Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Международная военно-историческая ассоциация
Несвоевременные военные мысли ...
Нужно в мирное время приучить никуда не торопиться и никуда не опаздывать; в военное поздно усваивать эту привычку.
М. И. Драгомиров




***Приглашаем авторов, пишущих на историческую тему, принять участие в работе сайта, размещать свои статьи ...***

Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VIII

Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VIII


Белогвардейцы Веймарской республики. Часть I
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть II
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть III
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть IV
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть V
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VI
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VII
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VIII
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть IIX
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть IX
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть X

3. Награды добровольческого корпуса Россбаха, "Шиллевксой молодежи" и "Союза Эккегардта" 1) Крест Россбаха

Добровольческий корпус Россбаха входил в относительно небольшое число белых германских добровольческих корпусов, имевших, наряду с почетным знаком в форме ордена, еще и собственный значок. Но и этот значок, в определенном смысле, также можно рассматривать в качестве знака за заслуги.

Почетный знак фрейкора Россбаха представлял собой покрытый на аверсе белой эмалью, с серебряным кантом, мальтийский крест с позолоченными оленьими черепами между лучами креста и окаймленным серебром и покрытым черной эмалью круглым медальоном в перекрестье, с заглавной серебряной латинской литерой "R" (Россбах) в центре медальона. Основу знака составлял белый мальтийский "крест Келлера", служивший первоначальной эмблемой белой русской Западной Добровольческой Армии князя Авалова.

"Крест Россбаха" был изготовлен из бронзы и имел 2 степени. "Крест Россбаха" I степени – "боевой крест" – имел 49 мм в диаметре (с медальоном 11 мм в диаметре) и носился на булавке слева на груди, наподобие "Железного креста" I степени. "Крест Россбаха" II степени – "крест за заслуги" – имел несколько меньшие размеры (42 мм х 42 мм с медальоном диаметром 10 мм) и носился на черной ленте с двумя вертикальными белыми полосками по краям (цветов знамени фрейкора Россбаха).

Награда была учреждена еще в период кампании в Прибалтике в конце 1919 года, но реально награждение "Крестом Россбаха" началось лишь во время 3-го польского восстания в Верхней Силезии и последовавших вслед за этим восстанием военных действий, в мае 1921 года. Еще в ходе боев была получена из Германии первая партия "боевых крестов". Вручение наград производилось лично Россбахом, в торжественной обстановке, что вызвало немалое чувство зависти у бойцов других белых германских добровольческих корпусов, чьи командиры оказались не столь расторопными.

Вплоть до 1923 года Россбах производил лишь награждения фронтовиков "боевыми крестами" за отвагу, проявленную в боях, а именно – в ходе боевых действий в Западной Пруссии, Мекленбурге, Курляндии, в Рурской области и в Верхней Силезии. В числе первых награжденных был бывший Главнокомандующий белой Русской Западной Добровольческой Армией (в составе которой на заключительном этапе Балтийской кампании 1919 года сражался "Штурмовой отряд Россбаха") генерал князь Авалов (П. М. Бермондт), которому крест был вручен лейтенантом Куртом Оскаром Барком по личному поручению "шефа". Кстати, князь Авалов направил немалое число русских солдат своей Западной Армии на помощь германским фрейкоровцам в Верхнюю Силезию, где они плечом к плечу сражались против польских инсургентов.

Со временем возникла необходимость учреждения особого вида награды для спонсоров добровольческого корпуса. И "шеф" учредил специально для их награждения "Крест Россбаха" II степени, отличавшийся от креста I степени, во-первых, несколько меньшими размерами, а, во-вторых, тем, что этот "крест за заслуги" носился не на булавке, а на черной широкой муаровой ленте с 2 белыми полосками по краям.

Тем не менее, к величайшему неудовольствию россбаховцев-фронтовиков, было проведено и несколько награждений "боевым крестом" тыловиков, хотя и "за особые заслуги". Так, "боевым крестом" был награжден некий отставной лейтенант Мюллер за свои "исключительные заслуги" в дни гитлеровского "пивного путча" 8-9 ноября 1923 года в Мюнхене, что, по мнению россбаховцев-фронтовиков, не могло быть приравнено к участию в боевых действиях, несмотря на то, что в эти ноябрьские дни на улицах Мюнхена также свистели пули, лилась кровь и умирали люди. Всего было выдано 120 "крестов Россбаха" I и около 500 крестов II степени. Последние награждения были проведены на церемонии торжественной передачи знамен бывших добровольческих корпусов штурмовикам гитлеровских СА 6 ноября 1933 года в Мюнхене.

К крестам обеих степеней выдавалось специальное наградное удостоверение, украшенное в левом верхнем углу значком "Трудового сообщества Россбаха-Шиллевской молодежи" (представлявшего собой знамя фрейкора Россбаха в миниатюре), и значков следующих организаций (в которые Гергард Россбах был вынужден преобразовывать свой добровольческий корпус): Добровольческого штурмового отряда Россбаха, Добровольческого корпуса Россбаха, 37-го егерского батальона рейхсвера, "Трудового сообщества Россбаха", Силезского добровольческого полка и т. д., а также Великогерманской рабочей партии (нем.: Гроссдейче Арбейтерпартей), в которую россбаховская организация вошла в качестве "коллективного члена" (в этой партии, кстати, состоял и "мученик нацистского движения" Альберт Лео Шлагетер).

2) Знаки отличия фрейкоровцев Россбаха

Знаки отличия россбаховцев очень часто менялись – не в пример знакам отличия бойцов других добровольческих корпусов. Так, чины россбаховской пулеметной роты пограничной охраны с января 1919 года использовали в качестве знака отличия узкую красно-черно-белую ленточку (цвета были расположены именно в таком порядке, противоположном порядку расположения цветных полос на черно-бело-красном кайзеровском флаге). Затем Россбах отменил ношение этой ленточки, потому что ее часто путали с орденской. Вместо ленточки россбаховцы-пограничники стали носить на левом рукаве белую повязку с надписью черными буквами "Пограничная охрана (Гренцщуц) ".

С начала лета 1919 года добровольцы Россбаха стали носить на воротнике металлические петличные знаки западнопрусской пограничной охраны (вырванная с корнями ель, перекрещенная 2 мечами остриями вверх в нижней части ствола), на тулье бескозырок и фуражек – круглую кайзеровскую черно-бело-красную кокарду, на околыше головных уборов – обрамленную дубовыми заглавную металлическую литеру "R" (начальную букву фамилии "шефа"), а на правом рукаве френча или шинели – "знак Святого Губерта" (на котором мы еще остановимся).

Кроме того, многие из них (но не все) носили заглавную белую литеру "R" на своих черных погонах. Россбах ввел "знак Святого Губерта" в качестве отличительного знака своего добровольческого корпуса в продолжение традиций егерского батальона, существовавшего в Кульмской земле (где теперь был расквартирован его фрейкор) еще при прусских королях. По той же причине он ввел в своем добровольческом корпусе охотничье (егерское) приветствие "Горридо!" (соответствующее крику: "Улюлю!" во время загонной охоты в России) и ответ на него: "Йохо!". Кстати, этой же самой традиции придерживалась и "Шиллевская молодежь".

После возвращения фрейкора Россбаха из Курляндии 28 января 1920 года "шеф" отменил в своем фрайкоре ношение как петличных знаков Восточной пограничной охраны (ель с 2 мечами), так и "знака Святого Губерта". В период участия россбаховцев в боях с Красной Армией Рура они носили на касках белое изображение оперенной стрелы, а в период боев с поляками в Верхней Силезии – общую для всей Силезской самообороны желто-белую нарукавную повязку, а также желто-белый, "варяжской" формы нагрудный или нарукавный щиток Силезской самообороны с изображением меча, вонзенного в клубок извивающихся змей.

Кроме того, засвидетельствовано ношение многими россбаховцами, в память о службе в рядах Восточной пограничной охраны, "варяжской" формы щита с гербом рыцарей Тевтонского Ордена (для офицеров он был изготовлен из серебра с выгравированной на обороте памятной надписью).

Россбаховский "знак Святого Губерта" состоял из 2 частей: нарукавного шеврона из красно-черно-белой ленты углом вниз и крепившегося над шевроном изображения оленьего черепа из серебристого металла с крестом между рогами. Этот серебряный олений череп, по воспоминаниям уже упоминавшегося выше лейтенанта Курта Оскара Барка (Куба), являлся не просто знаком отличия, но и своего рода "наградой за верность отряду", ибо его дозволялось носить лишь тем, кто прослужил в добровольческом корпусе Россбаха не меньше полугода. По своему внешнему виду знак был полностью идентичен с оленьими черепами, которые носили чины кайзеровских Гвардейского стрелкового и Гвардейского егерского полков (хотя, в отличие от них, не был увенчан германской императорской короной).

Россбаховцы, прослужившие во фрейкоре год и больше, получали право на ношение аналогичного оленьего черепа, но уже позолоченного. Интересно, что чины белого добровольческого корпуса Йорка фон Вартенбурга носили на рукаве аналогичный олений череп с крестом между рогами, но только выгравированную на овальной металлической бляхе (также серебристого или золотистого цвета, в зависимости от выслуги лет).

3) Знаки отличия "Трудового сообщества Россбаха" и Оргнзации Россбаха

Начиная с 1921 года, демобилизованные россбаховцы стали носить синие фуражки со значком в форме покрытого черной эмалью флажка своего фрейкора с позолоченными литерой "R" и 2 горизонтальными полосками. Многие носили такой значок и на лацкане штаткого костюма. Аналогичные значки носили позднее и члены организации "Шиллевская молодежь-Союз Эккегардта". "За проявленную особую верность" некоторые из них удостаивались также права на ношение поверх флажка маленькой золотистой короны из томпака.

Так, по воспоминаниям того же Барка, 150 ветеранов-россбаховцев, собравшихся в Мюнхене на празднование четырехлетней годовщины основания своего добровольческого корпуса, были в синих фуражках с литерой "R" на черном флажке и маленькой золотой короной, вместо кокарды, и с черными нарукавными повязками с серебряной (белой) литерой "R", пересеченной по горизонтали 2 серебряными (белыми) полосками.

Интересно, что корпусная песня россбаховцев пелась на мотив русской волжской песни про Стеньку Разина и княжну ("Из-за острова на стрежень. . . "), хотя текст ее был совершенно иным. Они пели о любви к униженному Отечеству и о необходимости сплотиться для его защиты.

4) Униформа и знаки отличия "Шиллевской молодежи" и "Союза Эккегардта"

С течением времени члены этих россбаховских молодежных организаций стали, наряду с черным флажком-значком, перенятым у "Трудового сообщества", носить свой собственный "союзный значок". Этот значок представлял собой овальную металлическую брошь на булавке с выгравированным схематичным оленьим черепом с крестом между рогами на фоне 2 горизонтальных полос, взятых с россбаховских знамени и нарукавных повязок, описанных выше. Олений череп, крест и полосы были золотистыми на черном эмалированном фоне. Начиная с 1931 года, знак стал не овальным, а круглым, изготовленным целиком из золоченой бронзы. Изображение оленьей головы с крестом между рогами стало настолько стилизованным, что скорее напоминало древнегерманскую руну "одал (отилиа) ". Знак так и назывался – "союзная руническая брошь".

Вплоть до роспуска россбаховской молодежной организации национал-социалистами в 1934 году, ее униформа состояла из светло-коричневой рубашки, коричневого берета с короткой черно-серебряной полоской ("россбаховских" цветов) на правой стороне, и черного шейного платка (типа бойскаутского или пионерского галстука). Таким образом, она весьма походила на форму молодежной организации НСДАП – так называемой "Гитлеровской молодежи" ("Гитлерюгенд").

Сохранилась фотография самого Гергарда Россбаха и руководства его молодежной организации в этой форме, собравшихся вокруг черного россбаховского знамени с 2 продольными белыми полосками и наложенной на них белой заглавной латинской литерой "R". На этом основании, во многих исторических (и псевдоисторических) трудах именно Россбаху приписывается "изобретение" нацистской коричневой рубашки. Сам он, однако, это энергично отрицал, справедливо указывая на то, что рубашки членов его организации отличались от гитлеровских рубашек как цветом, так и покроем.

Рубашки гитлеровских штурмовиков и прочих членов НСДАП были также коричневого цвета, но имели гораздо более темный оттенок и застегивались на черные кожаные пуговицы. А россбаховские рубашки, введенные "шефом" первоначально для членов "Трудового сообщества", а с 1924 года – и для "Шиллевской молодежи" (их носили до 1933 года!) были бледно-кофейного цвета, причем с белыми перламутровыми пуговицами. Россбах по случаю купил партию этих рубашек, предназначенных для офицеров германских охранных (колониальных) войск в Восточной Африке (где, кстати, служили генерал фон Леттов-Форбек, командир Железной дивизии майор Йозеф Бишоф и многие другие будущие бойцы добровольческих корпусов!). Правда, в последующие годы члены "Шиллевской молодежи" могли приобрести аналогичные рубашки в Цейхгаузе своего Союза в Мюнхене, по цене 7 рейхсмарок 80 пфеннигов за штуку.

В заключение можно упомянуть еще и о том, что с 1930 года для участников коллективов художественной самодеятельности "Скоморошьей ватаги Эккегарда" было также введено ношение на левом рукаве выше локтя овальной металлической броши с совершенно реалистичным изображением оленьего черепа с крестом Святого Губерта между рогами. Эта брошь очень напоминала нарукавную эмблему фрейкора Йорка фон Вартенбурга. Единственное различие между ними заключалось только в цвете. "Скоморошья" брошь была коричневого цвета, а эмблема вартенбурговцев – серо-полевого ("фельдграу").

