод, Меншиков настиг Шлиппенбаха и Росса в южном лесу и, сделав неудачную попытку убедить шведов положить оружие, начал ожесточенный бой, в котором шведская пехота была почти уничтожена, а конница понесла большие потери и обратилась в бегство по направлению к Полтаве.

Тогда Меншиков, отрядив часть сил с Ренцелем для преследования шведов, сам двинулся с остальными войсками к укрепленному лагерю. Считая, что шведы, отступившие к Будищенскому лесу, скоро оправятся и снова перейдут в наступление, Петр вывел часть пехоты из укреплений и выстроил ее на флангах лагеря. Но время шло, а шведы продолжали стоять у леса, и это навело Петра на мысль, что, испытав уже неудачу, Карл намеревается уклониться от решительного боя. Последнее обстоятельство не входило в расчеты Петра, который уже ясно сознавал возможность разбить шведов, но пока еще не решался перейти в наступление. Петр вывел из лагеря и построил в боевой порядок большую часть армии, оставив в укреплении 9 батальонов в качестве общего резерва. Одновременно с этим 3 батальона были посланы Царем для "коммуникации с Полтавой". около 6 ч. утра полки начали выходить из лагеря и построились: пехота (42 батальона) составила центр и стала в 2 линии, при чем за каждым батальоном 1-ой линии был помещен во 2-ой линии батальон того же полка, игравший роль частного резерва; начальствование всей пехотой было поручено Шереметеву.

Крылья боевого порядка составляла конница: на правом крыле построились 18 драгунских полков Боура, а на левом — 6 драгунских полков Меншикова.

Предвидя приближение решительного момента, Петр еще раз объехал полки, и войска прослушали словесный приказ Царя: "Воины! Вот пришел час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную веру и церковь. Не должна вас смущать слава неприятеля, будто бы непобедимаго, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказали. Имейте в сражении перед очами вашими правду и Бога, поборающаго по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и в славе, для благостояния вашего".

К 6 ? ч. утра было закончено построение боевого порядка и шведской армии. Наблюдая за построением русских войск и видя, что их фронт оказался значительно длиннее, Карл, чтобы предохранить себя от охвата, построил свою армию в одну линию с небольшими резервами; шведская конница стала на флангах пехоты в 2 линии.

Численность обеих армий, готовых к бою, по выделении всех упомянутых выше частей (равно отрядов Росса и Шлиппенбаха) достигала; русской — 40 т. ч., шведской 18 т.

Видя неподвижность короля, столь для него необычную, Петр волновался при мысли, что Карл пытается уклониться от решительного боя, а м. б., демонстрирует, отвлекая внимание главных сил Царя, а в это время предпринимает какие-либо действия против Скоропадского, находившегося с казаками к западу от поля сражения. Петр решается на новую меру: выделяет 6 драгунских полков кн. Волконского и приказывает им идти к Скоропадскому.

Просьбы Шереметева и Репнина, доказывавших Петру всю рискованность ослабления сил на поле сражения, не изменили решения Царя. Государь остался при прежнем мнении, считая, что "больше побеждает разум и искусство, нежели множество".

Ослабление русской армии на 6 полков не ускользнуло от внимания Карла, и он, пользуясь этим сравнительно благоприятным положением дел, перешел в наступление.

Лишенный возможности, благодаря ране, лично управлять войсками, он передал командование правым крылом Рейншильду, а левым — Левенгаупту.

Себя король приказал нести перед правым флангом пехоты, правильно считая, что его присутствие воодушевит солдат.

В начале 9 ч. утра обе армии сблизились на дистанцию пушечного выстрела.

Русские войска остановились, и их артиллерия открыла огонь по шведам. Последние, не имея возможности бороться с превосходящей артиллерией и неся огромные потери, мужественно продвигались вперед, стремясь поскорее подойти на дистанцию ружейного огня. Когда расстояние между противниками уменьшилось до 25 сж., шведы также остановились, и началась ружейная подготовка атаки. Через некоторое время закипел рукопашный бой.

Внимание Карла привлек расположенный в центре русской пехоты Новгородский полк, принятый им благодаря своеобразной одежде за "новобранный", а потому неспособный оказать сильное сопротивление. Король наметил участок боевого порядка, занятый этим полком, для прорыва центра, и скоро бой здесь принял особенно ожесточенный характер.

1-й батальон Новгородцев, несмотря на все мужество, не мог устоять против двойного по численности противника, и шведы на штыках прошли насквозь, пытаясь отрезать левое крыло, русских от правого. Наступил критический момент боя: еще одно усилие, и боевой порядок Царя б. бы прорван. Но Петр, зорко следя за ходом боя и оценив положение дел в центре, немедленно подыхал ко 2-му батальону Новгородцев и лично повел их на выручку земляков-однополчан.

Личный пример Царя, осыпаемого пулями (шляпа и седло Петра были прострелены), воодушевил войска; 2-й батальон Новгородцев бросился на шведов, и через несколько минут опасный промежуток был заполнен.

К этому времени ожесточенный бой кипел уже с переменным успехом на всем фронте. Шведский король, как и русский Царь, оставаясь в рядах своей пехоты, подвергался большой опасности. Ядро, попавшее в королевские носилки, убило обеих лошадей, а вслед за тем другое ядро разбило и носилки. Карл пересел на верховую лошадь, но и она была убита, причем король, падая повредил себе раненную ногу и лишился чувств. Этим обстоятельством воспользовались приближенные Карла, посадили его в карету и увезли с поля сражения.

Между тем, приближался конец боя; в то время как центр и правый фланг русской армии сдерживали напор шведов с фронта, драгуны левого крыла (Меншикова) стали охватывать правый фланг шведов. Не имея достаточного резерва, чтобы отразить эту опасность, шведы дрогнули сначала на теснимом фланге, а затем и на всем фронте, около 10 ч. утра отступление, под энергичным натиском русской армии, наконец, перешло в бегство к Будищенскому лесу.

Настойчивое преследование всей армией велось до леса; здесь Петр, не рискуя вводить свои войска (потерявшие вовремя преследования порядок) в лес, приказал им остановиться, поручив дальнейшее преследование коннице. В это время остатки отряда Росса, преследуемые Ренцелем, отступили к редутам у Полтавы и здесь принуждены были положить оружие. Главные силы шведской армии, укрывшиеся в лесу, заметив, что дальнейший путь прегражден казаками Скоропадского, повернули к своему лагерю, надеясь укрыться в нем, но, узнав, что лагерь уже занят русскими (Ренцелем), шведы бросились бежать в единственном открытом для них направлении, вдоль правого берега к Переволочне.

После получения сведений о том, что шведская армия разбита, Петр объехал фронт своих войск, построенных перед Будищенским лесом и горячо благодарил их за храбрость и понесенные труды. Благодарственное молебствие было отслужено при громе пушек.

Несколько позднее в царских шатрах состоялся парадный обед, на который, кроме русских генералов и офицеров, были приглашены и высшие чины из захваченных в плен шведов. Государь ласково обошелся с пленниками и за столом поднял бокал за их здоровье, как за наших учителей в военном искусстве.

К вечеру к месту расположения пехоты и артиллерии начали возвращаться конные части, принимавшие участие в преследовании противника на поле сражения.

Только вечером в этот день было организовано преследование вне поля сражения. Для этой цели Петр выслал кн. Голицына с гвардией (конная пехота) и Боура с 10 драгунскими полками, которым было приказано "идти в погоню за ушедшим с бою неприятелем со всяким поспешением".

28 июня начальствование над всеми войсками, назначенными для преследования, было объединено в руках Меншикова, а сам Государь поехал в Полтаву.

Торжественно встреченный перед городскими воротами гарнизоном, Петр выслушал приветственное слово Келена и, поцеловав коменданта в голову, произнес: "Блаженная глава совершившая блаженный подвиг. Надежда моя о тебе не обманула меня". Поблагодарив затем офицеров и солдат за проявленное ими мужество и отслушав благодарственное молебствие в городском соборе, Царь осмотрел крепость и убедился, насколько тяжелую задачу выполнил гарнизон.

Земляной вал крепости был весь изрезан неприятельскими окопами и залит кровью; из 7.700 ч. к концу осады осталось менее 5 т. ч.; за время осады удалось обнаружить и обезвредить 7 неприятельских подкопов; из боевых припасов в Полтаве к концу осады осталось только 11/2 бочки пороха и 8 ящиков с патронами; ядра же и картечь, уже давно заменялись. "обломками железными и каменьем".