ПРИЛОЖЕНИЕ 8

ДОБРОВОЛЬЦЫ ЛАУТЕРБАХЕРА

Краткая история фрейкора Лаутербахера в контексте размышлений о патриотизме

Анализируя причины катастрофы, приведшей к крушению Российской Империи в 1917 году и к установлению большевицкой диктатуры над Россией, всякий вдумчивый исследователь не сможет не обратить внимания на тот столь же парадоксальный, сколь и очевидный факт, что, невзирая на провозглашенный еще в правление Императора Николая I и особенно активно проводившийся в жизнь при его внуке, Императоре Александре III лозунг "Самодержавие, Православие и Народность", носителями патриотической идеи во Всероссийской империи (как официально именовалась Императорская Россия до февраля 1917 года), оставались исключительно ее Императорские Армия и Флот, что находило свое самое краткое и в то же время емкое выражение в словах известной солдатской песни "Взвейтесь, соколы, орлами":

Слава матушке-России, слава батюшке-Царю! Слава Вере Православной и солдату-молодцу!

Пока авторитет Российских Императорских Армии и Флота, овеянный громкими победами XVIII и первой половины XIX вв., в народе был высок, положение еще нельзя было считать особенно тревожным. Когда же, после несчастной Крымской войны, впервые вошло в моду открытое (и безнаказанное, в условиях наступившей эпохи либеральных реформ) третирование отечественных Вооруженных сил, ситуация стала резко меняться к худшему. Как подчеркивал ком. Гренадерским корпусом 4-й армии Западного фронта генерал от инфантерии А. Н. Куропаткин в своем письме начальнику штаба Верховного Главнокомандования генералу М. В. Алексееву от 22 ноября (5 декабря) 1915 года:

"Мы в России долго преследовали военных (с 1856 года), считали их дармоедами, боялись милитаризации деревни, отдались в руки западников, убивших русский патриотизм.

Даже вполне определенное Высочайшее повеление – дать детям начальных школ военную выправку назначением учителями гимнастики запасных унтер-офицеров – не было выполнено.

Народная масса земледельческого населения России. . . оставалась без должного руководства и попечения. Фабричное же и…городское население развращалось нравственно (пьянство, сифилис) и. . . растлевалось революционной пропагандой".

Одним словом, общегосударственный патриотизм во Всероссийской Империи, к сожалению, развит не был. После незаконного, с точки зрения законов Российской Империи, отречения Государя Императора Николая II, падения Временного Правительства (столь же незаконно объявившего Россию республикой, не дожидаясь решения на этот счет Учредительного собрания), захвата власти большевиками в союзе с левыми эсерами (опять-таки незаконного) и разгона ими Учредительного собрания, противникам большевиков из Белого стана не пришло на ум никакого другого лозунга, кроме борьбы за "Единую, Великую и Неделимую Россию" - лозунга, подозрительно напоминавшего лозунг французских якобинцев – "Республика Единая, Великая, Неделимая – или смерть" - и не говорившего народным массам ничего – именно в силу неразвитости в населении России общегосударственного патриотизма.

Естественно, русские люди сопротивлялись, в том числе и силой оружия (а как иначе?) большевицким грабежам и разбою, но только в местах своего проживания – в своем уезде, в своей волости, в своей губернии, в своем крае, но дальше этого не шли ("не наше дело", "мы – скопские, калуцкие, тверские" и т. д.). Так говорили представители "необразованных классов общества". Но и с образованными дело, при ближайшем рассмотрении, обстояло не лучше.

Русское студенчество на протяжении нескольких поколений поставляло едва ли не основные кадры для подрывной, антигосударственной и, по сути дела, антинациональной деятельности так называемых "революционеров". Одиозная фигура "скубента-бонбиста" стала в России притчей во языцех. Мало того! "Прогрессивная демократическая" российская общественность буквально "на руках носила", как "героя", студента Карповича, застрелившего министра народного просвещения Боголепова (прозванного левыми "Чертонелеповым"!) за то, что тот велел "сдать в солдаты" студентов-бездельников, проводивших время, вместо учебы, на политических митингах и сходках под лозунгом "Долой самодержавие"! И суд присяжных оправдал убийцу, как в свое время – Веру Засулич!

Как же обстояло дело с патриотизмом вообще и среди студентов, в чсатности, в другой великой Империи - недавней противнице России в войне - Германии, оказавшейся поздней осенью 1918 года, после падения Империи и отречения Императора Вильгельма II в сходной ситуации?

Процитируем еще раз упомянутое выше письмо А. Н. Куропаткина М. В. Алексееву:

"Главное преимущество немцев в борьбе с нами было…до последнего времени в следующем: немцы воевали против нас, мобилизовав не только армию, но и весь народ, воевали "вооруженным народом", мы же мобилизовали лишь армию и ею только и воевали.

Перевес не только материальных, но и духовных сил оказался на стороне наших противников. . .

Немцы начали мобилизацию духовных сил с сороковых годов прошлого (XIX – В. А.) столетия. Школа и жизнь учили немца стать горячим патриотом, верить в великое будущее своей родины, учили упорному, точному труду, приучали к дисциплине, сообщали ему воинственность, развивали со школьной скамьи его физические силы, давали ему военные навыки".

Будущий главный военный священник белых Вооруженных Сил Юга России, а затем – Русской армии генерала барона П. Н. Врангеля, протопресвитер о. Г. Шавельский, вспоминал о своем участии, по повелению Государя Императора, в юбилейных торжествах по поводу столетия Битвы народов под Лейпцигом, вместе с Синодальным хором в освящении русского православного храма-памятника:

"Рано утром 5/18 октября началось Лейпцигское торжество… Приехав в церковь незадолго до начала служб, я с высокой паперти… наблюдал бесконечно тянувшуюся мимо церкви к немецкому памятнику, пеструю, как разноцветный ковер, менявшуюся, как в кинематографе, ленту войск, процессий и разных организаций. Прошли войска: пехота, кавалерия, артиллерия. Пошли студенты. Они шли по корпорациям, со знаменами и значками, каждая корпорация – в своих костюмах, красивых, иногда вычурных. Студенты шли стройными рядами, как хорошо выученные полки. Порядок не нарушался нигде и ни в чем. Народ чинно следовал по бокам дороги, как бы окаймляя красивую, пышную ленту войск и студенческих корпораций.

У меня замерло сердце: вот она, Германия! Стройная, сплоченная, дисциплинированная, патриотическая! Когда национальный праздник, тут все – как солдаты; у всех одна идея, одна мысль, одна цель и всюду стройность и порядок. А у нас все говорят о борьбе с нею…Трудно нам, разрозненным, распропагандированным, тягаться с нею…Эта мысль все росла у меня по мере того, как я вглядывался в дальнейший ход торжества…(о. Г. Шавельский, Воспоминания, т. I, с. 111, Нью-Йорк, 1954).

В гогенцоллерновской Германии (как, впрочем, и в габсбургской Австрии), пользовавшейся в довоенном мире репутацией "главного оплота милитаризма" (репутацией, усиленно раздувавшейся ее недругами и не преодоленной в сознании многих людей и по сей день), в отличие от Всероссийской империи, не существовало школьной, студенческой и гимназической формы. Единственным отличительным знаком гимназистов и студентов (и предметом их гордости) являлись разноцветные форменные фуражки. Но по торжественным дням немецкие студенты - члены университетских корпораций – надевали свое праздничное облачение – расшитые по-гусарски шнурами венгерки, лосины, сапоги-ботфорты, белые перчатки с раструбами, шапочки и шарфы цветов своих корпораций, опоясывались шпагами, поднимали корпорантские знамена – и чувствовали себя сродни офицерам (а не "романтикам с большой дороги", сиречь "борцам за народное счастье" - в отличие от – увы! – столь многих своих сверстников, обучавшихся, или, вернее, числившихся студентами высших учебных заведений Всероссийской империи!).

Они никогда не забывали о своих предшественниках-патриотах – ведь именно немецкие студенты первыми записывались в добровольческие корпуса, поднявшиеся в 1813 году на борьбу с наполеоновской тиранией. От цветов униформы первого из них – добровольческого корпуса "черных егерей" барона Адольфа фон Лютцова (перекрашенных в черный цвет студенческих сюртуков с красными воротниками и золотистыми латунными пуговицами) – пошел черно-красно-золотой флаг единой Германии. В рядах "черных егерей" фон Лютцова погиб в бою с французскими захватчиками поэт-партизан Теодор Кернер, прозванный "немецким Денисом Давыдовым".

А в 1817 году тысячи студентов собрались на грандиозный праздник, посвященный 4-летней годовщине "битве народов" под Лейпцигом, в тюрингском замке Вартбург, открыто призвав к объединению Германии. На этой встрече студенты впервые подняли черно-красно-золотой общегерманский флаг. Правда, флаг, поднятый студентами на этой встрече, отличался от современного флага единой Германии. Он был сшит из 3 горизонтальных полос (красной, черной и красной), с золотой дубовой ветвью на центральной, черной полосе. Тем не менее, именно благодаря энтузиазму студентов черно-красно-золотой флаг стал зримым символом стремления молодых немцев к свободе, единству и национальной независимости. Среди немецких корпорантов чувство чести было развито нее меньше, чем в германском офицерском корпусе. Закон давал им право и даже требовал восстанавливать свою честь в сабельном единоборстве.

Не случайно лица столь многих бывших студентов-корпорантов украшали так называемые "шмиссы" - шрамы от сабельных ударов. Левые, вроде Максимилиана Гардена и Генриха Манна, издевались над всем этим (последний нарисовал наиболее одиозную карикатуру на немецкого патриота-националиста в своем романе-пасквиле "Верноподданный", излив на него особенно много яда в главах, посвященных жизни студентов-корпорантов). Однако подавляющее большинство немцев – и в тылу, и на фронте мировой войны – действительно оказались верноподданными своего монарха, несмотря на злостную клевету, на целые ушаты грязи, выливаемые на кайзера Вильгельма II его явными и тайными врагами – как внешними, так и внутренними!

А надо сказать, что этот монарх был глубоко верующим христианином. Вильгельм II даже распорядился изготовить в 2-х экземплярах копию "лабарума" (украшенного монограммой Христа знамени Императора Константина Великого) ; один экземпляр лабарума был им подарен папе римскому, а второй хранился в Потсдамской гарнизонной церкви, откуда был похищен в первые дни революции, разразившейся в Германии 9 ноября 1918 года.

Словом, когда началась мировая война, германское студенчество было в первых рядах защитников Бога, Кайзера и Отечества. Особенно много бывших студентов – буршей и корпорантов - сражалось на самых опасных участках фронта, в составе штурмовых и ударных батальонов. Как писал Эрнст Юнгер в своем военном дневнике "В стальных грозах": "Наши чувства диктовались яростью, опьянением и жаждой крови. По мере нашего упорного, неуклонного продвижения к вражеским линиям, я весь кипел от ярости, непостижимым образом охватывавшей меня и всех нас. Непреодолимое желание убивать придавало мне силы. Ярость выжимала слезы из моих глаз. Оставался лишь первобытный инстинкт".

Но и после проигрыша Германией и Австрией войны едва ли не главную ударную силу белых немецких "добровольческих корпусов", в жестоких боях не допустивших установления большевицкой диктатуры над опутанной цепями Версаля Германией составляло как раз германское студенчество, прошедшее сперва школу корпораций и "буршеншафтов", а затем и горнило Великой войны.

Одним из наиболее известных "академических" (студенческих) добровольческих корпусов была "Добровольческая ватага (Фрайшар) Лаутербахера", сформированная в апреле 1919 года в охваченной большевицкой революцией Баварии из числа студенческой молодежи под командованием бывшего студента-правоведа, награжденного за выдающуюся храбрость Железными Крестами II и I степени и дослужившегося до обер-лейтенанта пехоты Людвига Лаутербахера (иногда встречается несколько иное написание - "Лаутенбахер"), вошедшая в середине мая того же 1919 года в 21-ю Баварскую стрелковую бригаду в качестве 20-й маршевой роты. Столица Баварии Мюнхен была во власти революционного диктатора Курта Эйснера-Космановского, бывшего кумира левой мюнхенской богемы (без ложной скромности именовавшего себя "Куртом I"), правившего с помощью засланных из красной Москвы агентов мировой революции Левина, Левине и Аксельрода, а также писателя-анархиста Эриха Мюзама – издателя журнала с характерным названием "Каин" (видно, ему не давали покоя "лавры" российских большевиков, вознамерившихся летом 1918 года поставить в г. Свияжске на Волге памятник…Люциферу, но затем передумавших и "ограничившихся" установкой памятника "всего лишь" Иуде Искариоту; другой памятник Иуде был поставлен большевиками в г. Козлове в присутствии наркомвоенмора тов. Троцкого лично!).

21 февраля 1919 года Курт Эйснер был застрелен офицером-фронтовиком графом Антоном фон Арко цу (ауф) Валей, в свою очередь, раненым на месте покушения охраной Айзнера и брошенным в тюрьму. В ответ на убийство Эйснера в баварский парламент-ландтаг ворвались мясники и кельнеры из мюнхенских пивных во главе с леваком Алоизом Линднером, и открыли дикую пальбу, застрелив министра Ауэра и двух депутатов ландтага. В Баварии было объявлено чрезвычайное положение и был распространен призыв к всеобщей забастовке. Когда мюнхенское студенчество выступило в поддержку графа фрн Арко цу Валлей, сочтя его поступок патриотическим, Мюнхенский университет был по распоряжению красных властей закрыт и начались многочисленные аресты. Баварские большевики брали заложников, в том числе из числа непокорных студентов. Была введена беспощадная цензура, начались конфискации, "буржуазия" была объявлена "пораженной в правах", банки и общественные здания были захвачены отрядами спешно сформированной баварской Красной армии, на улицах появились бронеавтомобили и грузовики с красными солдатами, грозившими через громкоговорители "отомстить буржуазии и ее наемникам за товарища Эйснера"!

В течение месяца вся исполнительная власть оказалась сосредоточенной в руках самопровозглашенного революционного Центрального совета во главе с национал-большевиком Эрнстом Никишем, и лишь затем был сформирован кабинет министров, состоявший из представителей левых партий. Когда же в начале апреля из Венгрии пришло известие о захвате там власти большевиком Белой Куном и провозглашении "диктатуры пролетариата", что свидетельствовало о распространении советской системы уже и за пределы захваченной большевиками России, только что несколько стабилизировавшаяся ситуация в Баварии снова заколебалась. Под лозунгом: "Германия идет вслед (за Россией и Венгрией – к мировой революции – В. А.) !" парламентское меньшинство, состоявшее из леворадикальных утопистов, провозгласило в Баварии, вопреки очевидной воли большинства баварцев, их традициям и чувствам, "Баварскую Советскую республику". Вскоре Мюзам и другой поэт-анархист – Эрнст Толлер – выгнали большинство министров из Мюнхена в Бамберг (Эрнст Никиш вышел из состава правительства), Бавария вообще оказалась "без руля и без ветрил", рказавшись в руках группы беспощадных профессиональных революционеров – вождей советского эксперимента во главе с Куртом Эгльгофером, Густавом Ландауэром и прибывшим из Совдепии Евгением Левине. Против их-то кровавого режима и повел своих вчерашних студентов, вновь надевших солдатские шинели добровольцев, обер-лейтенант Людвиг Лаутербахер.

К 3 мая 1919 года Мюнхен был очищен от большевиков совместными усилиями северогерманских, вюртембергских и баварских белых добровольцев. В этом была и заслуга "Добровольческой ватаги Лаутербахера". После своего участия в "путче Каппа-фон Люттвица", направленного против республиканского правительства Эберта-Носке-Шейдеманна, маршевая рота была распущена. Вскоре на ее базе был сформирован "Штурмовой батальон Лаутербахера" (800 штыков, в том числе пулеметный взвод с 6 пулеметами, 4 миномета, огнеметный взвод с 6 огнеметами и 1 батарею пехотных артиллерийских орудий 7,6 cm Infanteriegeschuetz L/16 Krupp, способных вести огонь фугасными снарядами с взрывателями как мгновенного, так и замедленного действия на дальность до 1600 м – 6 орудий, 3 офицера, 76 нижних чинов), принявший активное участие в боях против "Красной армии Рура" и белопольских инсургентов в Восточной Силезии.

После окончательного расформирования этой части в 1923 году ее бойцы перешли частью в Союз "Оберланд", частью – в "Стальной Шлем", частью – в СА. Отличительным знаком чинов "Добровольческой ватаги (а затем – и штурмового батальона) Лаутербахера" служила черная нарукавная повязка из шерстяной ткани, окаймленная по верхнему и нижнему краю бело-голубой ленточкой (цветов ленты баварской медали "За храбрость"), с заглавной прописной латинской литерой "L" (Lauterbacher). Таких повязок было выдано 750 штук, по числу бойцов "ватаги". В 1920 году по распоряжению обер-лейтенанта Лаутербахера для его студенческой части было изготовлено черное знамя с белой заглавной прописной литерой "L" в голубом овале. После подавления Капповского путча эта литера была заменена на знамени изображением льва - геральдического символа Баварии. В 1923 году Людвиг Лаутербахер учредил для награждения своих бойцов корпусной знак "За заслуги" (Bewaehrungsabzeichen) в форме ромба, для ношения на булавке на правой стороне груди (по другим сведениям, мог носиться также на левой стороне головного убора). Знаком "За заслуги" было награждено 150 добровольцев "ватаги".

Описание знака "За заслуги" фрейкора Лаутербахера:

Черный, с бело-голубой каймой, ромб со стилизованной белой прописной заглавной латинской литерой "L" (Lauterbacher) в центре ромба.

Ну что, уважаемые читатели? Почувствовали разницу? Поняли, почему Россия - не Германия? И почему Германия - не Россия?

ПРИЛОЖЕНИЕ 9

"СТАЛЬНОЙ ШЛЕМ" 1. История "Стального Шлема" в самом сжатом очерке

Союз солдат-фронтовиков "Штальгельм" ("Стальной Шлем", по-немецки: "Stahlhelm, Bund der Frontsoldaten"), cокращенно: "Шта" (нем.: Sta) был сформирован из числа ветеранов Великой (Первой мировой) войны 25 декабря 1918 г. офицером-фронтовиком, обер-лейтенантом кайзеровской армии Францем Зельдте в качестве организации для защиты народа и рейха от сотрясавших побежденную Антантой Германию социалистических и коммунистических вооруженных восстаний и мятежей.

В соответствии с этой концепцией Франц Зельдте планировал привнести "дух фронтового товарищества" ("Фронткамерадшафт", нем.: Frontkameradschaft) в политическую жизнь "Веймарской республики", пришедшей в Германии на смену свергнутой в результате Ноябрьской революции 9 ноября 1918 г. монархии Гогенцоллернов, в 1871 г. объединившей Германию "железом и кровью" (по известному выражению канцлера князя Отто фон Бисмарка), но рухнувшей на сорок восьмом году своего существования под комбинированными ударами внешних и внутренних врагов.

В качестве эмблемы своей организации фронтовиков Франц Зельдте избрал фронтовую стальную каску ("штальгельм", нем.: Stahlhelm; это слово принято переводить на русский язык буквально, как "стальной шлем"), одинаковую для офицеров, унтер-офицеров и рядовых и ставшую, благодаря своей характерной форме, напоминавшей средневековый "салад" (по-немецки: "шаллерн", Schallern) символом германского солдата Первой (а со временем и Второй мировой войны) не в меньшей степени, чем одноглавый орел и знак Железного Креста.

Бойцы ("верманы", нем.: Wehrmaenner или Wehrmannen) "Стального Шлема", а также его молодежного крыла – так называемого "Молодого Стального Шлема" ("Юнгштальгельма", нем.: "Jungstahlhelm") принимали активное участие во всех вооруженных столкновениях и боевых действиях против немецких левых – "спартаковцев"-коммунистов, анархистов и "независимцев" (членов Независимой Социал-Демократической партии Германии). Этот корпус "штальгельмовцев"-комбатантов именовался "Вооруженным (военизированным) "Стальным Шлемом" (Верштальгельм", нем.: "Wehrstahlhelm), сокр.: "Вершта", нем.: "Wehrsta"), в отличие от корпуса "сочувствующих"-некомбатантов.

Кроме того, в состав "Штальгельма" входила, на правах ассоциированного члена, полувоенная молодежная организация "Шарнгорстюгенд" (Scharnhorstjugend, т. е. "Молодежь Шарнгорста"), названная в честь прусского генерала-реформатора Шарнгорста, героя Освободительной войны с Наполеоном 1813-1815 гг.

"Штальгельмовцы" помогли баварским "Cилам восстановления порядка" ("Орднунгсверу", нем.:Ordnungswehr), белым добровольческим корпусам и рейхсверу разгромить Баварскую Советскую республику, участвовали в разгроме Рурской Красной Армии в 1920 г. и в обороне Верхней Силезии от польских инсургентов и интервентов в 1921 г., и в том числе в знаменитой битве при Аннаберге, которую современники считали "первой победой германского оружия над внешним врагом после 1918 г. " (после которой над очищенным от пилсудчиков и активно помогавших им французских "военных советников" Аннабергом был поднят довоенный черно-бело-красный германский флаг!).

В то же время "Стальной Шлем", занимавшийся также военно-патриотической подготовкой немецкой молодежи в условиях, когда в Германии, по условиям "похабного" Версальского договора была отменена всеобщая воинская повинность и численность "Вооруженных сил мирного времени" ("Фриденсгеер", нем.: Friedensheer) была ограничена 100 000 штыков и сабель, в соответствии со своими программными установками, был резко враждебен "Веймарской республике", что вскоре проявилось в борьбе "Стального Шлема" против "системы" (как германские правые и консервативно-революционные силы именовали веймарский режим) и ее ведущих сил.

"Стальной Шлем", входивший, вместе с другими организациями ветеранов Великой войны 1914-1918 гг. – "Вервольфом" (нем.: Wehrwolf), "Младотевтонским Орденом" (нем.: "Юнгдейчер Орден", Jungdeutscher Orden, сокр.: Jungdo), "Объединением остмеркеров" ("Ферейн ден Отсмеркер", "Остмеркерферейн", нем.: Verein der Ostmaerker, Ostmaerkerverein) и другими, в "Союз Киффгейзера" ("Киффгейзербунд", нем.: Kyffhaeuserbund), солидаризовался в своей идеологии с основными положениями, взглядами и установками людендорфовского "Союза Танненберга" ("Танненбергбунд", нем.: Tannenbergbund) и националистически-авторитарных партий "Веймарской республики", направляя основное острие свое пропагандистской деятельности против "надгосударственных сил" - католицизма (как интернационального "орудия папского Рима"), масонства и "мирового еврейства". Членство иудеев в "Стальном Шлеме" и "Молодом Стальном Шлеме" исключалось посредством своеобразного "арийского параграфа", подобного тому, что позднее содержался в Нюрнбергских расовых законах, введенных в силу в 1935 г., уже при национал-социалистическом режиме Адольфа Гитлера (в "Третьем Рейхе").

Правда, "штальгельмовцы" (в отличие от национал-социалистов и некоторых других германских националистов, "народников" и "консервативных революционеров") понимали под иудеями и не принимали в свою среду исключительно лиц, исповедующих иудейскую веру (но не выкрестов, которых в Германии было довольно много).

В 1923 г. Франц Зельдте разработал и обнародовал план, по которому вся власть в Германии планировалось передать в руки "Директории для восстановления общественного порядка и спокойствия". В качестве "временного Директора" Зельдте выдвинул диктатуру командующего рейхсвером генерала Ганса фон Зекта (Секта) и даже подготовил для него текст первой прокламации.

Прокламация должна была гласить:

"Имперский президент назначил меня, ввиду возможности дальнейших беспорядков, правителем государства с диктаторскими полномочиями. Рейхстаг распускается. Полиция переходит под мое командование, и ее состав увеличивается. Забастовки запрещаются вплоть до отмены чрезвычайного положения. Немедленно учреждаются военно-полевые суды ("штандгерихте", нем.: Standgerichte) с правом присуждать к смертной казни за попытку мятежа, сопротивления правителю государства и призывы к забастовке".

По восстановлении порядка и спокойствия, правителю (временному Директору) надлежало возвратить власть законному главе государства – германскому Императору, пребывающему в изгнании – на тот момент "Стальной Шлем" не скрывал своего откровенно монархического характера. Недаром на всех демонстрациях и парадах "Стального шлема" почетными гостями глав организации - Зельдте и Дюстерберга (а не "Дуйстерберга", как часто неправильно пишут и думают!) были сыновья бывшего германского кайзера и прусского короля Вильгельма II Гогенцоллерна, другие германские принцы, князья и короли, фельдмаршалы и генералы кайзеровской армии и высокопоставленные чиновники бывшего императорского режима. Поэтому парады "Стального Шлема", по воспоминаниям очевидцев, всегда смотрелись как исторические фильмы, воспроизводившие "труды и дня" Германской Империи Гогенцоллернов ("Второго рейха").

В 1924 г. "Стальной Шлем" выступил против "плана Дауэса", направленного на приведение суммы требуемых Антантой с побежденной Германии репараций (сумма которых была снижена в 1923 г. до 226 миллиардов марок золотом) в соответствии с финансовыми возможностями предельно истощенной войной и революцией германской экономики и, в частности, на прекращение франко-бельгийской военной оккупации Рурской области (промышленного "сердца" Германии), вызывавшей массовый саботаж и, в результате, задержку с выплатой репараций. Борьба "Стального Шлема", НСДАП и других политических сил Германии против плана Дауэса (названного так по имени его автора – американского банкира, лауреата Нобелевской премии мира 1925 г.), в конце концов привела к его замене на так называемый "план Юнга (Янга) ", по которому сумма репараций была снижена до 34,5 миллиардов марок (которые предполагалось выплачивать равными долями до 1988 г.).

К 1925 г. в рядах "Стального Шлема" и "Молодого Стального Шлема" насчитывалось более 400 000 активных членов. На парадах "Стального Шлема" на Темпельгофском летном поле в Берлине не считали для себя зазорным присутствовать имперские канцлеры (главы правительства Германии) Франц фон Папен и Курт фон Шлейхер (прозванный в народе "генералом-социалистом", за свои попытки заигрывать с рабочим движением и Социал-Демократической партией Германии).

Первоначально главным конкурентом "Стального Шлема" был упоминавшийся выше, сформированный на базе добровольческой Кассельской офицерской роты "Младотевтонский (Младонемецкий) орден" Марауна-Борнемана. Подобно "Штальгельму", "Юнгдо" преследовал цели военного характера, собирал и тайно хранил вооружение германской армии, подлежавшее сдаче комиссии Антанты по разоружению Германии. В 1923 г. "Младотевтонский орден", как и "Стальной Шлем", боролся за осуществление планов Главнокомандующего вооруженными силами послевоенной Германии (рейхсвера) генерала Ганса фон Секта, намеревавшегося организовать вооруженное сопротивление французским и бельгийским войскам, оккупировавшим промышленную Рурскую область Германии. В 1925 г. орден Марауна поддержал кандидатуру генерала фон Секта на пост президента Германии. Своей основной внутриполитической задачей "Юнгдо" провозгласил борьбу против красного террора внутри страны, своими основными внешнеполитическими задачами - освобождение Отечества от пут Версаля и возвращение германских колоний.