В тот же день, 28 июня, к русской армии прибыли 40 т. калмыков. Между тем, остатки шведской армии 29 июня достигли Переволочны, где и сдались войскам Меншикова на следующий день (см. Переволочна).

Карл с Мазепой и несколькими лицами из свиты, а также с 2 т. шведов и казаков, составлявших их конвой, переправился на правый берег Днепра, поручив Левенгаупту с оставшимися на левом берегу войсками перейти, при первой возможности, через Ворсклу и стараться пробраться в Крым.

Полтавская победа досталась России "с малой кровью" — ценою всего лишь 1.345 убитых и 3.290 раненых.

Шведы потеряли одними убитыми (на месте боя) — 9.234 ч.

Наши трофеи: 18.794 пленных, 32 орудия, 264 знамен и штандартов и более 2 милл. ефимков шведской казны.

При разборе сражения следует прежде всего отметить необыкновенную подготовку, выполненную Петром в моральном и материальном отношениях. Моральная выразилась в речах Царя при объездах им войск перед боем и в бессмертном приказе, прочитанном перед началом действий главных сил.

Материальная подготовка, выразилась: в сохранении целости армии с 1700 г.; в постоянном ослаблении шведов всеми мерами; в создании для них наиболее тяжелых условий обстановки; в сосредоточении значительно превосходящих сил к полю сражения; в подготовке поля сражения в инженерном отношении и в искусной группировка войск перед боем. Но, помимо этого, следует отметить и ряд мер, принятых Царем во время самого боя: своевременные и настойчивые попытки Петра прекратить бой конницы Меншикова на передовой позиции; пользование благоприятно сложившейся обстановкой для отдельного поражения Росса и Шлиппенбаха; своевременное оставление главными силами укрепленного лагеря; искусное употребление артиллерии и вообще огня, как ружейного, так и орудийного; распределение сил в боевом порядке перед атакой; построение полков в 2 линии, где 2-я играла роль частных резервов; наличность общего резерва; внимательное наблюдение Царя за ходом боя; личное участие Петра в сражении в решительную минуту; своевременная остановка преследования пехотой перед Будищенским лесом.

В действиях шведов следует отметить беспорядочное ведение боя, вследствие недостаточной рекогносцировки, отсутствия определенного плана и диспозиции и неудовлетворительное управление войсками во время сражения, что являлось последствием раны короля и розни между его ближайшими помощниками.

К числу наиболее крупных ошибок Карла следует отнести отсутствие мер для облегчения переправы шведской армии через Днепр, в случае неудачного исхода боя.

К числу положительных фактов в действиях шведов м. б. отнесены: ведение боя конницей и пехотой на началах взаимной поддержки; удачный выбор королем времени для перехода в наступление во 2-й период боя; личное поведение раненого Карла, не желавшего покинуть армию во время сражения.

Последствия Полтавской победы были громадны. Военное могущество Швеции было надломлено; русская армия окончательно уверовала в свои силы и в свое искусство, а русский народ убедился в пользе нововведений Царя и примирился с Его преобразовательной деятельностью. На историческую сцену выступило государство, доказавшее свое могущество; с этого времени западные народы начинают смотреть на Россию, как на равную.


The battle of Poltava (Swedish warfare) (Without music.)



Название статьи:   Полтавское сражение
Категория темы:    Русская Императорская армия Швеция Северная война Петр I Video
Источник статьи:    Военная энциклопедия Сытина, 1916 г., т. 1-18.
Дата написания статьи:   {date}
Статьи, использованные при написании этой статьи:   Н. Л. Юнаков, Труды Императорского русского военно-исторического общества, т. IV, Спб., 1909; А. Баиов, Курс истории русского военного искусства, Спб., 1909; Полтавская битва, изд. общества ревнителей военных знаний, составлено В. Борисовым, А. Балтийским и А. Носковым, Спб., 1909; Д. Бутурлин, Военная история походов россиян в XVIII ст., Спб., 1820; Книга Марсова, Спб., 1766, 2-е изд.


Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!




Комментарии (0)   Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"



I Мировая война Артиллерия Белое движение Великая Отечественная война Военная медицина Военно-историческая реконструкция Вольфганг Акунов Декабристы Древняя Русь История полков Кавалерия Казачество Крымская война Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Покорение Кавказа Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Фортификация Французская армия
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество» Издательство "Рейтар", литература на историческую тематику. Последние новинки... Новые поступления, новые номера журналов...




ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...