С 1924 г. соперничество между "Младотевтонским орденом" и "Стальным Шлемом" приобрело особенно острый характер. Главную роль в этой внутриполитической конкурентной борьбе играли связи обеих организаций в министерстве рейхсвера, а также сугубо местнические интересы. Как говорил в рейхстаге в 1923 г. министр рейхсвера Гесслер, "между офицерами рейхсвера разгорелся спор о том, какой из двух союзов лучше служит Отечеству". В конце 1925 г. имперский комиссар по охране общественного порядка передал министерству рейхсвера данные об установлении контактов между "Младотевтонским орденом" и союзом "Рейхсбаннер" ("Имперский стяг") – полувоенной организацией, созданной Социал-Демократической партией Германии (СДПГ), наподобие штурмовых отрядов (СА) гитлеровской Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (НСДАП) или боевых отрядов "Союза Красных Фронтовиков" ("Ротер Фронткемпфербунд", сокращенно: "Ротфронт") Коммунистической партии Германии (КПГ) Эрнста Тельмана. Конфликт "Юнгдо" со "Стальным шлемом" и контакты Марауна с "Рейхсбаннером" стали причиной разрыва между министерством рейхсвера и "Младотевтонским орденом". Во второй половине 20-х гг. орден Марауна/Борнемана в значительной степени утратил свое прежнее влияние, число его членов и сторонников резко уменьшилось, а влияние и численность "Стального Шлема". соответственно, возросли, за счет перетока в его ряды многих бывших "младотевтонов".

В 1929 г. "Штальгельм", издававший собственную газету "Дер Штальгельмер" ("Штальгельмовец"), объединился с другими правыми организациями и партиями - НСДАП, Немецкой (Германской) Национальной Народной партией (Deutschnationale Volkspartei) Альфреда Гугенберга, "Рейхсландбундом" (Reichslandbund) и "Всегерманским (Пангерманским) Союзом ("Алльдейчер Фербанд", нем.: Alldeutscher Verband) ", теперь уже против "плана Юнга" и в конце концов вошел вместе с ними в так называемый "Гарцбургский фронт" ("Гарцбургер Фронт", нем.: Harzburger Front). Последний был задуман как единый фронт "национальной оппозиции" против правительства имперского канцлера Брюнинга, но оказавшийся не в состоянии выдвинуть единого кандидата на очередных выборах в рейхстаг.

Внутри самого "Стального Шлема" шла почти не прекращающаяся борьба между Францем Зельдте и его заместителем подполковником Теодором Дюстербергом. Чтобы лучше понять характер и причины этого противостояния, дадим краткую характеристику обоих вождей "Стального Шлема".

Франц Зельдте (род. 29 июня 1882 г. в Магдебурге, скончался 1 апреля 1947 г. в г. Фюрте), сын фабриканта-производителя винно-водочных изделий и газированных напитков, изучал в университете химию. В 1914 г. ушел добровольцем на фронт, дослужился до обер-лейтенанта, командовал пулеметной ротой и был, вследствие тяжелого ранения (он лишился левой руки), комиссован. Основав "Стальной шлем" 25 декабря 1918 г. для борьбы с "ноябрьской демократией", руководил им, начиная с 1924 г., вместе со "2-м председателем" "Штальгельма", Теодором Дюстербергом. Еще в 1918 г., пользуясь своим опытом, вынесенным из окопов Великой войны, Зельдте предложил организовывать добровольческие отряды для борьбы с красными исключительно в форме пулеметных рот. По соглашению с социал-демократическим министром рейхсвера Густавом Носке Зельдте сформировал первую такую добровольческую пулеметную роту в своем родном г. Магдебурге. Носке выдал Зельдте следующую доверенность, которая, фактически, стала чем-то вроде учредительного документа "Стального Шлема":

"Предъявитель всего, владелец фабрики и обер-лейтенант Зельдте, намеревается, в контакте с местными властями, организовать в Магдебурге охрану из представителей всех слоев населения, преимущественно из рабочих, Вооружение этой охраны и снабжение ее боеприпасами должны быть осуществлены при содействии штаба IV армейского корпуса. Охрана подчиняется командованию Гвардейской стрелковой дивизии. Военный министр Носке".

Полученные несколько вагонов боеприпасов, винтовок и пулеметов Зельдте спрятал на складах экспедиторов и крупных торговцев своей продукцией. Когда по приказу местного Совета рабочих и солдатских депутатов ("Арбейтер-унд-Зольдатенрата", нем.: Arbeiter-und Soldatenrat) подозрительные товарные вагоны были задержаны красногвардейцами, Зельдте заявил, что в них доставляются вина и спирт для его винно-ликеро-водочного завода.

Конфискация части оружия, направленного командованием IV армейского корпуса добровольческому корпусу Зельдте, послужила для министра Носке поводом организовать поход белых войск на красный Магдебург. Именно так, в огне боев гражданской войны в Германии, родилась организация "Стальной Шлем". Франц Зельдте закончил гражданскую войну в звании капитана рейхсвера (новой республиканской армии Германии).

С целью поддержки членов организации, потерявших работу в годы мирового экономического кризиса, Зельдте основал при "Стальном Шлеме" организацию "Стальной взаимопомощи", помогавшую бывшим фронтовикам в трудоустройстве. Немалое внимание уделялось тому, чтобы организации "Стального Шлема" и получавшие при его посредстве работу трудящиеся и молодежь активно занимались спортом (правда, попутно со спортом, они обучались и военному ремеслу - занимались метанием гранат, рытью окопов, устройству и уничтожению проволочных заграждений и т. п.).

С 1931 г. Франц Зельдте, в отличие от настроенного откровенно монархически Теодора Дюстерберга, начал сближаться с Адольфом Гитлером, в особенности после создания "Гарцбургского фронта" в 1931 г. Безо всякого согласования с Дюстербергом, Зельдте заявил по радио: "Мы ("Стальной Шлем" – В. А.) признаем германскую революцию (т. е. гегемонию Гитлера и НСДАП – В. А.) и подчиняемся вождю этой революции Адольфу Гитлеру!", участвовал во главе своих фронтовиков в организованном нацистами и право-консервативными организациями "Марше победы" по Унтер-ден-Линден в Берлине после прихода Гитлера к власти и 30 января 1933 г. был введен вождем германских национал-социалистов в свой кабинет в качестве имперского министра труда.

27 апреля 1933 г. Франц Зельдте вступил в гитлеровскую Национал-Социалистическую Германскую Рабочую партию (НСДАП) и одним росчерком пера включил "Стальной Шлем", включая ассоциированную с ним военизированную молодежную организацию "Молодежь Шарнгорста", в состав гитлеровских штурмовых отрядов (СА). С тех пор чины "Штальгельма" и всех его членских организаций стали носить на левом рукаве выше локтевого сгиба красную, с черной "вращающейся" свастикой в белом круге, "боевую повязку" ("НС-Кампфбинде", нем.: NS-Kampfbinde) гитлеровских штурмовиков, а "юнгманы" (нем.: Jungmannen) из "Молодежи Шарнгорста" - нарукавную повязку со свастикой образца, предписанного членам молодежной организации НСДАП - "Гитлеровской молодежи" ("Гитлерюгенд").

С марта 1933 по июль 1934 г. Зельдте являлся Имперским комиссаром по "Трудовой повинности" ("Арбейтсдинст", нем.: Arbeitsdienst), начало которой было положено организациями "Стального Шлема" еще до прихода Гитлера к власти, после чего был назначен прусским министром экономики. С течением времени влияние Зельдте, однако, стало уменьшаться, в связи с тем, что "Трудовой фронт" ("Дейче Арбейтсфронт", нем.: Deutsche Arbeitsfront) доктора Роберта Лея (нечто вроде советского "добровольно-принудительного" профцентра ВЦСПС), "Ведомство по Четырехлетнему плану" Германа Геринга и Фриц Зауккель (Генеральный уполномоченный по труду) отнимали у него все больше полномочий.

В 1935 г. Франц Зельдте подал Гитлеру прошение об отставке, отклоненное фюрером "Третьего рейха". В конце Второй мировой войны Зельдте был арестован американскими военными властями, приговорен к тюремному заключению, но сумел избежать обвинения в военных преступлениях, своевременно скончавшись в американском военном лазарете.

Теодор Дюстерберг (родился 19 октября 1875 г. в Дармштадте, скончался 4 ноября 1950 г. в Гамельне), профессиональный военный, кадровый офицер, участник Восточно-Азиатской военной экспедиции 1900-1901 гг., в ходе которой объединенный экспедиционный корпус западноевропейских держав и Российской империи под общим командованием германского генерал-фельдмаршала фон Вальдерзее подавил т. н. "боксерское восстание" членов китайского тайного общества "Ихэтуань" (что принято переводить как "Кулак во имя мира и справедливости", или "Большой Кулак" - отсюда наименование китайского восстания "боксерским, хотя более точный перевод слова "Ихэтуань" - "Большой Нож") и взял штурмом Пекин, столицу Срединной Империи. Дюстерберг с первого до последнего дня прошел всю Великую войну 1914-1918 гг., закончив ее в чине майора кайзеровской армии.

Прослужив некоторое время в министерстве обороны, он был уволен в запас в чине подполковника. Глубоко уязвленный сокрушительной катастрофой, постигшей Германию в 1918 г., стал ярым противником веймарского республиканского режима и с 1924 г. начал бороться с ним в качестве "2-го председателя" организации "Стальной Шлем". Однако Дюстерберг, не скрывавший своих монархически-реставраторских взглядов, с подозрением относился к вступлению "Стального шлема", под давлением Зельдте, 11 октября 1931 г. в "Гарцбургский фронт" и к заключенному им "тактическому союзу" с гитлеровской НСДАП, лево-революционная риторика которой всегда отталкивала Дюстерберга – монархиста и консерватора до мозга костей и личного друга прусского кронпринца (наследника королевского престола Пруссии) Оскара фон Гогенцоллерна – члена "Стального Шлема", носившего на парадах "Штальгельма" его главное знамя (копию военного/военно-морского флага кайзеровской Германии, отличавшуюся от своего прообраза лишь отсутствием короны на голове черного орла в центральном медальоне).

Кстати, до 1929 г. в "Стальном Шлеме" состоял и другой сын отрекшегося от престола Германской империи (но не от престола королевства Пруссии!) кайзера Вильгельма II – полковник прусской армии принц Август-Вильгельм фон Гогенцоллерн ("Ауви"), впоследствии перешедший к Гитлеру и ставший членом руководства НСДАП, дослужившись до звания обегруппенфюрера СА. Взаимное отчуждение между Дюстербергом, с одной стороны, и нацистами и заигрывавшими с ними Зельдте, с другой, возрастало по мере ожесточения нападок нацистов на Дюстерберга за его "неарийское" (то есть еврейское, по матери) происхождение, в период президентских выборов 1932 г., на которых Дюстерберг выступал в качестве единого кандидата "Стального Шлема" и Немецкой (Германской) Национальной Народной партии (НННП, нем.: DNVP), объединившихся в предвыборный блок "Черно-Бело-Красный Боевой фронт" ("Кампффронт Шварц-Вейсс-Рот", нем.: Kampffront Schwarzweissrot) – по цветам государственного флага кайзеровской Германии.

В итоге Дюстерберга постигла неудача на выборах, и Президентом Германии был в очередной раз избран престарелый генерал-фельдмаршал Пауль фон Гинденбург унд Бенкендорф.

Сопредседатель Дюстерберга по "Штальгельму", Зельдте, фактически перешел на сторону Гитлера, да и лидер НННП, Гугенберг, отказался прислушаться к голосу Дюстерберга, предостерегавшего его от опасностей альянса с национал-социалистами.

После разгрома так называемого "заговора Рёма" (известной также как "Ночь Длинный Ножей" расправы эсэсовцев, полиции и рейхсвера с руководством СА во главе с Эрнстом Рёмом 30 июня 1934 г.) Дюстерберг был арестован эсэсовцами и заключен в концентрационный лагерь Дахау в Баварии. Выйдя на свободу после двухлетнего заключения, он сблизился с антигитлеровскими заговорщиками, входившими в т. н. "кружок Герделера" (оппозиционно настроенного по отношению к гитлеровскому режиму обер-бургомистра Лейпцига), но ухитрился избежать репрессий после неудачного покушения на Гитлера в июле 1944 г.

В 1949 г., незадолго перед смертью, Дюстерберг, в качестве попытки оправдать возглавлявшуюся им организацию фронтовиков перед историей, написал книгу воспоминаний "Стальной Шлем" и Гитлер". Но, несмотря на его попытки оправдаться, не подлежал сомнению тот факт, что "Стальной Шлем" фактически помог Гитлеру и национал-социализму утвердиться во власти в переходный период 1933-1934 гг.

Члены молодежного крыла "Стального Шлема" были включены в состав гитлеровских штурмовых отрядов СА еще в апреле 1933 г., а основной костяк "Штальгельма" ("Старый Стальной Шлем", "Альтштальгельм", нем.: Altstahlhelm) – переименован в марте 1934 г. в "Национал-социалистический германский союз бойцов-фронтовиков/Стальной шлем ("Национальсоциалистишер Дейчер Фронткемпфербунд/Щтальгельм", нем.: "Nationalsozialistischer Deutscher Frontkaempferbund/Stahlhelm"). В ноябре 1935 г. – после Нюрнбергского "Съезда свободы" НСДАП – "Штальгельм" был распущен. Попытка восстановить "Стальной шлем", предпринятая в Федеративной Республике Германии в 1951 г., оказалась безуспешной.

2. Знамена и флаги "Стального Шлема"

Монархически-реставрационистский характер "Стального Шлема" совершенно недвусмысленно явствовал из его символики, геральдики и эмблематики. Флаги и знамена организации являлись копией военного/военно-морского или же государственного флагов кайзеровской Германии (с 1934 г. – с добавлением каски/стального шлема, постепенно вытеснившей старого прусского орла а позднее – свастики-"гакенкрейца").

Ведомственные флаги организации также сочетали в себе стальной шлем и "контрреволюционные" черно-бело-красные цвета. Вместе с флагами "Стального шлема" на парадах выносился и флаг объединения всех правых союзов фронтовиков – "Киффгейзербунда" ("Союза Киффгейзера", нем.: Kyffhaeuserbund). Эта организация (кстати, существующая и в современной Федеративной Республике Германии) ведет свое название от названия одноименной горы в Тюрингии, в недрах которой, по старинному преданию, спит со своими рыцарями беспробудным сном кайзер средневековой Священной Римской Империи Германской нации Фридрих I Барбаросса ("Рыжебородый"), усмиритель папского Рима, непокорных германских князей и мятежного города Милана, доставивший оттуда, в качестве трофея, раку-реликварий с мощами троих святых царей-волхвов Каспара, Валтасара и Мельхиора, первыми поклонившихся младенцу Христу (эта рака до сих пор хранится в Кельнском соборе) и утонувший при переправе через сирийскую реку Салефу в ходе Третьего Крестового похода.

По легенде (смешивающей Барбароссу с его не менее знаменитым внуком – правителем Германии и Сицилии Фридрихом II Гогенштауфеном – о котором итальянцы, правда, говорят и иное – будто черт утянул его в жерло вулкана Этны!) он спит в недрах горы Киффгейзер, прикованный к месту своей проросшей сквозь стол бородой, а два его ворона (явно "скалькированные" с двух воронов – Гугина и Мунина – древнегерманского верховного бога Вотана, или Одина!) за день облетают весь круг земной, чтобы вечером возвратиться в Киффгейзер, сесть на плечи спящего Барбароссы и поведать ему о творящихся без него повсюду в мире злодеяниях. Когда же мера злодеяний переполнится, рыжебородый император проснется. Воспрянув в час величайших испытаний для рейха, он соберет войска, разгромит всех врагов и объединит Германию (после чего, в некоторых вариантах легенды, покорит Рим, а затем и весь мир; согласно другим вариантам легенды, ему будет предшествовать крестьянин с обнаженным мечом в руках и "отсекать этим мечом голову у всякого, кто сочтет себя лучше крестьянина"!).

Нечто схожее англичане рассказывали о "удалившемся на время на волшебный остров Авалон" короле Британии Артуре Пендрагоне, французы – об основателе Священной Римской империи ("Первого рейха") Карле Великом (Шарлемане), армяне – о своем вооруженном молнией-мечом и заключенном в пещере царе Артавазде (или герое Мгере Сасунском) и т. п. Во всяком случае, после объединения Германии в результате победы над Францией в 1871 г., на горе Киффгейзер был построен величественный монумент со статуями длиннобородого Фридриха I Гогенштауфена – символа "Первого Рейха" - и кайзера Вильгельма I Гогенцоллерна – символа "Второго Рейха". Именно этот монумент был изображен черным силуэтом в центре круглого белого медальона в центре черного, с серебряной каймой, Железного креста на красном квадратном полотнище флага "Союза Киффгойзера".

"Молодежные дружины" ("юнгманншафты"- Jungmannschaften) организации "Шарнгорстюгенд" имели белые треугольные флаги-вымпелы с изображением окаймленного черным белого гербового щита с черным изображением Железного креста. Древки белых флагов-вымпелов дружин "Молодежи Шарнгорста" были черного цвета, с острием в виде наконечника копья.

3. Обмундирование и знаки отличия чинов "Стального Шлема"

Рядовые члены "Стального Шлема" именовались "верманами".

Унтер-офицерский состав организации подразделялся на "обверманов", "группенфюреров" и "фельдмейстеров".

Офицеры отрядов "Штальгельма" именовались "фюрерами" (нем.: Fuehrer), как в гитлеровских штурмовых отрядах СА (Штурмабтейлунген, нем.: Sturmabteilungen, SA) и охранных отрядах СС (Шуцштаффель, нем.: Schutzstaffel, SS). Отряды "Штальгельма" подразделялись на взводы ("цуги", нем.: Zuege) во главе с "цугфюрерами"(нем.: Zugfuehrer), роты ("компаниен", нем.: Kompanien) во главе с "компанифюрерами" (нем.: Kompaniefuehrer), батальоны ("батальонен", нем.: Bataillonen) во главе с "батальонсфюрерами" (нем.: Bataillonsfuehrer)) и полки (региментер", нем.: Regimenter) во главе с "региментсфюрерами" (нем.: Regimentsfuehrer). Выше по рангу стояли "ландесфюреры" (нем.: Landesfuehrer), возглавлявшие все силы "Штальгельма" в той или иной земле, из которых состояло устроенное по федеративному признаку "Веймарское" германское государство – например, Пруссии, Баварии, Саксонии или Вюртемберга.

На парадах, учениях, маневрах и военно-патриотических мероприятиях члены "Старого Стального Шлема" (ветераны-фронтовики) носили серо-зеленую полевую форму (френч с отложным воротником и 4 карманами и брюки) цвета "фельдграу", ботинки с обмотками - "виккельгамашен" (реже - сапоги или ботинки с кожаными крагами - "ледергамашен") и серо-зеленые полевые, с черным околышем и 2 круглыми кокардами (имперской черно-бело-красной кокардой на тулье и "земельной" кокардой цветов соответствующей земли, т. е. области Германии, на околыше, как было принято при кайзере) фуражки, весьма напоминавшие употреблявшиеся в кайзеровской армии "Второго рейха" Гогенцоллернов.

Мундиры "штальгельмовцев" подпоясывались кожаным ремнем с портупеей и металлической пряжкой. Офицерская ("фюрерская") пряжка была двухшпеньковой. Пряжка унтер-офицерского и рядового ("верманского") состава представляла собой массивную, квадратной формы поясную бляху с изображением эмблемы организации - стального шлема, обрамленного по кругу надписью "Стальной Шлем - Союз солдат-фронтовиков" ("Штальгельм - Бунд дер Фронтзольдатен", Stahlhelm - Bund der Frontsoldaten).

Знаки различия офицеров-фюреров "Стального Шлема", носившиеся на черных петлицах отложных воротников серо-зеленых полевых френчей, состояли из серебряных веточек с 3 дубовыми листьями и серебряных же галунных полосок, число которых возрастало в зависимости от ранга фюрера. У членов молодежного крыла организации - "Молодого Стального Шлема" - дубовые листья на черных петлицах заменял горизонтально расположенный серебряный "меч Зигфрида".

Унтер-офицеры "Стального шлема" подразделялись на "обверманов" (нем.: Obwehrmaenner или Obwehrmannen), "группенфюреров" (нем.: Gruppenfuehrer) и "фельдмейстеров" (нем.: Feldmeister). Эти чины различались наличием, соответственно, 1, 2 или 3 черных, окаймленных серебром шевронов углом вниз на правом плече. Погон штальгельмовцы, в отличие от чинов кайзеровской армии, не носили. Знаками различия служили черные петлицы на отложных воротниках френчей, имевших разноцветные выпушки, как-то: белые – у активных членов организации, зеленые – у "резервистов", голубые у отрядов т. н. "гейматшутца" (нем.: Heimatschutz; в русскоязычной литературе встречается и написание "хайматшуц"), т. е. "обороны родного края" (нечто вроде местных отрядов самообороны). На правом плече чуть выше локтевого сгиба бойцы "Стального Шлема" носили также круглые знаки-эмблемы военных специальностей или принадлежности к родам войск:

1) 2 расположенные параллельно, слегка по диагонали, пики с флюгерами "земельных" цветов (например, черно-белые для Пруссии) у кавалеристов;

2) пылающая гренадка с 3 языками пламени – у артиллеристов;

3) скрещенные в форме буквы Х саперная лопатка и кирка (шанцевый инструмент) – у саперов;

4) колесо с 8 спицами – у водителей бронеавтомобилей;

5) пулемет на треноге – у пулеметчиков;

6) якорь – у военных моряков;

7) рубка подводной лодки – у подводников;

8) журавль, летящий над морем в направлении восходящего солнца – у бывших чинов германских охранных (т. е. колониальных) войск;

9) пикирующий аэроплан – у военных летчиков;

10) заглавная готическая буква "К" ("крафтфарер", нем.: Kraftfahrer - у водителей грузовиков и легковых автомобилей, а также самокатчиков и мотоциклистов).

На левом плече выше локтя носилась овальная эмблема "земельной" членской организации "Стального Шлема" - например, с надписью "Земельный союз Саксония" ("Ландесбунд Заксен", нем.: Landesbund Sachsen) и гербом Саксонского королевства.

Единственной "штальгельмовской" нарукавной эмблемой, имевшей не круглую, а овальную форму, был знак принадлежности к пехоте – окаймленные дубовыми листьями 2 скрещенные в форме буквы "Х" винтовки над стоящей вертикально "бутылочной" ручной гранатой (интересно, что гораздо позднее, в годы Второй мировой войны, данная эмблема была почти без изменений позаимствована эсэсовской бригадой Дирлевангера (состоявшей преимущественно из браконьеров и особо "отличившейся" при подавлении Словацкого восстания 1943 и Варшавского восстания 1944 гг).

"Юнгманны" из "Молодежи Шарнгорста" были обмундированы в рубашки (с 2 нагрудными накладными карманами), галстуки, бриджи и кепи (все - серо-зеленого полевого цвета "фельдграу") и сапоги. Поясные ремни, ремешки кепи и сапоги "юнгманнов" были черного цвета.

Знаком принадлежности к организации "Штальгельм" служило изготовленное из серебристого металла изображение солдатской каски с надписью "Стальной Шлем" (Der Stahlhelm) и знаком Железного креста (для ветеранов-фронтовиков), носившийся под левым нагрудным карманом. Члены "Молодого Штальгельма" носили знак "меча Зигфрида" в дубовом венке.

Существовали и памятные металлические значки серебристого цвета для участников слетов организации. На этих металлических значках (обычно круглой формы, но иногда имевших форму геральдического щита) был изображен стальной шлем, под шлемом = 2 скрещенных дубовых листка, а под ними - год слета - например, "1928".

4. Изменения после включения "Штальгельма" в состав СА

После включения "Стального Шлема" в состав штурмовых отрядов НСДАП (СА) "штальгельмовцы", как уже упоминалось выше, стали носить на левом рукаве выше локтевого сгиба красную "боевую повязку" ("Кампфбинде") гитлеровских штурмовиков с наклонным (под углом в 45 градусов) черным крюковидным крестом-"гакенкрейцем" (свастикой), вписанным в белый круг, а "юнгманны" из "Шарнгорстюгенда" - повязку, аналогичную повязке членов "Гитлерюгенда".

Членский значок организации также изменился. Теперь он представлял собой кружок серебристого металла (иногда окруженный сиянием), с изображением стального шлема, наложенного на наклонный (под углом в 45 градусов) крюковидный крест.

Со временем было введено ношение на фуражке общего для всех чинов штурмовых отрядов гитлеровской партии "имперского (партийного) орла", держащего в когтях вписанную в круглый дубовый венок свастику-гакенкрейц (крюковидный крест). На фуражках чинов "Стального шлема" этот орел помещался ниже круглой черно-бело-красной имперской кокарды и выше земельной кокарды.

Была реорганизована и структура "Штальгельма". Отныне во главе "Стального Шлема" стояли уже не 2 (как в эпоху "Веймарской республики"), а только 1 "бундесфюрер" (нем.: Bundesfuehrer), т. е. "Руководитель (Вождь) Союза". "Бундесфюреру" (Францу Зельдте) непосредственно подчинялись члены "Ведомства Союза" ("Бундесамт", нем.: Bundesamt) "Штальгельма", подразделявшегося на отделы ("абтейлунген", нем.: Abteilungen) во главе с руководителями отделов ("абтейлунгслейтерами", нем.: Abteilungsleiter). "Бундесфюреру" подчинялись "ландесфербандсфюреры" (нем.: Landesverbandsfuehrer), "ландесефрбандсфюрерам" - "гауфюреры" (нем.: Gaufuehrer), "гауфюрерам" - "крейсфюреры" (нем.: Kreisfuehrer), "крейсфюрерам" - "ортсгруппенфюреры" (нем.: Ortsgruppenfuehrer), "ортсгруппенфюрерам" - "камерадшафтсфюреры"(нем.: Kameradschaftsfuehrer).

Все эти чины различались шириной и цветом каймы своих темно-желтых кожаных поясных ремней.

"Бундесфюрер" носил широкий ремень с круглой, окруженной сиянием, серебристой эмблемой "Штальгельма", украшенной в центре изображением стального шлема.

Чины "Бундесамта" носили широкие поясные ремни со светло-коричневой каймой.

"Ландесфербандсфюреры" (букв.: "руководители земельных объединений") - широкие ремни с белой каймой.

"Гауфюреры" (букв.: "руководители областей") - аналогичные широкие ремни с белой каймой.

"Крейсфюреры" (букв.: "руководители округов") - широкие ремни с оранжевой каймой.

"Оргсгруппенфюреры", возглавлявшие местные группы (ортсгруппы" Ortsgruppen) численностью более 200 человек) - широкие ремни с зеленой каймой.

Руководители отделов "Бундесамта" - узкие ремни со светло-коричневой каймой.

"Ортсгруппенфюреры" (букв.: "руководители местных групп"), возглавлявшие местные группы численностью менее 200 человек - узкие ремни с зеленой каймой.

"Камерадшафтсфюреры" (букв.: "руководители товариществ") - узкие ремни с голубой каймой.

При "бундесфюрере" существовали Интендантство ("Интендантур", нем.: Intendanrur) и Казначейство ("Кассенвезен", нем.: Kаssenwesen), а также рефераты (Referate, департаменты) печати, культуры и по социальным вопросам. Чины, служившие в этих подразделениях, носили витые серебристо-черные погоны. Петлицы у интендантской и казначейской службы были не черного, а серого цвета, с белой выпушкой и 2 серебристыми дубовыми листьями. Чины рефератов печати, культуры и по социальным вопросам имели светло-коричневую выпушку и были украшены 2 серебристыми дубовыми листьями.

Служебные флаг "Бундесамта", "ландесфербандов" и самостоятельных "гау" (не входивших в состав "ландесфербандов"), а также обычных "гау" (входивших в состав "ландесфербандов") представлял собой трехполосное черно-бело-красное полотнищу с наложенным на него контурным изображением стального шлема с нанесенным на него черными буквами названием организации (Der Stahlhelm), вписанным в белый круг, с добавлением 2 клиньев голубого (на флаге "Бундесамта"), зеленого (на флагах "ландесфербандов" и самостоятельных "гау") или белого цвета (на флагах обычных "гау"). Служебные флаги "округов" (в традиционном произношении -"крейсе", в современном произношении - "крайзе", нем: Kreise) имели форму треугольных трехполосных черно-бело-красных вымпелов с контурным изображением стального шлема с выполненным черными буквами названием организации, вписанным в белый круг.

5. Награды "Стального Шлема"

Наградой для членов "Стального Шлема" служили т. н. "Союзная звезда" ("Бундесштерн", нем.: Bundesstern), и "Знак за спортивные достижения" ("Шпортлейстунгсабцейхен", нем.: Sportleistungsabzeichen, известный также под названием "Военно-спортивный крест", "Вершпорткрейц", нем.: Wehrsportkreuz).

"Бундесштерн" представлял собой серебряное изображение стального шлема в центре круглого красного медальона в серебряном, с черными кромками, кольце, с 4 черными прусскими коронованными (!) орлами по углам, наложенное на четырехугольную серебряную звезду со "штралами".

"Военно-спортивный крест" представлял собой серебряное изображение стального шлема с названием организации по-немецки: "Дер Штальгельм" (Der Stahlhelm) черными буквами (как на нагрудном знаке), с 4 черными прусскими королевскими орлами по углам, наложенное на 12-лучевую белую звезду с каймой из повторяющихся 2 раза черно-бело-красных полос цветов государственного флага Германской Империи 1871-1918 гг.

6. Нечто вроде эпилога

Любопытно, что в начале 90-х гг. в послеперестроечной России был учрежден Союз офицеров, ветеранов и друзей Ракетных войск "Стальной Шлем" (!!!), с заместителем Председателя которого, Владимиром Юрьевичем Садковым (являвшимся одновременно помощником Председателя "Союза офицеров России") автору этих строк довелось быть знакомым лично. Так причудливо порой повторяется история на своих крутых поворотах!

ПРИЛОЖЕНИЕ 10

"МЛАДОТЕВТОНСКИЙ ОРДЕН" ("ЮНГДО")

"Младотевтонский (Младонемецкий) орден" ("Юнгдойчер орден", сокращенно "Юнгдо") Артура Марауна (см. фото в заголовке настоящей военно-исторической миниатюры, на котором Артур Мараун похож на молодого Германа Геринга) возник на основе добровольческого корпуса под названием "Кассельская офицерская рота", переняв его эмблему – черный восьмиугольный мальтийский крест (отличавшийся по форме от прямого или уширенного черного креста "старого", основанного в раннем Средневековье, Тевтонского, или немецкого, духовно-рыцарского ордена, о котором будет подробнее сказано ниже), помещенный на белые знамена и белые щитовидные нагрудные знаки марауновцев. В русскоязычной литературе организация, учрежденная Марауном, часто неправильно именуется "Младогерманским орденом" - подобно тому, как Немецкий (Тевтонский) рыцарский орден порой неправильно именуется "Германским рыцарским орденом". Артур Мараун сознательно создал свой "младотевтонский" орден в подражание упомянутому выше "старому" рыцарскому Тевтонскому (Немецкому) ордену (к описываемому времени возвращенному революцией в Австрии в свое первоначальное состояние госпитальерского католического монашеского братства), став его "Верховным Магистром" (Гохмейстером, или, правильнее: Гохмайстером), имевшим в своем подчинении собственных "комтуров" (командоров) и "братьев-рыцарей" (а также "орденских сестер").

"Младотевтоны" Марауна носили полевую форму цвета "фельдграу" (френчи армейского образца поверх белых парадных или защитных повседневных рубашек с черными галстуками, армейской кожаной амуницией, брюки с ботинками или же бриджи, сапоги или ботинки с кожаными крагами или обмотками). На левом рукаве (выше локтевого сгиба) они носили нашивку в виде щитка с черным восьмиугольным мальтийским крестом на белом поле. Бляхи поясных ремней "младотевтонов" также были украшены эмблемой их ордена - упомянутым выше мальтийским крестом. Поясные бляхи командного состава "младотевтонов" были медными, круглой формы, с обрамлявшей изображение мальтийского креста надписью "Трой дойч аллевеге" (Treu Deutsch Allewege), что, в переводе с немецкого означает "Верные (и) немецкие (тевтонские) навеки", с изображением пары дубовых листьев по бокам. На околыше фуражки "юнгдойчи" ("младотевтоны") Марауна носили кокарду в форме щитка с черным мальтийским крестом на белом поле, на тулье - круглую "земельную" кокарду (Landeskokarde) армейского образца.

Территориальные подразделения "Юнгдо" именовались "бальяжами" ("баллеями"), местные группы - "братствами" ("брудершафтами"). Численность его временами достигала 200 000 человек.

"Орденские братья" марауновского "Юнгдо" носили с формой и гражданской одеждой значки в форме белого щитка с черным мальтийским крестом, а "орденские сестры" - такие же значки (но с трехлучевыми крестами).

У "Юнгдо" имелась и собственная награда - "Крест Младотевтонского ордена", представлявшая собой металлический восьмиугольный мальтийский крест, покрытый черной эмалью (или черным лаком). Эта награда напоминала аналогичные по форме черные мальтийские кресты белой русско-немецкой Западной Добровольческой Армии генерал-майора князя П. М. Авалова (Бермондта) и отдельного добровольческого отряда фон Рандова, из-за чего их нередко путают (однако ласточкины хвосты на концах "младотевтонского" креста были несколько короче).

Знамя "Юнгдо" представляло собой белое полотнище с черным мальтийским крестом. Возведя сам себя в сан Верховного магистра учрежденного им "Младотевтонского ордена", Артур Мараун пользовался внутри ордена непререкаемым авторитетом, опираясь на свои собственные капитул, баллеи и комтурства, скопированные с аналогичных структур "старого" ("головного") Тевтонского ордена. Правой рукой Гохмейстера Марауна был канцлер "Младотевтонского ордена" Борнеман. Видную роль в "Юнгдо" играл также генерал в отставке Зальценберг. Особенно многочисленными были земельные организации "Младотевтонского ордена" в Тюрингии и Саксонии, а его мелкие филиалы - "брудершафты" (братства) - имелись на всей территории Германии.

"Юнгдо" издавал собственную газету "Младотевтон" (нем.: "Дер Юнгдойче") под девизом участников Первого Крестового похода (и рыцарей ордена Святого Гроба Господня) "Так хочет Бог!" (нем.: "Готт вилль эс!", лат.: "Деус вульт").

Первоначально орден Марауна/Борнемана являлся главным конкурентом право-консервативного союза фронтовиков - ветеранов мировой войны "Стальной Шлем" (нем.: "Дер Штальгельм", Der Stahlhelm). Подобно "Штальгельму", "Юнгдо" преследовал цели военного характера, собирал и тайно хранил вооружение германской армии, подлежавшее сдаче комиссии Антанты по разоружению Германии. В 1923 г. "Младотевтонский орден", как и "Стальной Шлем", боролся за осуществление планов Главнокомандующего вооруженными силами послевоенной Германии (рейхсвера) генерала Ганса фон Секта (Зекта), намеревавшегося организовать вооруженное сопротивление французским и бельгийским войскам, оккупировавшим промышленную Рурскую область Германии. В 1925 г. орден Марауна поддержал кандидатуру генерала фон Секта на пост президента Германии. Своей основной внутриполитической задачей "Юнгдо" провозгласил борьбу против красного террора внутри страны, своими основными внешнеполитическими задачами - освобождение Отечества от пут Версаля и возвращение германских колоний.

В качестве дополнительного источника финансирования своей деятельности - строительства Нового Тевтонского (Немецкого) Дома - руководства и отдельные братства "Юнгдо" выпускали специальные боны - "бауштайны", т. е. "строительные камни" ("камни, предназначенные для строительства Нового Тевтонского Дома"), распространявшиеся, в частности, на слетах и других мероприятиях ордена. В качестве примера мы дадим ниже описание несколько таких "младотевтонских" бонов.

2. Благотворительный бон, достоинством 5 марок, выпущенный Билефельдским "брудершафтом" (братством) "Юнгдо" в 1922 г. с портретом (на аверсе) основателя и Гохмейстера Младотевтонского ордена Артура Марауна (в левом верхнем углу бона помещен герб Марауна - три красных стропила на белом поле, в правом углу помещен герб "Юнгдо" - черный мальтийский крест на белом поле) и девизом: "Верность братьям! Верность магистрам! Кто больше даст, тот больше послужит Отечеству!"; на реверсе - изображение орденского замка со знаменем "Юнгдо" (черный мальтийский крест на белом полотнище) на фоне восходящего солнца и девизим: "Честь! Слава! Отечество!";

3. Благотворительный бон, достоинством 1 марку, выпущенный Финансовым комитетом руководства "Младотевтонского ордена". Аверс: спешенный "младотевтонский" рыцарь с гербом ордена (черным мальтийским крестом) на белом щите "норманнской" ("варяжской") формы поражает копьем "змея розни между немцами"; надпись: "Змей розни должен пасть - для нас должен возникнуть Тевтонский (Немецкий) Дом!". На реверсе - портрет Гохмейстера Артура Марауна и надпись "Ты дашь один раз 1 марку - многие дадут помалу - и их вклад станет весомым"; "Тевтонский (Немецкий) Дом должен быть восстановлен - Ты дал на это 1 марку".

4. Благотворительный бон "Младотевтонского ордена" достоинством 2 марки, выпущенный Финансовым комитетом орденского руководства, с изображением на аверсе спешенного "младотевтонского" рыцаря-змееборца, а на реверсе - восточнопрусского Мариенбургского замка "старого", основанного в Средние века, Тевтонского ордена и надписями: "Добрый Дом древнего Тевтонства, дай нам новые стимулы!", а также:""Ты дашь один раз 2 марки - многие дадут помалу - и их вклад станет весомым".

5. Рекламный бон ("вербешайн") "Младотевтонского ордена" достоинством 1,5 марки, выпущенный Кильским брудершафтом "Юнгдо" с изображением древних германских героев в рогатых шлемах, гербом ордена (черным мальтийским крестом на белом поле) и надписью "Младотевтонский (Младонемецкий) орден".

Подобные благотворительные и рекламные боны "Юнгдо" были выпущены в немалом количестве.

С 1924 г. разгорелось соперничество между "Младотевтонским орденом" и "Стальным Шлемом", главную роль в котором играли связи обеих организаций в министерстве рейхсвера, а также сугубо местнические интересы. Как говорил в рейхстаге в 1923 г. министр рейхсвера Гесслер, между офицерами рейхсвера разгорелся спор о том, какой из двух союзов лучше служит отечеству. В конце 1925 г. имперский комиссар по охране общественного порядка передал министерству рейхсвера данные об установлении контактов между "Младотевтонским орденом" и союзом "Рейхсбаннер" ("Имперский стяг") – полувоенной организацией, созданной Социал-Демократической партией Германии (СДПГ), наподобие штурмовых отрядов (СА) гитлеровской Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (НСДАП) или боевых отрядов "Союза Красных Фронтовиков" ("Ротер Фронткемпфербунд", сокращенно: "Ротфронт") Коммунистической партии Германии (КПГ) Эрнста Тельмана. Конфликт "Юнгдо" со "Стальным шлемом" и контакты Марауна с "Рейхсбаннером" стали причиной разрыва между министерством рейхсвера и "Младотевтонским орденом". Во второй половине 20-х гг. орден Марауна/Борнемана в значительной степени утратил свое прежнее влияние, число его членов и сторонников резко уменьшилось.

В 1928 году "Юнгдо" совместно с Христианскими профсоюзами основал "Народное Немецкое Имперское Объединение" (ННИО), а в 1930 году объединился с Немецкой (Германской) Демократической партией в Немецкую (Германскую) Государственную партию и участвовал в парламентских выборах. Вследствие враждебности "Юнгдо" гитлеровскому национал-социализму, орден Артура Марауна был запрещен после прихода Гитлера к власти в 1933 году, а сам Мараун - арестован. В "Младотевтонском ордене" состоял, между прочим, и советский разведчик, офицер германских военно-воздушных сил Харро (Гарро) фон Шульце-Бойзен, внучатый племянник адмирала Альфреда фон Тирпица и член подпольной антинацистской организации "Красная капелла" ("Красный оркестр"), казненный национал-социалистами.

Поскольку экстремистские политические организации, преследующие сходные цели, наиболее яростно борются не с главным, идеологическим врагом, а друг с другом (как это происходило до недавних пор и в нашем многострадальном Отечестве), гитлеровская партия НСДАП и "Младотевтонский орден" друг друга на дух не выносили, но, тем не менее, сходство между ними было во многом разительным, как, впрочем, и сходство с коммунистами. Не зря ведь товарищ Сталин говорил о своей, Коммунистической, партии, как об "ордене меченосцев", а рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер о своей "черной гвардии" как о военном "ордене нордических мужей" (с его легкой руки СС и стали называть "Черным орденом"). Поэтому представляется вполне логичным, что после прихода Гитлера к власти "Младотевтонский орден" был распущен, а сам Артур Мараун арестован и заключен в концентрационный лагерь (где лишился глаза).

Наряду с "Младотевтонским орденом" Артура Марауна и "старым" католическим военно-монашеским Тевтонским (Немецким) орденом, в Германии и Австрии описываемой эпохи существовали также полусекретный националистический союз "Дейчер Орден" ("Немецкий орден", одноименный со "старым") и более глубоко засекреченный "Германен-Орден" ("Германский орден" или "Орден германцев"), для членов которого было характерно увлечение древнегерманскими рунами и неоязычеством в духе ариософа Г(в) идо фон Листа. На разных этапах своего существования "Германский орден" (эмблемой которого служила вращающаяся "солнечная" косовидная свастика-"зензенкройц", наложенная первоначально на равносторонний крест, а позднее – на четырехлучевую звезду) включал в свой состав организации различной ориентации – например, баварское ариософское "Общество Туле", прусский монархический "Союз прямодушных" ("Бунд дер Ауфрехтен") и даже Германскую Национал-Социалистическую Рабочую партию (НСДАП). В силу сходства названий вышеперечисленных "орденов" современники и особенно позднейшие авторы нередко путали (и продолжают путать!) их друг с другом и со "старым" католическим духовно-рыцарским Тевтонским (Немецким) орденом Пресвятой Девы Марии.

ПРИЛОЖЕНИЕ 11

ДОБРОВОЛЬЦЫ ФОН РАНДОВА

1. Краткий очерк истории белого добровольческого корпуса (отдельного отряда особого назначения) фон Рандова

В ночь с 4 на 5 января грозового 1919 г. гауптман (капитан) германской армии Альфред фон Рандов, прибывший в Литву во главе 85 добровольцев, набранных им в Германии для службы в рядах Пограничной Стражи ("Гренцшуц"), явился доложить о своем прибытии в штаб Верховного Командования 8 армии (АОК 8.), расположенный в городке Шавли (нем.: Шаулен, литовск.: Шяуляй). Штабные офицеры уже, как говорится, сидели на чемоданах, готовясь к эвакуации в Либаву (нем.: Либау, латышск.: Лиепаю). Сложившаяся ситуация представлялась поистине катастрофической. Только что пала Рига, взятая советскими войсками, переименованными сразу же после захвата ими столицы Латвии из 7-й армии Р. С. Ф. С. Р. в "советскую латышскую армию". Весь Прибалтийский антибольшевицкий фронт, удерживаемый, главным образом, германскими оккупационными войсками, грозил рухнуть с минуты на минуту. Распропагандированные красными агитаторами, засылаемыми как с Востока, из Москвы, так и с Запада, из Берлина, германские армейские части (совсем как русские солдаты летом и осенью кровавого 17-го года) бросали свои позиции и спешно уходили в тыл, чтобы оттуда "на перекладных" вернуться в Фатерланд (конечно, не "делить землю", но тоже ради достижения каких-то целей, более важных, чем верность воинскому долгу и присяге). Только остатки германской добровольческой "Железной бригады" (силой не более 450 штыков) и сформированная Балтийским Национальным Комитетом (БНК) добровольческая Охрана Прибалтийского Края (именовавшаяся по-немецки "Балтийский Ландесвер"), состоявшая из российских подданных - главным образом, "остзейских немцев" и русских (уроженцев Прибалтики) - силой в 1200 штыков и сабель еще кое-как удерживали (а вернее сказать - обозначали собой) тонкую, как готовая ежесекундно оборваться ниточка, линию фронта.

Доложив по всей форме о своем прибытии, гауптман фон Рандов узнал от оберст-лейтенанта (подполковника) Бюркера из штаба заново сформированного накануне Верховное Командование 8-й армии (прежнее АОК 8. было, в полном составе, снято приказом Верховного Командования Сухопутных сил), что ему и его людям надлежит прикрывать отход еще ведущих боевые действия против красных остатков антибольшевицких частей и организовать охрану железнодорожных путей между Шавлями и восточнопрусским городом Тильзитом - конечным пунктом отступления германских войск. Конкретно же речь шла пока об обеспечении безопасности железнодорожного участка Лидовяны-Тауроген (нем.: Таурогген, польск.: Тауроги, литовск.: Таураге).

На следующий день гауптман фон Рандов приказал сцепить стоявшие на путях "бесхозные" железнодорожные вагоны, прицепить их к составленным "гуськом" трем пока еще исправным паровозам и, после короткой, но жаркой дискуссии с заведующим складом, нагрузить состав провиантом. Приняв провиант, эшелон, подобно гигантской змее, оставив за собой Шавли, со скоростью улитки двинулся в юго-западном направлении, взяв курс на Ботоки. И правильно сделал, потому что уже 8 января 1919 г. Шавли были взяты частями Красной Армии. С величайшей осторожностью, опасаясь возможной засады, в полной боеготовности, поезд медленно приблизился к Лидовянскому железнодорожному мосту. К счастью для эшелона, мост оказался не только не взорванным, но и нисколько не поврежденным. Миновав его, фон Рандов приказал своим людям взорвать за собой пути. Во всех важных местах вдоль железнодорожной линии с поезда были высажены посты, чтобы обеспечить хотя бы минимальную охрану трассы. Вероятнее всего, добровольцы фон Рандова, высаженные из поезда с этой целью, сочли это боевое здание верным "пропуском в рай", хотя. . . кто его знает?

Если верить воспоминаниям 1-го адъютанта фон Рандова, лейтенанта Г. Негенданка (опубликованным, правда, много лет спустя в журнале ветеранов белых добровольческих корпусов "Всадник, скачущий на Восток"), отряд фон Рандова, по прибытии в Ботоки, не нашел там обещанного ему в качестве подкрепления эскадрона 16-го драгунского полка. Бравые драгуны, не дождавшись ожидаемого ими эшелона, предпочли "смотать удочки" - как, впрочем, и взбунтовавшийся 26-й ландверный пехотный полк, которому также было приказано обеспечивать охрану железнодорожной линии. Единственными живыми существами, найденными на станции Ботоки, были табунившиеся там брошенные лошади, числом около сотни.

В отличие от воспоминаний лейтенанта Негенданка, в соответствующих материалах потсдамского Центра исследования военной истории и истории сухопутных войск /7/, посвященных истории отступления германских оккупационных войск из Прибалтики, сказано, что изменили воинскому долгу и без приказа отступили со станции Ботоки части не 1-го драгунского и 26-го ландверного пехотного, а 17-го и 18-го драгунских полков и 23-й дивизии ландвера. Мы склонны более доверять информации потсдамского Центра, поскольку, как уже упоминалось выше, Негенданк писал свои мемуары спустя много лет после описываемых событий и мог ошибиться. Как бы то ни было, германским войскам сильно повезло. Части Красной Армии преследовали их достаточно вяло, не особо торопясь вступать в боевое соприкосновения с отступающим противником, не говоря уже о том, чтобы попытаться опередить и перехватить его и отрезать ему пути отхода, не дав ему передохнуть и вновь собраться с силами.

Уважаемого читателя, вероятно, несколько шокируют подобные неприглядные картины из истории доблестных германских вооруженных сил, пользующихся в глазах многих непререкаемым авторитетом самой дисциплинированной и верной долгу армии в мире, но, как говорится, "из песни слова не выкинешь". . . Вот до чего доводит большевицкая агитация и пропаганла, если ее вовремя не пресечь.

Отдельный отряд особого назначения фон Рандова, быстро увеличивший свою численность, за счет присоединявшихся к нему мелких германских отрядов и солдат, отбившихся или отставших от своих частей, до 700 штыков, продолжил свой путь из Боток пешим порядком по покрытым льдом и заметенным снегом дорогам, чтобы достичь реки Дубиссы до продвигающихся к ней частей Красной Армии и своевременно занять линию обороны вдоль этой естественной водной преграды.

В ходе этого "Ледяного похода" к Дубиссе к отряду особого назначения подходили все новые подкрепления: сперва саперная, а потом пулеметная рота. За счет этого пополнения общая численность отряда возросла до 2000 штыков, после чего гауптман фон Рандов разделил свой отряд на две части, чтобы обеспечить более успешную обороныу. Все атаки красных частей были отбиты, однако положение белых добровольцев было, прямо скажем, "аховое". Вокруг горели деревни, хутора и усадьбы, шли перестрелки между частями литовской "белой" (национальной) армии (сформированной под командованием германской службы полковника Генерального Штаба Шредера) и местными красными, твердо вознамерившихся незамедлительно осуществить на практике свой боевой революционный лозунг: "Visus ponаs ir tironаs v piekle varemis!". Однако постепенно ситуация стабилизировалась, так что уже в феврале-марте 1919 г. белым удалось перейти в контрнаступление, развивавшееся все успешней день ото дня.

Надо сказать, что с 18 января 1919 г. отряд фон Рандова сменио свое прежнее название "Железнодорожная охрана-8" (нем.: Баншуц 8) на новое - "Добровольческий корпус фон Рандова" (нем.: "Фрайкор фон Рандов") /, хотя время от времени его по старой памяти продолжали называть "Отдельным отрядом особого назначения фон Рандова", что создавало определенную путаницу. Отныне часть фон Рандова подчинялась в тактическом отношении сформированному в Инстербурге (Восточная Пруссия) новому 52-му армейскому корпусу, а впоследствии - 1-й пехотной бригаде оберста (полковника) фон Cюдова. Генеральное Командование планировало сформировать на базе части фон Рандова полк с другим командиром (видимо, начальство не было довольно фон Рандовым). Однако вследствие протеста личного состава (еще одна "примета революционного времени" - нечто совершенно немыслимое, неслыханное и даже невообразимое в "нормальной", не революционной, германской армии!!!) предполагавшееся новое назначение так и не состоялось.

Если верить лейтенанту Негенданку, добровольческий корпус фон Рандова, по приказу командования 52-го армейского корпуса, перешел 14 марта 1919 г. с занимаемых им на Дубиссе позиций в наступление на Шавли, взяв штурмом ряд населенных пунктов. "Белое" литовское национальное правительство поддержало это наступление, предоставив в распоряжение фон Рандова несколько пехотных рот полного состава и сильный кавалерийский отряд. Особенно ожесточенный характер носили бои за город Поневеж (литовск.: Паневежис), при взятии которого были захвачены в качестве трофеев две тяжелые мортиры. Среди обнаруженных в Поневеже убитых неприятельских солдат были бойцы 46-го, 60-го и 61-го полков Красной Армии. Однако своевременно предупрежденным 24-му и 41-му полкам Красной Армии удалось, спешно погрузившись в стоявшие на железнодорожной станции эшелоны, вырваться из окружения.

Так вспоминал о штурме Паневежиса на склоне лет лейтенант Негенданк. Но он, вероятно, забыл включить в свои мемуары описание того, что случилось потом. А вот в материалах, собранных, обработанных и изданных Центром исследования военной истории и истории сухопутных сил в Потсдаме, то, что случилось потом, было описано, причем достаточно беспристрастно. Согласно этим материалам, советские войска вскоре "выбили из города Поневежа литовскую роту и приданные ей - вопреки приказанию командования (оказывавшей военную помо"щь "белым" литовским войскам германской добровольческой - В. А.) Шауленской бригады (нем.: Бригаде Шаулен") части отряда Рандова, однако продолжили их дальнейшее преследование лишь слабыми силами. Вследствие этого отряд Рандова смог удержать Сьонцскую линию, а Шауленская бригада успела своевременно разместить за его правым флангом свои слабые резервы". К сказанному следует добавить, что общая численность добровольческого корпуса достигла к концу февраля 1919 г. 2 663 штыков и сабель. Как уже упоминалось выше, он был разделен фон Рандовым на две части, точнее - группы (Южную и Северную). Боевой состав фрайкора выглядел следующим образом:

Командир: гауптман фон Рандов

Адъютант: лейтенант Негенданк,

Офицер связи: лейтенант Шреве,

Офицер-провиантмейстер: лейтенант Баух (кстати, "Баух" по-немецки означает "живот" - типичный пример "говорящей" фамилии офицера, вполне соответствующей занимаемой им должности) !

1) Южная группа (Командир: гауптман Эберт):

1-я и 2-я роты, 1 взвод 99-мм пушек, пехотный взвод железнодорожной охраны, конно-пулеметный отряд, пехотный отряд.

Резерв: 3-я пехотная рота, кавалерийский взвод.

2) Северная группа (командир: капитан Майер):

4-я и 5-я роты, 2 пулеметные роты, кавалерийский взвод, взвод полевых гаубиц.

Резерв: 6-я пехотная рота.

На марше: саперная рота, взвод 100 мм артиллерийских орудий.

В стадии формирования: расчет легкой полевой радиостанции.

Получив пополнение в лице Отдельного вюртембергского контингента в составе 300 добровольцев при 5 офицерах под командованием гауптмана Эрбе, добровольческий корпус фон Рандова разросся до 3000 штыков и сабель. Странным образом, столь значительное увеличение его численности не нашло отражения в соответствующих публикациях. Возможно, данное обстоятельство связано с тем, что вюртембергский контингент, именовавшийся также группой "Швабия" (группой "Швабы" или "Швабской группой"), считавшийся главным резервом добровольческого корпуса фон Рандова, был выделен из его состава и переброшен на левый фланг, для заполнения разрыва, образовавшегося между соседями фон Рандова - добровольческим корпусом Брандиса и "Железной дивизией" майора Бишофа.

26 марта 1919 г. в судьбе добровольческого корпуса произошло важное изменение. Вместе с добровольческим батальоном фон Бюлова и полком Гюникена он был переведен в состав переформированной Шауленской бригады (командиром которой был назначен оберст-лейтенант Энгелин). В июле 1919 г. вся Шауленская бригада (230 офицеров и 5 000 добровольцев) была переброшена в Германию и, с конца августа 1919 г., дислоцирована в городе Целле. Там она была переформирована в I батальон 71-го стрелкового полка рейхсвера в составе 36-й бригады рейхсвера (новой республиканской армии послевоенной Германии).

Что же касается лично гауптмана фон Рандова, то он, по не выясненным по сей день причинам, был отстранен от командования своей частью еще 17 апреля 1919 г. Новым командиром вместо него был назначен гауптман Майер, командовавший до этого Северной группой добровольческого корпуса фон Рандова. По некоторым данным, фон Рандов сам испросил себе у начальства отпуск, но в свою часть больше так и не вернулся. 8 июня 1919 г. был отстранен от командования и гауптман Майер, замененный в этой должности гауптманом Вюртом фон Вюртенау, ставший последним командиром добровольческого корпуса (отдельного отряда особого назначения).

Добровольческому корпусу фон Рандова не довелось принять участие в успешном совместном наступлении белых германских добровольческих частей и русско-немецкого Балтийского ландесвера, в результате которого в мае 1919 г. вся Курляндия (латышск.: Курземе) была очищена от красных. Адъютант фон Рандова лейтенант Негенданк, с некоторым разочарованием, вспоминал об этом периоде в истории своей части:

"Рандов (имеется в виду добровольческий корпус фон Рандова - В. А.), невзирая на все потери и лишения, стоял на передовом посту, прикрывая левый фланг переформированной Шауленской бригады".

2. Гауптман Альфред фон Рандов

Альфред фон Рандов, сын генерал-лейтенанта Прусской Королевской Армии Германа Георга фон Рандова, родился 8 февраля 1879 г. в г. Нейссе. Избрав для себя, в духе семейных традиций, карьеру кадрового офицера, он 28 марта 1898 г. вступил фанен-юнкером (кандидатом на первый офицерский чин) в ряды Прусской Королевской Армии. 17 октября 1899 г. был произведен в чин лейтенанта, 17 сентября 1909 г. - в чин обер-лейтенанта (старшего лейтенанта). Молодой прусский офицер принял участие в Великой войне и дослужился до гауптмана (капитана), будучи произведен в этот чин 22 мая 1915 г. С конца 1918 по начало 1920 г. Альфред фон Рандов служил командиром батальона в добровольческом корпусе (фрайкоре) своего собственного имени (отдельном отряде особого назначения фон Рандова), отличившемся в боях с частями Красной Армии в Прибалтике (Латвии и Литве).

По возвращении в Германию, Альфред фон Рандов учредил для награждения ветеранов своего добровольческого корпуса (и некоторых других белых добровольческих корпусов, воевавших с красными, а впоследствии - с "белыми" латышскими, эстонскими и литовскими националистами) особый "Почетный (Памятный) Знак добровольческого корпуса ф. Рандова" ("Тевтонский Рыцарский Крест"). "Тевтонский Рыцарский Крест" фон Рандова имел четыре степени: Большой (шейный) Крест; нагрудную Звезду (первоначально задуманную как "приложение" к шейному Большому Кресту, но вскоре превратившуюся в отдельную награду) ; Крест I степени (для ношения на булавке) и Крест II степени (для ношения на черной ленте).

С 1931 по 1933 г. Альфред фон Рандов проходил дальнейшую военную службу в Гёрлитцском, а с 1933 по 1934 в в Швиднитцском полку Пограничной стражи. С 1935 по 1938 г. он трудился в должности чиновника Имперской Трудовой Службы (Райхсарбайтсдинст, РАД) в г. Алленштейне (Восточная Пруссия).

С 9 сентября 1938 по 31 мая 1939 г. фон Рандов проходил курсы офицерской переподготовки в качестве кандидата на замещение офицерской должности. 31 января 1939 г. последовало его увольнение (в соответствии с присвоением ему персонального кода "С"), на основании письма тогдашнего генерал-лейтенанта фон Бока, командира 11-й дивизии, как непригодного для службы в качестве офицера. Причина: изгнание вс позором из рядов Имперской Трудовой Службы с формулировкой: "Личность фон Рандова, вследствие его сомнительных склонностей и характера, делает его неподходящим для продолжения службы в другом подразделении (Имперской Трудовой Службы - В. А.) и совершенно недопустимым его службу в рядах вермахта (Вооруженных сил гитлеровской Германии - В. А.) ". Однако с началом Второй мировой войны в сентябре 1939 г. высшее начальство все-таки сочло возможным использовать фон Рандова в качестве офицера. Его персональный код был изменен с "С" на "В". 14 сентября 1939 г. он был вновь призван на действительную военную службу, которую проходил в качестве офицера при штабе 51-го учебного авиационного полка, в чине майора. 1 апреля 1940 г. Альфред фон Рандов, зарекомендовавший себя, в качестве штабного офицера, самым наилучшим образом, был награжден Крестом за военные заслуги (нем.: Кригсфердинсткрейц) и представлен на повышение. Однако в связи с существовавшими в описываемое время должностными инструкциями, фон Рандов, оставаясь на занимаемой им должности, мог рассчитывать на присвоение очередного чина оберст-лейтенанта (подполковника) только, прослужив в этой должности три года (т. е. не ранее 1 апреля 1944 г.). Все приведенные выше сведения содержатся в рапорте офицера особого отдела, составленном в Берлине и датированном 28 июля 1941 г.

Странным образом, никаких данных о гапутмане Альфреде фон Рандове и о его дальнейшей военной карьере после 28 июля 1941 г. не сохранилось ни в Федеральном Архиве в Аахене, ни в Институте современной истории в Мюнхене. А вот в Германской службе оповещения ближайших родственников павших военносдужащих бывшего германского вермахта в Берлине кое-какие сведения на его счет все-таки сохранились.

5 сентября 1939 г. Альфред фон Рандов был произведен в чин майора. Начиная с 5 сентября 1939 г. он проходил действительную военную службу в штабе 51-го учебного авиационного полка, с 1 сентября 1942 г. - в штабе 51-го авиационного полка (эта часть была сформирована 1 апреля 1939 г. в Веймар-Нора, в 1941 г. передислоцирована в Антверпен и там переименована в 51-й авиационный полк).

Согласно списку Фридландского пограничного контрольно-пропускного лагеря от 24 декабря 1949 г., майор Альфред фон Рандов 22 июля 1949 г. попал в советский плен, из которого был освобожден только 20 октября 1955 г. Вероятнее всего, фон Рандов недооценил в свое время риск, связанный с его возможным намерением вернуться в свое довоенное место жительства, оказавшееся после 1945 г. в советской оккупационной зоне, или хотя бы съездить туда на какое-то время. Как бы то ни было, он попал в руки советских органов, которые наверняка не забыли его "контрреволюционного антисоветского прошлого" и участия в вооруженной борьбе на стороне "наемников германских империалистов и литовских буржуазных националистов" в 1919 г. За это старому фрейкоровцу пришлось отсидеть шесть лет в ГУЛАГе "на просторах Родины чудесной" пролетариев всех стран (впрочем, после 1943 г. большевицкие пропагандисты СССР больше так, "по-довоенному", в духе "Мировой революции" и "Земшарной Республики Советов", уже не называли).

После освобождения из советского лагеря Альфред фон Рандов прожил еще около трех лет в полной безвестности в тогдашнем кёльнском пригороде Кальк и тихо переселился в лучший мир 22 декабря 1958 г.

3. Как был учрежден знак фрейкора фон Рандова

Что касается внешнего вида и, соответственно, описания знаков всех четырех классов (степеней) "Тевтонского Рыцарского Креста" (Deutschritterkreuz), учрежденного гауптманом Альфредом фон Рандовым для ветеранов возглавляемого им в 1919 г. и сражавшегося в Прибалтике против красных добровольческого корпуса (Отдельного отряда особого назначения фон Рандова), следует, прежде всего, подчеркнуть следующее обстоятельство. Предназначенный для ношения на булавке (слева на груди) Знак I класса (степени), учрежденный Альфредом фон Рандовым, почти не отличим (если вообще отличим) от так называемого знака Западной Добровольческой Армии (мальтийского креста), учрежденного Главнокомандующим этим добровольческим формированием, генерал-майором русской службы князем П. М. Аваловым (Бермондтом).

Чрезвычайная редкость знаков, учрежденных гауптманом Альфредом фон Рандовым, явствует уже из сведений, приводимых самим учредителем, содержащихся в его опубликованных письмах. Так, согласно утверждениям фон Рандова, им не было произведено ни одного награждения высшей степенью "Тевтонского Рыцарского Креста" - так называемым Большим (шейным) Крестом, изготовленным в одном единственном экземпляре и находившимся в личном владении самого учредителя. Даже учрежденный фон Рандовым знак II класса (степени) - нагрудная звезда, задуманная как награда всем чинам добровольческого корпуса, прослужившим в его рядах шесть месяцев подряд -, был выдан только пяти ветеранам фрейкора.

Но и знак II степени (крест на черной ленте), награждение которым производилось довольно часто, так что многие из 3000 добровольцев фон Рандова должны были его получить на фронте или впоследствии - по возвращении в Германию, почему-то встречается в наше время крайне редко.

Итак, перейдем к описанию награды:

А) Большой (шейный) Крест.

Аверс: покрытый черной эмалью, посеребренный иоаннитский крест (именуемый также мальтийским). Между двумя верхними углами креста тонкий серебряный сегмент (сектор круга - В. А.) через который продеты два посеребренных кольца, к которым припаяны два посеребренных, обнаженных, скрещенных меча остриями вверх, а также ушко для шейной ленты.

Реверс: аналогичный аверсу, покрытый черной эмалью.

Размеры: диаметр креста: 55 мм, длина мечей: 32 мм.

Предназначен для ношения на шейной черной шелковой муаровой ленте.

Количество награждений: ни одного.

Б) Звезда.

Аверс: посеребренная восьмиконечная звезда со "штралами" и с наложенным на нее покрытым черной эмалью иоаннитским (мальтийским) крестом I класса (степени). Через середину креста проходят два скрещенных, посеребренных, обнаженных меча остриями вверх.

Реверс: вертикальная массивная булавка на шарнире.

Размеры: диаметр звезды: 80 мм, диаметр наложенного на звезду креста: 46 мм.

Предназначена для ношения на левой стороне груди.

В) Крест I класса (степени)

Аверс: покрытый черной эмалью иоаннитский крест с узким серебряным кантом.

Реверс: гладкий, посеребренный, с вертикальной булавкой на шарнире.

Размеры: диаметр: 46 мм.

Предназначен для ношения на левой стороне груди.

В некоторых фалеристических каталогах приводится также изображение креста I класса с мечами. Внешний вид этой награды отличается от описанной выше лишь наличием двух проходящих через центр креста прямых посеребренных обнаженных мечей остриями вверх. Однако сам Альфред фон Рандов ни разу не упоминал об этом виде или степени учрежденной им награды.

Г) Крест II класса (степени)

Аверс: посеребренный, покрытый черной эмалью иоаннитский крест, с ушком между двумя верхними углами креста и с двумя продетыми через это ушко кольцами для крепления к ленте (колодке).

Реверс: гладкий, посеребренный.

Размеры: диаметр креста: 46 мм.

Предназначен для ношения на черной муаровой ленте на левой стороне груди или в петлице.

Согласно известному каталогу Клитмана, на черной ленте знака II класса (степени) могли крепиться два скрещенных, позолоченных, обнаженных меча остриями вверх, увенчанных прусской королевской короной (что соответствует принятой в год Великой войны 1914-1918 гг. манере ношения степени Рыцарского креста Ордена Дома Гогенцоллернов на ленте). Однако это утверждения не подтверждается не сведениями, приведенными самим фон Рандовым, ни какими-либо иными источниками.

Ко всем выдаваемым гауптманом фон Рандовым наградам прилагалось соответствующее наградное удостоверение, отпечатанное полиграфическим способом на особом бланке, с приложением печати добровольческого корпуса, собственноручно подписанное его командиром.



Белогвардейцы Веймарской республики. Часть I
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть II
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть III
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть IV
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть V
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VI
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VII
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VIII
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть IIX
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть IX
Белогвардейцы Веймарской республики. Часть X


Название статьи:   Белогвардейцы Веймарской республики. Часть VIII
Категория темы:   Германская империя История Фашизма Белое движение Вольфганг Акунов
Автор (ы) статьи:  
Дата написания статьи:  12 февраля 2021

Уважаемый посетитель, Вы вошли на сайт как не зарегистрированный пользователь. Для полноценного пользования мы рекомендуем пройти процедуру регистрации, это простая формальность, очень ВАЖНО зарегистрироваться членам военно-исторических клубов для получения последних известей от Международной военно-исторической ассоциации!

Комментарии (0)  Напечатать
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна!

Добавление комментария
Ваше Имя:   *
Ваш E-Mail:   *


Введите два слова, показанных на изображении: *
Для сохранения
комментария нажмите
на кнопку "Отправить"




I Мировая война Австрийская армия Античный мир Артиллерия Белое движение Великая Отечественная война Военная медицина Военно-историческая реконструкция Военно-монашеские ордена Вольфганг Акунов Выставки Германская империя Гражданская война Декабристы Донское казачество Древняя Русь Инфантерия История Фашизма История полков Кавалерия Казачество Крымская война Кубанское казачье войско Наполеоновские войны Николаевская академия Генерального штаба Оружие Отечественная война 1812 г. Офицерский корпус Пажеский корпус Петр I Покорение Кавказа Польская кампания 1831 г. Просто Большевизм Революционные войны Российская Государственность Российская империя Российский Императорский флот Россия сегодня Русская Гвардия Русская Императорская армия Русская армия Русско-Австро-Французская война 1805 г. Русско-Прусско-Французская война 1806-07 гг. Русско-Турецкая война 1806-1812 гг. Русско-Турецкая война 1828-29 гг. Русско-Турецкая война 1877-78 гг. Русско-японская война 1904-1905 гг. Рюриковичи Фортификация Французская армия


Военно-историческая реконструкция

ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЕНО

съ тъмъ, чтобы по напечатанiи, до выпуска изъ Типографiи, представлены были въ Цензурный Комитет: одинъ экземпляръ сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвъщения, два для Императорской публичной Библiотеки, и один для Императорской Академiи Наукъ.

С.Б.П. Апреля 5 дня, 1817 года

Цензоръ, Стат. Сов. и Кавалеръ

Ив. Тимковскiй






{sape_teaser}



Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru